<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


ЙОГА, ПСИХИАТРИЯ И
КОНСТРУКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Расширенный вариант одноименной статьи 1983 года,
опубликованной в приложении к самиздатскому переводу книги Г.Бенджамина
"Основы самопознания: введение в эзотерическую психологию".



Название статьи отражает последовательность становления существенных форм специализированного психотехнологического знания в индоевропейской психической культуре. Исторически вначале возникла йога, затем психиатрия, а теперь пришло время конструктивной психологии. В настоящее время мир является свидетелем и участником процесса обращения европейцев к своим психокультурным корням, начало которому положила деятельность Теософского общества, основанного в прошлом веке Блаватской и Олкоттом. Общеизвестно, что наши соотечественники – Блаватская, Гурджиев, Успенский, Шмаков, Рерихи и др. – оказались в числе инициаторов и наиболее продвинутых участников нового культурно-психологического движения.

Освоение йоги и ее синтез с психиатрией стали отличительной чертой развития отечественного, западноевропейского и американского психотехнологического сознания в XX столетии. Многие самодеятельные истины этих ареалов в процессе погружения в "инокультурную" йогу столкнулись с необходимостью нормирования психиатрического самосознания, ибо "сверхнормативный" психический рост вследствие йогической практики сопровождается возникновением новых функциональных состояний психики, так называемых измененных состояний сознания, хорошо известных в парапсихологии. В связи с этим в йогической среде даже сложилось юмористическое определение йоги как "контролируемой психопатологии" и психопатологии как "неконтролируемой йоги". По мере распространения йоги это осознали и выдающиеся психиатры, после чего началась ее ассимиляция уже психиатрическим сознанием. К числу наиболее удачных попыток психиатрической редукции йоги к стратегии "развивающей терапии" можно отнести психосинтез Ассаджоли и аутогенную тренировку Шульца.

Одновременно с проникновением психиатрии в йогу и йоги в психиатрию формировались философские и методологические предпосылки метакультурной конструктивной психологии, идущей на смену ее частным культурно-историческим аналогам. Наиболее значительными в этой области являются труды Шмакова, в которых изложены абсолютные начала синтетической философии эзотеризма и основы пневматологии, а также очерки Успенского по психологии возможного развития человека.

1

А теперь о конструктивной психологии. Конструктивной психологией я называю философско-психологическую дисциплину о принципах и методах эффективного восстановления, оптимального функционирования и интегрального развития человека в течение жизненного цикла.

Если рассматривать конструктивную психологию в пространстве научной психологии, то она, согласно науковедческим представлениям, является третьей, завершающей стадией развития психологии, вслед за объяснительной и описательной стадиями. Продуктом конструктивной психологии являются психотехнологии, содействующие интеграции, развитию и осуществлению возможностей самосознающей психики, понимаемой как целостное, метасистемное качество системы "человек-мир". Поскольку в задачу конструктивной психологии входит проектирование картин мира, ценностных ориентаций, способов деятельности и жизнедеятельности, становится понятным ее филосооско-психологический, а не чисто психологический характер.

Если рассматривать конструктивную психологию в пространстве истории психологии, то она является методологическим синтезом четырех типов эмпирического и теоретического психологического знания, сложившегося исторически: эзотерической психологии, житейской психологии, психиатрии и научной психологии. Эти специализированные типы психологического знания обслуживают основные бытийные процессы человека – процессы развития, функционирования и восстановления, а также логической формализации эмпирико-интуитивного знания. Конструктивная психология, таким образом, манифестирует пятый тип психологического знания – синтетический.

Для сохранения "связи времен" и удобства использования предлагаемого способа организации психологического знания я сохранил в определении конструктивной психологии его историческую специализацию. Субординационная структура конструктивной психологии построена мной как эволюционная спираль, где каждый последующий уровень диалектически снимает предыдущий. Каждый уровень, в свою очередь, может быть структурирован по вертикали и горизонтали, и поэтому конструктивная психология является многоуровневой спектральной психологией.

Верхний теоретико-технологический уровень конструктивной психологии занимает психология интегрального развития человека. Ее эмпирический аналог – эзотерическая психология, инвариантом которой, как показывает анализ, является йога. Средний уровень занимает психология оптимального функционирования, эмпирическим аналогом которой является общеизвестная житейская психология. Нижний уровень конструктивной психологии занимает психология эффективного восстановления; ее эмпирический аналог – психиатрия в широком смысле.

Необходимость в конструктивной психологии имеется потому, что в существующих условиях эзотерическая психология, в том числе и йога, нередко ведет не к интегральному развитию, а к искусственному психозу; житейская психология, что очевидно, уже не обеспечивает оптимального функционирования, а реальная психиатрия – эффективного восстановления. Это связано прежде всего со слабой интеграцией указанных типов психологического знания, вследствие чего влияние эзотерической психологии, житейской психологии и психиатрии на целостный процесс жизнедеятельности человека оказывается недостаточно адекватным и даже деформирующим. Что касается научной психологии, то она, в силу исторической молодости и теоретической ориентации, не обладает пока достаточным психотехнологическим арсеналом и ее основная задача в настоящем сводится к экспериментальному освоению, теоретической адекватизации и системной трансформации предшествующего психологического знания.

Становление и развитие конструктивной психологии как дисциплины. формирующей общепринятую планетарную психокультуру будущего, связано с распредмечиванием-опредмечиванием великих психических культур. Великие психические культуры, включающие картины мира, ценностные ориентации, способы жизнедеятельности, а также способы духовного, целостного преобразования человека, являются полноценным выражением человеческого самосознания.

Каждая психическая культура содержит в себе все уровни конструктивной психологии, обеспечивая знаниями процессы развития, функционирования и восстановления в конкретных пространственно-временных условиях. По этому признаку – набору основных структурных уровней – психические культуры тождественны, однако в силу исторических обстоятельств те или иные уровни оказывались более значимыми, ведущими, и по этому признаку – ведущему структурному уровню – психические культуры существенно различны.

Как показывает психокультурологический анализ, уровню психологии интегрального развития наиболее соответствует арийская (индоевропейская) психическая культура, уровню психологии оптимального функционирования – семитская психическая культура, а уровню психологии эффективного восстановления – китайская психическая культура. Для арийской психической культуры характерен культ свободы, а ее идеалом является самодетерминирующийся, творческий человек. Для семитской психической культуры характерен культ необходимости, а ее идеалом является следующий Закону, правильный человек. Для китайской психической культуры характерен культ случайности, а ее идеалом является следующий Природе, естественный человек.

С психическими культурами целесообразно знакомиться по их высшим достижениям. На мой взгляд, наивысшим достижением арийской психической культуры является йога, суть которой раскрыта в Бхагавадгите. Речь идет о любительской йоге древнеиндийской аристократии, кшатриев в отличие от профессиональной жреческой йоги брахманов. Мотивируемая личным устремлением к самосовершенствованию, а не прагматическими стимулами, аристократическая йога была сущностной, а не формальной. Это позволило ей вывести йогу в целом на более высокий уровень, а через буддизм (Будда также был аристократом и любителем) сделать ее доступной для всех желающих. В буддизме, особенно чань-буддизме (буддизме с китайской прививкой, основателем которого был индийский принц Бодхидхарма), упор сделан на развитие воли и интуиции, позволяющих подняться над интеллектуальными, эмоциональными и сенсорными стереотипами и являющихся основой творческого действия целостного существа. Будда (Озаренный) – это не только воплощенный Бог, но и духовное звание, уровень психического развития, потенциально присущий каждому.

Йога развивается и по сей день во многих странах, в том числе и нашей; в XX веке реконструкция Йоги Бхагавадгиты и синтез йог были осуществлены Шри Ауробиндо. Значение йоги для современной психологии оказалось столь велико, что можно рискнуть сформулировать следующий критерий: психология настолько конструктивна, насколько она сумела ассимилировать йогу.

Наивысшим достижением семитской психической культуры является Каббала, суть которой окончательно раскрыта в Евангелиях. Следует заметить, что большинство культурологов относит к семитской психической культуре не только иудаизм, но и христианство, и магометанство, правда, последние с арийской прививкой, особенно христианство. Это дало основание Вейнингеру назвать Христа первым арийцем среди евреев. Каббала, как впрочем и еврейский алфавит, – древнеегипетского происхождения, в ее основе лежат

Великие Арканы Таро, посвятительные символы жречества в основные тайны мира. Учение Христа раскрывает суть Аркана Нуль (тайны "Я"), синтезирующего все Великие Арканы и, соответственно, всю Каббалу, а жизнеописание Спасителя есть реализация так называемой нуль-магии, т.е. превосхождения всех частных законов кабальной магии логоса ("слова") посредством любви, которая является верховным Законом космоса (порядка).

Проповедь Христа, как и Будды, была любительской, а не профессиональной. С точки зрения профессионалов – священников иудейской церкви, – он был всего лишь талантливым еретиком и терапевтом. Однако в отличие от аристократической утонченности буддийской метафизики учение Христа было демократичным. Философская транскультурная реконструкция Великих Арканов Таро, включая и каббалистическую "науку о Боге, мире и человеке", была осуществлена в начале XX века Шмаковым.

Наивысшим достижением китайской психической культуры является И-цзин, суть которой сформулирована в Дао-дэ-цзине совершенномудрым Лао-цзы. Даосизм развивался в русле народной китайской психокультуры и вначале был растворен в ней. Путь (Дао) мира и человека виделся как Мистерия Перемен, как спонтанная комбинаторика всех действительностей и возможностей, где все случалось, подобно игре в кости (мысль, возмутившая Эйнштейна в основной философской дискуссии с Бором, большим поклонником даосизма). Житейская мудрость заключалась в том, чтобы жить в соответствии с природой, а не идеями. Совершенномудрый, хотя и видел весь веер возможностей жизненного пути, описанный в Книге Перемен, поступал аналогично, ибо в Великой Игре Целого все комбинации равнозначимы. Такое "недеяние", фаталистичное с современной точки зрения, было окрашено не пессимизмом, а радостью каждого момента бытия, не отравленного страхом перед переменами.

Возникновение рафинированного, философского даосизма явилось реакцией образованных любителей китайской старины на развитие государственности в Китае и новых философских систем типа конфуцианства, придающих большое значение нормативному регулированию жизненного пути, управлению и праву. В отличие от конфуцианства, которое сразу приняло профессиональный характер благодаря ориентации на государственную службу, философский даосизм развивался в основном как любительское, даже богемное движение, ибо даосы избегали какой-либо службы, за исключением разве что профессионализации в прикладной области боевых и целительских искусств. Следует заметить, что даже для Конфуция путь "благородного мужа", во всем следующего правилам, являлся не самоцелью, а средством возвращения к естественному состоянию "древнего вана", дао-человека, который не нуждался ни в каких правилах, ибо был целостен с Изначальной Природой. Натуральный способ жизни давал здоровье и долголетие без каких-то особых усилий; в условиях цивилизации это уже не получалось само собой, что привело к появлению даосской "алхимии бессмертия", практики развития энергетических способностей человека. В XX веке И-цзин (Книга Перемен) была переведена на русский язык и философски прокомментирована Шуцким.

В каждой психической культуре имеется свое понимание интегрального развития, оптимального функционирования и эффективного восстановления. Так, в арийской психической культуре под оптимальным функционированием и эффективным восстановлением понимается такое функционирование и восстановление, которые обеспечивают интегральное развитие. В семитской психической культуре под интегральным развитием и эффективным восстановлением понимается такое развитие и восстановление, которые обеспечивают оптимальное функционирование. В китайской психической культуре под интегральным развитием и оптимальным функционированием понимается такое развитие и функционирование, которые обеспечивают эффективное восстановление.

Современная мировая психическая культура находится под доминирующим влиянием указанных психических культур, но, к сожалению, являет собой не интеграл, а конгломерат последних, эклектическую смесь, – разумеется, включая влияние других культур. Однако ее совокупный потенциал, превосходящий возможности каждой отдельной психической культуры, может быть актуализирован в случае открытия принципа структурирования исторического психокультурного материала. Именно этот принцип опредмечен в структуре конструктивной психологии.

2

Психиатрия – лечение психики. Лечение психики представляет собой процесс ее преобразования различными способами от патологии к норме. Научно-конкретное изучение сознания, личности и организма в его жизнедеятельности, психосоматических функций в норме и патологии является для психиатрии с самого начала ее существования не познавательной самоцелью, а средством более эффективного преобразования психики человека, неотделимой от его жизненного пути, социальных и природных условий бытия. Эффективность такого преобразования зависит не только от специальных знаний психиатра, но и его интуиции, профессионального и жизненного опыта, общей культуры. Поэтому психиатрия – это не только наука, но и искусство.

В связи с этим мы можем рассматривать психиатрию как науку и искусство преобразования психики от патологии к норме. Другими словами, психиатрия – это разновидность преобразовательной психологии, основным вопросом которой является вопрос о психической норме и патологии. Для психиатрии, рефлексирующей самое себя, – а только такая психиатрия является зрелой, достаточно развитой, – решение этого вопроса имеет принципиальное значение.

Для полноты рассмотрения истории вопроса необходимо иметь в виду, что психиатрия и понятие психической нормы и патологии не всегда существовали под своим именем. До возникновения психиатрии как таковой психиатрическую функцию выполняли шаманы, жрецы, священнослужители, подвижники, а инициаторами психиатрических предписаний и понимания психической нормы и патологии выступали мудрецы и основатели религий.

Анализ истории вопроса и современной ситуации дает основание для вывода об относительности понятия психической нормы и патологии. Это означает, во-первых, что понятие психической нормы и патологии различно в разные исторические периоды, в разных географических регионах, в разных социально-психологических группах, во-вторых, что в современной ситуации не существует общепринятой концепции психической нормы и патологии.

Современная концептуальная психиатрия представляет собой эклектический набор концепций психической нормы и патологии, разработанных на различных основаниях и понятийных языках. По принципу подхода к психической норме и патологии в этом наборе выделяется структура, состоящая из трех групп концепций: панэтической, антипсихиатрической и клинической.

Основной тезис панэтической группы концепций заключается в том, что все люди психически ненормальны и страдают психопатологическими состояниями. В качестве доказательства своего тезиса панэтическая психиатрия приводит наличную ситуацию человеческого бытия. Отчуждение, конфликтность, экплуатация, преступность, войны, угроза глобального самоуничтожения и тому подобные явления, составляющие характерную и существенную черту наличной ситуации, представляют собой феномен всеобщей психопатологии. В этой ситуации даже сам психиатр, включенный во всеобщую сеть патологической коммуникации, не может остаться незатронутым психопатологией. Единственным выходом, по мнению панэтистов, является этический стоицизм.

Антитезисом звучит основная идея антипсихиатрической группы концепций, заключающаяся в отрицании правомерности постановки вопроса о психической норме и патологии. По мнению антипсихиатристов, все люди психически нормальны, патологии вообще не существует. Негативные отношения между людьми нормальны – такова природа людей. Нормальны любые формы сознания и поведения, даже те, которые интерпретируются как психопатологические, – это проявления свободы воли. Психиатрия, следовательно, лженаука, средство подавления нестандартных личностей.

Своеобразным синтезом этих двух крайних точек зрения на психическую норму и патологию выступает клиническая группа концепций, дифференцирующая психическую норму и патологию на основе эмпирически сложившихся нозологий психических заболеваний и различных методик функционального диагноза. При этом неспецифическим, сквозным признаком психопатологии считается отклонение от общепринятых стереотипов жизненного, социального и ситуативного поведения. Наоборот, неспецифическим признаком психической нормы считается общепринятый, приспособительный тип поведения. Клиническая группа концепций является доминирующей в современной концептуальной психиатрии.

Для того, чтобы лучше понять корни современной концептуальной психиатрии, необходимо рассмотреть ее в более широком историческом и логическом масштабе, на фоне эмпирической преобразовательной психологии в целом. В преобразовательной психологии существуют два основных направления: житейская и эзотерическая психологии

Житейская психология – это психология человека как индивидуального существа, взаимодействующего с миром. Другими словами, это психология взаимодействия человека с миром и прежде всего человека с человеком. Целью этой психологии является обеспечение ОПТИМАЛЬНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ человека в структурах и процессах природно-социального мира. Для реализации такого функционирования необходимо достижение определенного, социально-нормативного уровня психического развития. Эта задача выполняется всей предметной, организационной и идеологической структурой житейской психологии, обеспечивающей процесс социализации человека. В житейской психологии развитие человека носит выраженный специализированный характер и является средством достижения оптимального функционирования.

Житейскую психологию можно назвать общеизвестной, тривиальной преобразовательной психологией. Высшим уровнем житейской психологии является этическая психология, предписывающая принципы оптимальных антропологических отношений. Реализация этической психологии означает освоение общечеловеческих ценностей на поведенческом уровне. Поскольку реализация этического поведения есть превосхождение существующего социально-нормативного уровня развития психики и означает своего рода избыток психической организации человека, то перед этическими людьми встает задача перманентного решения противоречий между общечеловеческими и локальными историческими региональными, национальными и другими ценностями. Этическая психология является переходной ступенью (так называемая мезотерическая психология) от житейской к эзотерической психологии.

Эзотерическая психология – это психология человека, реализующего переживание целостности себя и мира, "я" и "не-я". Другими словами, это психология становления человека как интегрального существа. Содержание эзотерической психологии составляют принципы и методы ИНТЕГРАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ человека. Поскольку общество развивается не иначе как посредством развития индивидов, такой процесс может быть назван гуманизацией, очеловечиванием социума. В отличие от житейской психология, которая навязывается человеку всей доминирующей обстановкой существования, эзотерическая психология ненавязчива по своей сути, – интегральное развитие может быть только добровольным, поскольку к его реализации никто не принуждает. Эзотерическая психология открывает уровень психического развития, намного превосходящий существующий социально-нормативный уровень.

По отношению к житейской психологии эзотерическую можно назвать нетривиальной, необщеизвестной преобразовательной психологией. В этой психологии функционирование человека должно быть подчинено интегральному развитию и обслуживать последнее. Для этого необходимо совершить личный переход от отчужденной деятельности к самодеятельности, не нарушая общечеловеческих этических принципов. Эффективность решения этой проблемы является показателем правильности пути развития конкретного человека.

В соответствии с двумя упомянутыми направлениями преобразовательной существуют две концепции психической нормы и патологии: эзотерическая и житейская.

В эзотерической психологии психически нормальным считается человек, достигший переживания целостности, обладающий интегрированным самосознанием, проявляющимся в творческом жизненном пути. В соответствии о этим пониманием подавляющая часть человечества находится в ненормальном состоянии отчуждения от целого и механического существования. В житейской психологии психически нормальным считается преобладающий среднестатистический человек со свойственным ему индивидуальным самосознанием, живущий в соответствии с общепринятыми стереотипами. В связи с этим пониманием человек, отклоняющийся от общепринятых стереотипов, считается психически ненормальным.

Современная концептуальная психиатрия в своей основе является специализированной разновидностью житейской психологии. Поэтому доминирующие в психиатрии клинические концепции с их установкой на социальную адаптацию отклоняющихся людей вытекают из житейского понимания психической нормы и патологии. Панэтические концепции психической нормы и патологии являются житейскими редукциями эзотерического понимания этого вопроса. Наконец, антипсихиатрические концепции являются чрезмерными и поэтому деструктивными реакциями методологов психиатрии на ее житейскую ограниченность.

Действительно, реальная психиатрия ограничена житейской концепцией психической нормы и патологии. Вследствие этого психическая норма связывается прежде всего с приспособительным, а не творческим поведением человека. Это приводит к тому, что критерии различия между творчеством и патологией оказываются недостаточно четкими, реалистическими и перспективными. В связи с этим практическая психиатрия нередко бывает малоэффективной, а в ряде случаев – и деструктивной, как на это указывают антипсихиатристы. Имеющиеся в психиатрии попытки выйти за пределы житейской концепции психической нормы и патологии принимают редуцированные и мифотворческие формы. Между тем конструктивное решение задачи дальнейшего развития психиатрии состоит в интеграции эзотерического и житейского пониманий психической нормы и патологии. Обладая эзотерическим и житейским пониманием психической нормы и патологии, мы можем интегрировать эти понимания и сформировать метапсихиатрическую концепцию, представляющую собой предельно широкое понимание этого вопроса, спроецированное на наличную ситуацию.

Однако перед этим необходимо упомянуть об одном важном социально-психологическом обстоятельстве. Между приверженцами эзотерической и житейской психологии существует известная конфликтная диспозиция, взаимное отрицание. Так, эзотерическая психология с точки зрения приверженцев житейской психологии является вымыслом или каким-то возможным явлением отдаленного будущего, а житейская с точки зрения приверженцев эзотерической психологии – примитивной, "приземленной" психологией. Такая диспозиция деструктивна и в конечном итоге антиэволюционна, так как без интегрального развития человека его функционирование не может быть действительно оптимальным, а без оптимального функционирования действительное интегральное развитие труднореализуемо. В этом кроется причина недостаточной эффективности как эзотерической, так и житейской психологии. Дело, следовательно, заключается во взаимном преодолении интеллектуальной ограниченности приверженцев как эзотерической, так и житейской психологии и установлении конструктивного взаимодействия между ними.

Психопатология с точки зрения житейской психологии проявляется в виде отклоняющегося, неконвенционального поведения. Но аналогичным образом проявляется и творчество в широком смысле этого слова. Как же их различать? Психопатологическое поведение – это негативная, разрушительная, деструктивная неконвенциональность. В психопатологическом отклоняющемся поведении общепринятые стереотипы присутствуют в виде зачаточных или остаточных, рекламных или защитных форм. Такой тип поведения можно назвать также деструктивным. Творческое поведение – это позитивная, созидательная, конструктивная неконвенциональность. В творческом отклоняющемся поведении общепринятые стереотипы присутствуют полностью, но в диалектически снятом виде. Такой тип поведения можно назвать также конструктивным.

В качестве одного из примеров, иллюстрирующих творческое познавательное поведение в области физико-математической науки, можно привести открытие неэвклидовой геометрии или квантовой физики. Они не отрицают классической геометрии или физики, а включают их в себя как частный случай, расширяя наши представления о вселенной. В качестве примера конструктивного поведения в психиатрической области может служить открытие психосинтетического подхода, в котором психопатологические состояния уже не интерпретируются всецело в регрессивном ключе, как в традиционной психиатрии, но рассматриваются также и в прогрессивном аспекте, как возможный этап духовного преобразования человека, в котором еще не интегрированы возникшие измененные состояния сознания.

Многие искусственные психозы, вызванные практикой йоги и эзотерической психологии в целом, объясняются именно этой причиной. В творчестве же вообще большую роль, как известно, играет воображение. Когда оно начинает доминировать и подавлять другие психические функции, могут возникать такие явления как эмоциональное отчуждение от действительности, бред, аудиальные, визуальные, кинестетические и другие галлюцинации. Прием психоделиков, свойственный некоторым магическим практикам, способствует доминированию воображения в психическом отражении. Если в клинике и научном эксперименте применение ЛСД, как показывают исследования Грофа, может дать терапевтический и развивающий эффекты за счет проведения интеграции новых состояний и расширения сознания пациента, что приводит к контролю над воображением, то самодеятельные опыты с психотропными средствами заканчиваются, как правило, психозами.

Если мы примем за основу некий среднестатистический тип поведения (как это принято в житейской психологии и позитивной психологической науке), то приспособительное поведение человека прозвучит "тезисом", разрушительное – "антитезисом", а творческое "синтезом". Таким образом, можно выделить три уровня взаимодействия человека с миром и, соответственно, три уровня психического функционирования, обеспечивающих эти уровни взаимодействия: креативный, адаптивный и деструктивный. Каждому человеку присущи все уровни, а тип человека определяется его доминирующим уровнем.

Если бы я ограничился рассмотрением этого вопроса только на уровне житейской психологии, то приспособительный тип человека я назвал бы психически нормальным, разрушительный – патологическим, а творческий – сверхнормальным, опережающим, инициирующим и воплощающим новую психическую норму. Однако в метапсихиатрической системе рассмотрения, включающей эзотерическое понимание психической нормы и патологии, я должен назвать нормальным творческий тип, патологическим – разрушительный, а пограничным между нормой и патологией – приспособительный. К этому я должен добавить, что в метапсихиатрической концепции творческий тип представляет собой человека, устремленного к интегральному развитию.

Таким образом, если традиционная психиатрия имеет целью простое восстановление (излечение) психики человека, то метапсихиатрия предполагает расширенное восстановление (исцеление) психики. Метапсихиатрическое понимание психической нормы и патологии следует рассматривать как принцип подхода к дальнейшему развитию психиатрии и трансформации ее в конструктивную психологию эффективного восстановления человека.

Конструктивная психология как таковая – это наука и искусство психического саморазвития человека, повышения уровня организации психики. В конструктивной психологии имеется два основных направления: интегрального психического развития и развития отдельных психических способностей для обеспечения оптимального функционирования человека. В связи с тем, что наличная ситуация содержит психопатологический компонент, имеется объективная необходимость и в третьем направлении: эффективного психического восстановления.

Психопатологическая реакция человека свидетельствует о его неспособности разрешить определенный этап или проблемную ситуацию ТИПОВОЙ ПРОГРАММЫ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА. Программа жизненного цикла задается особенностями развития человеческого организма, природными условиями и формами социальной жизни, совокупностью идеальных и практических общественных требований к человеку в течение его жизни. Программа жизненного цикла охватывает весь процесс жизнедеятельности человека. В нем можно выделить:

  1. семейно-бытовую и сексуальную деятельность,
  2. учебно-трудовую и общественную деятельность,
  3. рекреационную (отдых) и творческую деятельность.

Основные этапы программы жизненного цикла связаны с учебно-трудовой деятельностью ("производство средств жизни"). В отечественных условиях это следующие этапы: дошкольное развитие в семье и детском "коллективе", учеба в общеобразовательной школе и других учебных заведениях, служба в армии, работа в государственных и общественных организациях, пенсионный период. Они сопровождаются следующими этапами сексуальной и семейно-бытовой деятельности ("производство самой жизни"): стихийное раннее сексуальное "образование", период полового созревания, сексуальный поиск и начало половой жизни, половая жизнь (брачные и внебрачные половые связи), образование и распад семьи, рождение и воспитание детей, климакс у женщин и возрастная импотенция у мужчин, постклимактерический период. Структура рекреационой и творческой деятельности ("простое и расширенное воспроизводство самого индивида") в течение жизненного цикла тесно связана со структурой трудовой и сексуальной деятельности.

Поскольку общество требует от человека реализации программы жизненного цикла, постольку оно должно оснастить его принципами и психическими механизмами, обеспечивающими оптимальное решение проблемных ситуаций индивидуальной жизнедеятельности и реализацию программы жизненного цикла в целом. В настоящее время этот вопрос решается стихийно, на уровне обыденного сознания, деформированного идеологиями. Индивидуальное видение мира и стереотипы деятельности в нем программируются конкретным социальным окружением человека в процессе социализации. Это видение мира является в определенной мере локальным и иллюзорным, а стереотипы деятельности – ограниченными в применении. В связи с этим они не только не срабатывают в ряде ситуаций жизни, но нередко вовлекают человека в деятельностные и интерактивные процессы, в которых происходит его деградация: утрата здоровья, нравственное падение, преступные действия.

Закономерно возникающее перепрограммирование себя человеком в проблемной ситуации жизнедеятельности приводит его к двум возможным результатам:

  1. Либо к девальвации предыдущего видения, дезинтеграции имеющихся стереотипов деятельности и попаданию в "волшебное поле" воображения ("рай" или "ад"), что равнозначно психозу (кстати, преступление, как неконвенциональная деструктивная реакция на действительное положение вещей, также относится к уровня психопатологических проявлений). В этом случае человек становится объектом психологии восстановления или психиатрии, которая составляет нижний уровень конструктивной психологии.

  2. Либо к расширению и углублению видения мира и выработке новых норм деятельности, позволяющих решить проблемную ситуацию удовлетворительным образом для него и для социума, в соответствии с индивидуальными потребностями и общественными требованиями. Достижению такого результата должна способствовать психология оптимального функционирования, которая составляет средний уровень конструктивной психологии.

3

Преодолев этапы "принудительного интегрального развития" в школе и иногда в ВУЗе, обычный человек продолжает развиваться СТИХИЙНО – в процессе разрешения проблемных ситуаций, с которыми он сталкивается в жизни. Человека невозможно ни заставить, ни убедить следовать путем СОЗНАТЕЛЬНОГО интегрального развития. Для среднестатистического индивида возможность интегрального развития не актуальна. Вопросы психологии интегрального развития актуализируются для человека лишь в том случае, если проблемной ситуацией оказывается сам факт его существования ("быть или не быть, а если быть, то зачем"), то есть ставится под сомнение типовая программа жизненного цикла. Назовем проблемную ситуацию такого типа ПОГРАНИЧНОЙ СИТУАЦИЕЙ. Будучи частным экстремальным случаем проблемной ситуации, пограничная ситуация предполагает также два возможных способа решения: психопатологический и творческий.

В первом случае человек становится психотиком со всеми вытекающими отсюда последствиями; во втором случае человек выходит на путь сознательного интегрального развития, связанного с изучением и творческим применением опыта, накопленного различными школами эзотерической психологии.

Обычный человек осознает себя как индивидуальное существо ("я"),пребывающее в мире ("не-я") и взаимодействующее с ним ("я" " "не-я"). Для него это несомненный, тривиальный онтологический и гносеологический факт, который он и переживает как таковой. Соответственно, его психология – как познавательная, так и преобразовательная – это психология индивидуального существа. Именно такова обычная, житейская психология. Современная психологическая наука – это в основном разновидность житейской психологии, специализирующейся на познании сущности психического.

Вместе с тем имеет место и менее тривиальный онтологический факт, который заключается в том, что человек и мир, психическое и физическое, сознательное и бессознательное, "я" и "не-я" представляют собой ЦЕЛОСТНОСТЬ. Физически человек слит с миром. Психическое также есть свойство целостности. Целостность человека и мира есть частный случай целостности сущего.

Однако психологически человек находится в состоянии отчуждения от целого. Это связано с тем, что в единомножестве сущего аспект множественности очевиден, "экзотеричен", а аспект единства – неочевиден, "эзотеричен". Расщепленность психики на "я" и "не-я" ("шизопсихия") может быть преодолена, и человек может пережить целостность. Онтологический факт целостности сущего, подтверждаемый на физическом уровне квантовой физикой, может стать психологическим.

Факт целостности сущего, человека и мира был открыт древними мудрецами и популяризирован основателями религий. Они пережили целостность и зафиксировали ее в виде знания. С тех пор этот психологический факт стал гносеологическим. Эта целостность в религиях получила различные названия: в христианстве "бог", – в индуизме "брахмо, в буддизме "шунья", в даоизме "дао" и т.д. Она была мифологизирована, во многих случаях персонифицирована и превратилась в предмет веры. В религиях также лейтмотивом звучит мысль об отпадении человека от целого, а эзотерическая цель религий заключается в воссоединении его с целым.

Знание о целостности сущего, человека и мира было и остается непонятным большинству людей, не имевших осознанного переживания целостности; оно остается непонятным в том числе и верующим. По этой причине оно было названо тайным ("оккультным"), внутренним ("эзотерическим"), доступным узкому кругу так называемых посвященных. В настоящее время научная психология подошла вплотную к открытию и теоретическому изображению психического аспекта целостности и не исключено, что в будущем людям представится возможность понимать целостность чисто умозрительно, без ее переживания. В этом случае эзотерическое знание станет экзотерическим,

Но как бы ни развивалось знание о целостности, оно ни в коей мере не макет заменить непосредственного переживания целостности. Поэтому наряду с познавательной психологией существовала и существует разновидность преобразовательной психологии, функцией которой является не теоретизирование, а указание путей к достижению переживания целостности. Это функция так называемой эзотерической психологии. В ней есть и теоретические выкладки, однако они имеют прикладное, даже условное значение, связанное с относительной истинностью позитивного познания и доминирующими мировоззренческими представлениями.

Переживание целостности сущего идет вслед за переживанием целостности человека и мира; целостность человека и мира не тождественна ни сумме человека и мира, ни взаимодействию человека и мира, – она есть нечто большее, а точнее ИНОЕ. Взаимодействие человека и мира представляет собой актуальный (проявленный) аспект их целостности; существует также и виртуальный (непроявленный) аспект, представляющий собой поле возможностей. Эволюционный смысл переживания целостности заключается в коренном изменении психической организации человека, в его психологическом приобщении к целостной, духовной стороне сущего, вследствие чего человек становится проводником одухотворяющего влияния в мир, "силой целостности", преобразующей деструктивные отношения в конструктивные. Прагматический смысл переживания целостности состоит в том, что благодаря этому возрастает способность человека трансформировать возможное в действительное.

Переживание целостности, фиксируемое в эзотерической традиции формулой "ТЫ – ТО", достигается вследствие освобождения психики от переживания частностей, фиксируемых формулой "НЕ ТО". Поэтому движение к переживанию целостности можно представить в виде развития способности произвольно освобождать психику от так называемых внутренних и внешних процессов или, условно говоря, от себя и от мира, от "я" и "не-я". В эзотерической психологии есть три направления преобразования психики: мистика, магия и йога. Они образуют структуру эзотерической психологии.

Освобождение психики от переживания внутренних процессов составляет суть мистики. Освобождение от переживания внешних процессов составляет суть магии. Освобождение от того и другого составляет суть йоги. Условно говоря, для мистика нулевое значение имеет внутренний мир, для мага нулевое значение имеет внешний мир, для йогина – и внутренний, и внешний, и в этом смысле для него внутреннее и внешнее тождественны.

Отсутствие переживания внешних или внутренних процессов не означает отсутствия восприятия или интроспекции, а также торможения или остановки деятельности моторной и интеллектуальной функций. То есть речь идет не о трансовых состояниях. В то же время, будучи в сознании, человек принципиально не способен освободиться от переживания вообще. Поэтому освобождение от переживания всей совокупности воспринимаемых и рефлексируемых процессов ("частностей") приводит к переживанию целостности. Что касается транса, то технология его достижения иная: освобождение от восприятия и рефлексии при сохранении сознания.

Мистика характеризуется принципом пассивности ("тамас") и методом созерцания, нижним уровнем является медитация. Магия – принципом активности ("раджас") и методом трансмутации, нижним уровнем является так называемая магическая операция, т.е. определенным образом организованная деятельность. Йога – принципом нейтральности ("саттва") и методом интеграции, нижним уровнем является самообуздание ("самъяма").

Мистика, магия и йога являются необходимыми компонентами пути к переживанию целостности. Ограничиться мистикой – значит завязнуть в фатализме, стать рабом мира. Ограничиться магией – значит завязнуть в волюнтаризме, стать тираном мира. Что касается йоги, то она невозможна без мистических и магических достижений, ибо тогда нечего интегрировать в смысле взаимодополняющего эзотерического опыта, а значит нет и йоги. Как говорят оккультисты, йога – это "и мистика, и магия" и в то же время "ни мистика, ни магия". Интеграция бинера мистики и магии и есть йога ("пятый Аркан").

Достаточно развитые мистические и магические учения имеют выраженный интегральный характер. Так, в развитой мистике имплицитно, в скрытой форме присутствуют магический и йогический компоненты. Для йоги же интеграция, так сказать, аутентична. В связи с этим развитые йогические учения характеризуются интеграцией эзотерической и житейской психологии ("Йога есть осознанная жизнь, а жизнь есть неосознанная йога"). Такая йога называется Махайогой (Большой йогой) и может пониматься как освобождение от мистики и магии, выход на более широкий "метатерический" масштаб интеграции целостного и индивидуального психического опыта.

САМОИНТЕГРАЦИЯ, то есть становление персонифицированнего индивида ("обычного человека") в интегрированного человека, обладающего индивидуальным, социальным, универсальном и виртуальным уровнями самосознания, – это первая стадия интегрального развития. Вторая стадия – это собственно интегральное развитие, то есть развитие в статусе интегрированного человека. Общеизвестными примерами интегрального развития могут служить жизнеописания тех основателей религий, которым поклоняются как Богам. Богочеловек и есть интегрированный человек.

Интегральное развитие не является принудительным, и потому это прежде всего процесс САМОРАЗВИТИЯ, то есть проявления активности интегрального самосознания, интегрального "Я". Самосознание ("зрящий") неразрывно связано с сознательностью ("силой зрения") и сознаваемым ("зримым"), составляя с ними ОДНО ТРИЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ. Поэтому действительное (а не воображаемое) саморазвитие связано с развитием сознательности и сознаваемого.

"Сознательность" в данном случае обозначает способность к осознаванию "того, что есть" здесь и теперь, – как во "внутреннем", так и во "внешнем мире, а также к действию на основании такого осознания. Развитие сознательности означает, соответственно, процесс "сплавления" дискретных "вспышек" осознания в непрерывный "свет". Развитие сознательности происходит в двух формах – интенсивной и экстенсивной. Интенсивное развитие сознательности означает выявление новых связей, закономерностей и т.д. в рамках актуальной сферы осознаваемых явлений и процессов; экстенсивное развитие сознательности означает расширение актуальной сферы осознаваемых явлений и процессов, освоение явлений и процессов более крупного масштаба.

Целью развития сознательности является перманентная актуализация конкретно-исторической "картины мира" и осознание человеком своего места в нем, а также привнесение этого осознания в свою жизнедеятельность. Расширение сознания предполагает выход за рамки непосредственно данного "здесь и теперь" и требует полного контроля над воображением. И тем не менее грань между воображаемым и действительным в процессе расширения сознания настолько тонка, что некоторые традиционные школы эзотерической психологии находят задачу фактического (а не воображаемого) расширения сознания слишком затруднительной и под тем или иным предлогом отказываются от ее рассмотрения.

"Развитие сознаваемого" связано со способностью к эффективному сознательному участию во всеобщем эволюционном процессе, настоящим этапом которого является процесс интегрального развития человеческого общества. Б данном случае речь идет прежде всего о способности к АДЕКВАТНОМУ ОБОБЩЕСТВЛЕНИЮ человеком своего личного опыта интегрального развития и результатов освоения ранее обобществленного опыта других людей.

Понятие "обобществления" включает в себя как теоретико-методологические, так и организационно-технологические формы опредмечивания личного опыта интегрального развития. "Адекватность" определяется эффективностью данных форм в наличной конкретно-исторической ситуации, то есть степенью их фактической включенности в наличную ситуацию с соответствующей модификацией последней в целевом направлении. Принцип адекватного обобществления требует от человека осознания современной ему наличной ситуации – выявления жизнеспособных форм опредмечивания, изучения ведущих тенденций развития и т.д. Глубина осознания наличной ситуации является основным фактором, определяющим степень "посвящения" человека, то есть меру его способности адекватно обобществлять обретенный опыт интегрального развития.

На основании изложенного теоретико-методологического материала предлагается базисная целевая структура экспериментальной комплексной программы интегрального развития (ЭКПИР) в отечественных условиях. Базисный уровень конструирования программы означает конструирование самого общего уровня (1-й этап конструирования) и ограничивается формированием ее целевой структуры. Конкретизация (детализация) базисных целей, "привязка" ЭКПИР к конкретным условиям является следующим, 2-м этапом разработки и производится заинтересованными экспериментаторами. ЭКПИР предназначена для индивидуального и группового использования. Длительность реализации Программы рассчитана на жизненный цикл.

Базисная целевая структура ЭКПИР

  1. Формирование психиатрического самоконтроля.
  2. Оптимизация процесса жизнедеятельности.
  3. Изучение эзотерической психологии.
  4. Реализация этического поведения.
  5. Реализация переживания целостности.
  6. Интеграция эзотерического и житейского опыта.
  7. Обобществление личного опыта интегрального развития.
  8. Трансформация деструктивных отношений в конструктивные.

Киев, март 1991



К HАЧАЛУ
Библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)