<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Часть Четвертая
НАЙТИ СВОИ МИФЫ: ВСПОМНИТЬ И ВОССТАНОВИТЬ СЕБЯ

Познакомившись с богами, человек может многое узнать от них о себе. В некоторых из них мы видим себя как в зеркале: эти мифологические персонажи отражают величие, значение и ничтожество тех архетипов, которые мы воплощаем в своей жизни. Другие боги стучатся в нашу память, и мы вспоминаем, что когда-то были с ними знакомы. Еще в ком-то мы узнаем лицо бога, которого некогда отвергли из страха, что из-за него от нас отвернутся окружающие.

Итак, вы прочли о богах. Какой из них, на ваш взгляд, оказал наибольшее влияние на формирование вашей личности? Возможно, теперь вы поняли, почему так легко достигали своих целей и какую цену пришлось за это заплатить, или осознали, почему успехи в мире давались вам с таким трудом.

Разбойник Прокруст подстерегал на дороге путешественников, державших путь в Афины. Образно говоря, путешественники – это те мужчины (и женщины), которые ставят перед собой цель достичь успеха. Они стремятся в Афины – центр, где сосредоточена власть, коммерческая жизнь и интеллектуальные вершины их времени. Прокруст клал людей на особое ложе и вытягивал или обрезал пленников, "подгоняя" по своему росту. Ныне под "прокрустовым ложем" подразумевается деспотичное, иногда жестокое неприятие индивидуальных различий. Конформизм – прокрустово ложе наших дней. Стереотипы, диктующие, каким должен быть мужчина, ведут к насилию над психикой. От человека отсекают те части личности, которые выходят за рамки стереотипа, и "вытягивают" те части, которые не дотягивают до этих рамок.

Мир, как мы его знаем, – это такое место, где патриархат формирует из мужчин героев-одиночек. От мужчины ожидают, что он уйдет от матери и отречется от своего сходства с ней. Отцы ведут себя холодно и отстраненно. Мужчины непрерывно соревнуются друг с другом, отрицают свою уязвимость, отвергают все, что считается неприемлемым, отстраняются от менее успешных товарищей, чтобы они не мешали двигаться вперед.

Когда мужчины (и женщины) отсекают от себя архетипы, не вмещающиеся в прокрустово ложе, а также эмоциональные связи с людьми, которые предположительно отстанут на пути к намеченным целям, происходит самое настоящее психологическое самоизувечивание. Более того, поскольку мужской стереотип включает в себя умение контролировать свои эмоции, мужчины также беспощадно отсекают от себя и собственные чувства.

В следующей главе "Найти свои мифы: вспомнить и восстановить себя" мы поговорим о том, каким образом восстановить отсеченные части и найти путь домой. Для того чтобы вернуться домой, человеку нужно, чтобы его принимали и любили таким, какой он есть на самом деле, – чтобы его приветствовали во всей целостности.

Последняя глава книги называется "Недостающий бог". Речь идет о предсказанном сыне Зевса, который должен занять место отца, чтобы править богами и людьми. Этот архетип мог бы стать руководящим принципом в психике некоторых мужчин, – и если бы таких мужчин набралось достаточно много, наша культура радикально изменилась бы.

Глава 11

НАЙТИ СВОИ МИФЫ:
вспомнить и восстановить себя

Для мужчины жизнь представляет собой череду разорванных связей и растождествлений. Все начинается с матери: необходимо от нее отделиться и не быть на нее похожим. Малыш года в три идет в садик, где от него ожидают, что он будет маленьким мужчиной, который никогда не плачет, и отныне год за годом ему приходится жить в двух мирах: класс и двор. В классе мир управляется женщинами (особенно в детском саду и в младших классах). Мальчика обучает женщина, поощряющая готовность к сотрудничеству, аккуратность, порядок и безупречное выполнение домашних заданий.

На школьном дворе распоряжаются старшие мальчишки. Быть принятым в мужское общество ровесников исключительно важно, ибо мальчика, который стремится жить сам по себе, часто бьют или делают козлом отпущения. Для выживания на школьном дворе совершенно необходимо подчинение групповым нормам. Здесь важную роль играет отождествление с агрессором. Мальчику приходится примирять в себе два мира – мир класса и мир школьного двора, – и нередко в одном из них или в обоих он терпит крах. Довольно свободно чувствуют себя в обоих мирах умные и сильные мальчишки. Этому особенно помогают спортивные успехи, ибо благодаря им мальчик завоевывает уважение сверстников.

От некоторых мужчин я слышала рассказы о золотых деньках детства и юности – временах, когда, общаясь со сверстниками, они могли просто быть собой и не имели никаких комплексов. У меня сложилось впечатление, что такое было не у всех. Этим мальчишкам просто повезло. Эти дети или юноши жили по соседству, крепко дружили между собой и проводили вместе каждую свободную минуту, причем таких свободных минут у них было очень много (похоже, ныне дети из среднего класса уже не имеют подобной роскоши). Случается, что крепкая дружба завязывается между мальчиками во время обучения в престижном интернате.

Искренняя любовь друг к другу формируется у мужчин только в эти золотые годы жизни. Затем начинается череда разделений. Каждый шаг на предписанном традицией пути мужчин предполагает то или иное разделение: агнцев отделяют от козлищ, мальчиков от мужей, победителей от неудачников. Мужчины, добившиеся успеха в мире, раз за разом отделяются от отставших товарищей.

Патриархат требует от мужчины все новых разделений, и каждый раз человек рассекает себя дважды: мальчик, отделяющийся от матери, эмоционально отсекает от себя не только мать, но еще и ту часть души, которая была к ней близка. Если мальчик приходит в школу и видит, что нельзя показывать свою наивность и неосведомленность, поскольку это навлекает на него насмешки, он начинает имитировать приемлемое поведение, чтобы приспособиться. Таким образом, он отсекает себя от наивного ребенка внутри. Если у мальчика был лучший друг, не сумевший за ним угнаться в жизненном состязании, победитель, оставляя его позади, отсекает от себя не только старую дружбу, но и часть себя, оплакивающую друга. Если мальчишке нельзя плакать, когда грустно, и он учится не делать этого, то, сдерживая слезы, он отгораживается от собственных эмоций. Есть также этап в жизни, когда "мужчины отделяются от мальчиков", и в это время молодой человек, чтобы войти в мир мужчин, должен принести в жертву все то нежное, что еще в нем оставалось.

В патриархальном мире Зевса, где ценность всего выражается в экономических терминах, самые успешные мужчины работают головой, в офисах. Некоторые из них находятся в своей стихии, и им нравится это занятие. Но таковы далеко не все. Многие предпочли бы возделывать почву, или мастерить что-то руками, или сочинять музыку, или учить детей, – да мало ли что им нравится делать, – но они занимаются совсем другими вещами. Они отсекли эту заветную часть своего существа ради того, чтобы преуспеть.

Потери накапливаются, пока где-то в середине жизни на человека не обрушивается депрессия, а вместе с ней приходит грусть, одиночество и ощущение, что жизнь не имеет смысла.

Вспомнить и восстановить

Однако тут есть альтернатива, – часто люди ее не видят до среднего возраста, – и мужчины, с которыми мне приходится работать, обращаются к ней лишь в случае крайней необходимости, когда жизнь становится слишком болезненной и пустой, плоской и бесплодной. Они пытаются обнаружить, что истинно лично для них, отыскать в своей жизни какие-то чувства и смысл. Причем такая проблема может возникнуть и у мужчины, отвоевавшего себе завидное положение в процессе конкурентной борьбы и контролирующего практически все в своей жизни. Однако вдруг его начинает мучить депрессия, тревога, язва, неспособность расслабиться, сердечный приступ, тяжелые сны или серьезный кризис во взаимоотношениях с близкими – это служит сигналом, что не все в его жизни благополучно. И мужчина отправляется в путешествие вглубь себя, чтобы разобраться, что происходило с ним в прошлом и что творится в глубине души сейчас.

Каждому приходится постепенно углубляться внутрь, обнаруживая давно похороненные чувства, открывая свой внутренний мир, где можно отыскать ниточки, составляющие канву личной истории. Эта история всегда начинается в детстве. Кем он был? Что доставляло ему удовольствие? Что радовало? Что увлекало? Кто его любил? И вопросы другого типа: Чего он стыдился? Что в нем или в его семье было неприемлемо для других? Кем он пытался быть? Чью любовь и чье одобрение стремился завоевать? Кто и как к нему относился?

Он обнаруживает, что те, кого он "похоронил" и вытеснил из сознания, оставив далеко в прошлом (ребенок, которым он был в разные годы; родители, грозные и авторитетные, как он их себе некогда представлял; учитель; кот; братья и сестры, какими они были тогда; те, кого он в свое время любил или боялся), по-прежнему живы внутри. И всё, что он похоронил, тоже осталось во внутреннем мире: невинность, предательство, страх, радость, вина, стыд, любовь и те архетипы, чье присутствие внутри себя он отрицал. Еще какие-то части были отсечены в молодости и в зрелом возрасте: любимые и друзья, от кого он отгородился на каком-то этапе своей жизни; зачатый им ребенок; приятель-гомосексуалист, с кем он прекратил всякое общение; азиатская "жена", оставленная в Японии, Корее или Вьетнаме, женщина, которую он любил всем сердцем, но не мог жениться на ней, – люди и соответствующие части его существа, не вписавшиеся в прокрустово ложе и поэтому отсеченные.

Все, что отсечено и похоронено посредством подавления, – похоронено заживо. Стоит копнуть, и оказывается, что все это существует в прежнем виде. Эта истина открывается особенно ярко, если, как это часто случается, похоронено невыраженное горе. Стоит вернуться к нему, и утрата ощущается так, словно она постигла вас только вчера, а не много лет назад. Еще легче получить доступ к гневу. Словно горячие угли, покрытые тонким слоем пепла, гнев ждет своего часа во многих мужчинах – если не в большинстве, – хотя он и подавлен не менее тщательно, чем горе.

Вспомнить – это только полдела. Важнее воскресить (то есть вспомнить и восстановить) тех, кто "похоронен заживо": принесенного в жертву ребенка, которого обижали и стыдили по любому поводу и гнали прочь, когда он был неудобен или нежеланен; вдохновенного подростка, чьи порывы были едко высмеяны и с тех пор никто его больше не видел; всех, кто якобы вел себя неуместно; отторгнутые архетипы, способные вдохнуть новую жизнь в человека.

Обнаружив, что и как происходило, мы возвращаемся в текущий момент. У каждого из нас есть личная история с целым рядом персонажей. Наша собственная роль навязана нам еще в детстве семьей. Мы бессознательно разыгрываем эту историю из года в год, привлекая на привычные роли все новых и новых людей. Все это продолжается до тех пор, пока мы не осознаем, какие сюжеты и побочные сюжетные линии стоят за событиями нашей жизни. То, кем вы пытаетесь быть и как вас видят окружающие, может совсем не согласовываться с вашими врожденными архетипами, а значит, и с личным мифом.

Найти свой миф

С помощью познания богов-архетипов вы можете более ясно увидеть себя и других. Вы поймете, на кого похожи от рождения, кем пытаетесь быть и какие архетипы не приемлете в себе. Обретя понимание мифологического измерения собственной психики, человеку проще отыскать корни и увидеть свой путь – путь, позволяющий проявить свое истинное существо и наполнить жизнь смыслом.

Возможно, при чтении этой книги у вас были озарения, когда вы вдруг узнавали себя в том или ином боге. Это происходит, если интеллект и чувства сливаются воедино при встрече с некой личной истиной, которая на интуитивном уровне вам уже известна. Тело и сердце подтверждают то, о чем узнала голова. Однако если ваши знания о богах так и остались для вас сугубо интеллектуальной информацией, а мифы – древними сказками, тогда вы так ничего и не узнали из этой книги и ее главная идея до вас не дошла. Ибо знание о богах нужно лишь для того, чтобы человек мог в полную силу проявить свою истинную природу. Это знание ценно только в том случае, если человек может сказать: "Для меня это важно!" – и использовать полученную информацию в жизни.

Как ни парадоксально, необходимо отыскать свой миф даже в том случае, если вы узнали их все и не соотнесли себя лично ни с одним. Вам даже нет нужды знать, что это за миф, – нужно только воплотить его в жизни.

Каким образом?

Об этом говорит в следующем диалоге известный исследователь мифов Джозеф Кэмпбелл:

– Каким образом человек может отыскать свой миф? – спросил молодой человек у Кэмпбелла во время лекции.

– В чем для вас заключается глубочайшая гармония и блаженство? – ответил вопросом на вопрос Кэмпбелл.

– Не знаю... Трудно сказать... – промолвил молодой человек.

– Непременно найдите, – воскликнул Кэмпбелл, – и следуйте за этим, не теряя из виду1.

Найти гармонию и блаженство

Гармония – это когда человек на верном пути, когда он неотделим от пути, – зарабатывает себе на жизнь увлекательной и созвучной его личным ценностям работой, осуществляя свои таланты. Гармония – это когда человек проводит время с возлюбленной, с друзьями или наедине с собой, общается с животными или с природой, живет в определенном городе или в стране – и чувствует, что это "его место". Гармония – это когда тяжелая утрата вызывает у вас глубокую печаль. Гармония – это спонтанность без подавления и комплексов: искренний смех и искренние слезы. Гармония – это когда дела не расходятся с верой, когда внутренняя архетипическая жизнь и жизнь внешняя являются отражениями друг друга и человек всегда верен своей природе. Только сами вы можете сказать: "Я чувствую, что это мой дом", "Я увлечен этой работой", "Мне это доставляет радость", "Я тебя люблю", "Это блаженство".

Блаженство и радость приходят в моменты, когда человек живет своими наивысшими истинами, – в моменты, когда действия человека соотносятся с его архетипическими глубинами. Это моменты, когда человек искренен и доверчив и чувствует, что все его дела священны – как бы обыденны они ни были. Это моменты, когда мы становимся частью божественного мира, который пребывает внутри и вокруг нас.

Смелость для действия

Понять, что по-настоящему важно для вас, отчетливо прочувствовать, кто вы есть, осознать, что соответствует вашей архетипической природе и доставляет глубочайшее удовлетворение, – всего этого не достаточно. Необходимо набраться мужества, чтобы действовать. Как я уже отмечала выше, английское слово мужество (courage) происходит от французского слова coeur, то есть "сердце". Мужество – это готовность следовать велениям сердца, сделать сердце своим провожатым, не зная, чего потребует от тебя следующий момент и сможешь ли ты это сделать.

На любой дороге есть важные развилки и ответвления. Что, например, делать, когда сострадание к аутсайдеру вступает в конфликт с чувством принадлежности к группе? Для мужчины принадлежность к группе – очень важный фактор. Идя против группы, он рискует оказаться вне ее, – и тогда группа станет относиться к нему враждебно, его станут избегать и ассоциировать с теми, кого эта группа презирает.

Зная, что вам грозит изоляция, идете ли вы вслед за группой, когда группа выступает против человека или принципа, который вам дорог? За любой выбор приходится платить определенную цену. Многие мужчины потом еще очень долго испытывают чувство вины за то, что они делали вместе с группой, в которой состояли. Мужчина может хранить это воспоминание как позорную тайну, может вытеснить его из сознания, у него может развиться фобия или паранойя, – или же этот опыт даст ему смелость в следующий раз действовать иначе. Как сказал мне один человек: "Я смотрел на все это и даже пальцем не пошевелил, чтобы помешать им. Никогда этого не забуду и никогда больше не допущу ничего подобного".

Когда мужчина, решая действовать в соответствии со своими принципами и велениями сердца, идет против группы, он рискует. Точно так же рискует человек, бросающий хорошо оплачиваемую работу ради любимого занятия: у него нет никаких гарантий. Или берется за осуществление своей мечты. Или ради любви жертвует уютным местечком под солнцем. Это ситуации, когда человек, придя на распутье, уходит с проторенной дороги, чтобы воплотить в жизни свой личный миф. Следуя велениям сердца и ориентируясь на личные истины, он рискует остаться один, без товарищей во внешнем мире, – по меньшей мере, на некоторое время. Однако вполне вероятно, что этот человек не будет чувствовать себя одиноким, ибо эго и архетипы связаны между собой, – с ним останутся "боги".

Когда мужчина (или женщина) идет на поиски блаженства, следуя велениям сердца и своего подлинного существа, его приверженность цели заряжает мир энергией. Когда-то я прикрепила к своему книжному шкафу карточку с цитатой из Гёте. Я убедилась в верности этих слов на собственном опыте и много раз видела подтверждение в жизни других людей.

Пока человек не выбрал цель, он колеблется,
у него есть возможность отступить
и он всегда действует неэффективно, –
это касается любых действий и инициатив
(а также творчества).
В тот момент, когда он твердо выбирает цель,
ему начинает помогать Провидение.
Решение неуклонно идти к цели влечет за собой целый ряд событий.
Если вы мечтаете что-то сделать, но не уверены, что можете, – начните.
Решимость несет в себе гений, силу и волшебство2.

География путешествия

В главе о каждом боге есть разделы, посвященные психологическим проблемам и путям развития. Там дана конкретная информация о сложных психологических явлениях, ассоциирующихся с данным архетипом. Психологические трудности суть теневые зоны архетипа. Если нами овладевает темная сторона того или иного бога, мы остаемся под ее властью до тех пор, пока не сумеем отделить себя от нее и освободиться от ее хватки.

В этом нам могут помочь окружающие. Бывает, что человек не осознает негативные последствия своих действий и даже делает все, чтобы не узнать о них, пока ряд конфликтов не заставит его их осознать. А бывает, что мы чрезмерно возмущаемся или восхищаемся поведением или действиями другого человека, – на самом деле, эти действия производят на нас такое впечатление лишь потому, что принадлежат архетипу, который нам нужно признать в себе.

В тени (как определяет ее Юнг) находится все, что еще не развито или не осознано нами. Это может быть как еще не осуществленный позитивный потенциал архетипа, так и черты, которые наше сознание считает неприемлемыми и тщательно прячет (в терминах психоанализа тень – это содержание ид).

Недостающее фемининное присутствие

Несложно заметить, что могущественные богини отсутствуют в патриархальной мифологии и теологии, – матери и жены в историях о греческих богах обычно либо бессильны что-либо изменить, либо вообще играют второстепенную роль. В греческой мифологии верховенство принадлежит отцу, и главным конфликтом является борьба между отцами и сыновьями. На самом же деле матери оказывают очень большое влияние на жизнь реальных смертных мужчин, огромную роль в их жизни играют и другие женщины. Еще более незаметным и непризнанным является влияние на психику мужчины со стороны анимы – того, что Юнг определил как малоосознанную фемининную составляющую мужской психики, которая влияет на настроения мужчины, эмоциональные связи и восприятие женщин. Психологически восприимчивые мужчины, читатели книги "Богини в каждой женщине", замечают богинь в себе. Эти мужчины либо обнаруживают, что женский архетип соответствует фемининной стороне их собственной личности, либо замечают, что образ той или иной богини – это именно то, что они ищут в женщинах. Богини и их влияние в психике отдельных мужчин в значительной мере загнаны в тень. В современной культуре их качества и черты сведены к минимуму или обесценены так же, как в мифологии.

Проводник в путешествии – Гермес

Путешественники Древней Греции обращались к посланцу богов Гермесу с молитвой, чтобы он сопровождал их в пути. Такие качества Гермеса, как дар общения, живость ума, изобретательность, дружелюбие и даже вороватость, очень помогают путешественникам. Современные мужчины (и женщины), кому по работе приходится много путешествовать, часто знают только эти внешние черты данного архетипа. Но те, кто воспринимает жизнь как духовное путешествие, знакомы с Гермесом – Проводником Душ.

Гермес – Проводник Душ говорит устами Джозефа Кэмпбелла, когда тот советует "следовать за гармонией и блаженством". Гермес – Проводник Душ присутствует в Йоде из "Звездных войн" – в этом мудром и добром древнем существе, помогающем Люку Скайуокеру совладать со страхами и освободиться от иллюзий. Гермес – Проводник Душ – это Юнг, который пишет об архетипах коллективного бессознательного, вынося свой внутренний мир на свет интеллектуального осознания. Этот Гермес соединяет миры мостами понимания и приносит нам весточки из царства души. Он знает, что душа остается жива после смерти. В своих путешествиях он спускается в подземный мир и поднимается на самые головокружительные высоты. Знает он и территории, лежащие между ними. Этот Гермес сразу отличит подлинный опыт от ложного, – так ртуть вступает в соединение только с благородными металлами. Он – проводник на пути самопознания, помогающий нам отыскать свои подлинные ценности и осуществить свои возможности роста и обретения целостности. Слушая этого Гермеса, мы понимаем, что он говорит правду.

Поскольку Гермес – Проводник Душ является архетипом, он присутствует в каждом из нас, и у каждого есть потенциальная возможность с ним связаться, особенно когда человек задумывается, на каком этапе жизненного путешествия он находится, и направляется внутрь в поисках ориентиров. У Гермеса есть много имен. Люди, идущие духовным путем, иногда называют Гермеса "внутренним проводником", или "внутренним голосом". В психиатрической литературе о расщепленных личностях (multiple personalities) Гермеса называют "внутренним я-помощником", – эта формулировка введена психиатром Ральфом Алисоном, который много и интенсивно работал с такими людьми.

О расщепленных личностях написаны научно-популярные книги (в частности, "Три лика Евы" С.X.Тигпена и "Сивилла" Флоры Шрайбер), поэтому многие люди уже знают, что это такое. Это когда в одном теле живет несколько отдельных личностей, иногда разного пола и возраста. Эти личности отрезаны друг от друга и обычно не знают друг о друге ничего, либо же знают очень мало, – что не удивительно, поскольку каждая из них развилась для того, чтобы отгородиться от нестерпимых издевательств и боли, пережитых человеком. В противоположность им всем та личность, которую Алисой называет "внутренним я-помощником" знает обо всех остальных, владеет полной информацией о них, а также обо всем, что произошло в жизни пациента. Алисой обнаружил, что этот внутренний я-помощник андрогинен, испытывает только любовь и доброжелательность по отношению к миру и говорит, что ощущает свою близость к Богу. При содействии внутреннего я-помощника расщепленные личности в процессе психотерапии получают возможность узнать друг о друге, а затем добровольно объединиться в одну личность.

В меньших масштабах (поскольку и вред, причиненный личности, намного меньше – как правило, человек не является ни расщепленной личностью, ни хорошо сбалансированным индивидуумом) нечто подобное нужно осуществить любому человеку, встающему на путь самопознания. Обычно необходимость в этом возникает где-то в среднем возрасте. В данном случае задача состоит не в том, чтобы сплести воедино разрозненные личности, но в том, чтобы воссоединиться с отсеченными частями себя. У большинства мужчин психологическое "расчленение" происходит в первой половине жизни, когда они совершают над собой то, что Прокруст делал с путниками, идущими из Мегары в Афины: отсекают то, что выходит за "рамки". Чтобы восстановить себя, нам нужно войти в подземный (или внутренний) мир, отыскать отсеченные куски и вернуть их себе. Это задача Гермеса.

Именно Гермес вывел Персефону из подземного мира, именно он спас юного Диониса (расчлененного бога) и именно этот архетип способен донести до сознания фемининную составляющую мужской психики и божественного ребенка внутри нас. Таким образом, его задача состоит не только в том, чтобы обнаружить то, что подавил в себе отдельный человек, но и в том, чтобы воскресить архетипы, похороненные нашей культурой в целом.

Гермес и Гестия, богиня домашнего очага, – два божества, чьи символы являются неотъемлемой частью структуры жилища в Древней Греции. Герма, или каменная колонна, символизирующая Гермеса, стояла у двери каждого дома. А в центре каждого жилища находился очаг, посвященный Гестии. Эти два божества – одно как защитник и проводник, а второе как источник тепла и света – символизируют две грани архетипа самости.

Гестия – священный огонь в храмах богов

Путники во времена античности часто заходили во встречающиеся им по дороге храмы, чтобы заручиться поддержкой обитающего там бога или богини, и также воздать должные почести. На жизненном пути люди подобны путешественникам, и на разных стадиях этого пути нам встречаются храмы различных богов. Обстоятельства жизни констеллируют архетипические ситуации: на одном этапе жизни нам то и дело встречается один бог; а на следующем мы уже посещаем храмы другого бога.

Если бы мы вошли в храм какого-либо бога Древней Греции, то обнаружили бы, что там есть также незримая богиня. Это Гестия, старейшая из олимпийцев, присутствующая в храмах всех остальных божеств. Гестия – это богиня очага и храма. Ее олицетворял огонь, горящий посреди круглого очага, – трехмерная мандала, символический образ архетипа самости, которая, согласно Юнгу, является центром личности, архетипом смысла и целостности.

Гестия своим присутствием освящала каждое жилище или храм. При создании новой семьи невеста брала огонь из своего семейного очага и несла в новый дом, – после этого дом считался освященным. Колонисты несли с собой огонь родного храма, чтобы зажечь в святилище на новом месте, – лишь в этом случае храм был свят. Таким образом, огонь Гестии представляет собой центр и связующую нить.

Гестия – анонимная богиня, ее личность мифологически не проработана, внешний вид не определен. Изображения и статуи Гестии – редкость. Это богиня-девственница, она самодостаточна, ей никто не нужен, чтобы чувствовать себя целостной и полноценной.

Будучи богиней, Гестия – женский архетип. Однако очевидно, она присутствует также в психике многих мужчин – мужчин, кому необходимы условия, чтобы сосредоточиться на своем внутреннем мире: порядок, тишина и спокойствие. Это мужчины, любящие уединение и испытывающие в нем потребность, поскольку оно дает энергию для других аспектов их личности, – мужчины, ощущающие себя целостными и самодостаточными.

Гестия была огнем посреди круглого очага в храме каждого божества, – этот же образ может символизировать священное пространство любого архетипа. Если ваше занятие помогает вам обрести ощущение смысла в жизни и глубоко прочувствовать, кто вы есть на самом деле, значит, в вас активен архетип, который связан одновременно с данным видом деятельности и с вашей самостью. Человек, полностью погруженный в работу в своей мастерской, пребывает в психологическом пространстве, которое можно назвать храмом Гефеста. Когда секс обретает экстатические черты и у любовников возникает чувство единения, значит, они занимаются любовью в храме Диониса. Когда спортсмен на поле ощущает себя вне времени и знает, что у него есть целая вечность, чтобы сделать пас, несмотря на то что к нему во весь дух мчатся игроки противоположной команды, он превращается в Ареса, который, совершая стремительное действие, сохраняет связь с некой неподвижной точкой внутри себя – точкой, которую символизирует огонь в центре круглого очага в храме Ареса.

Когда смертные встречали богов и богинь вне храма, они уже находились вне пределов, озаряемых огнем Гестии. Тогда встреча с богом (как и встреча с архетипом) могла не закончиться для человека добром – был риск негативных или даже катастрофических последствий. Боги нередко заставали людей врасплох и подчиняли их. Они навязывали смертным свою волю, соблазняли, похищали или наказывали. Точно так же архетип может соблазнить или подчинить мужчину или женщину. Это психологический процесс: человек становится одержим богом и полностью отождествляет себя с ним. Например, бизнесмен, одержимый архетипом Зевса, отдает себя всего обретению положения в обществе и власти. У него нет личной жизни, никто ему не дорог. Отождествление с позитивными или негативными аспектами какого-то бога ведет к тому, что человек начинает переоценивать значение данного архетипа. Вслед за этим и сам человек тоже чувствует себя очень важным. Именно это приятное самомнение и делает отождествление с каким-либо богом столь соблазнительной.

Другое дело, когда вы чувствуете благодарность за ощущение гармонии, которое дает любимая работа, или пребывание с дорогими вам людьми, или радость одиночества, – вы осознаете, что в вашей жизни есть глубина и смысл. Эти же ощущения и сопутствующая им благодарность в чем-то подобны тому, что чувствовали греки, посещая храмы своих богов.

Смертный входил в храм по собственной воле, полностью осознавая, что он делает. В храме он встречался с образом – обычно это была статуя бога. Он ощущал присутствие энергии данного божества. Хотя прихожанин сосредоточивался именно на божестве, в чей храм он пришел, присутствовала тут и Гестия – в огне очага и в опрятности тщательно прибранного храма. Храм – это метафора человека, живущего полноценной жизнью, поскольку он на сознательном уровне связан с одним или несколькими активизированными архетипами, которые дают ему жизненный стержень и совершенно четкую уверенность в том, что в его жизни есть некое священное пространство.

Домой

На пути путешественник входил в храмы многих богов или богинь, или же проходил мимо них, или посещал храмы только одного божества. И если его сопровождал и охранял в пути Гермес, можно считать, что ему повезло. Однако, каким бы длинным ни было путешествие, любой путник с нетерпением ожидал возвращения домой.

Гермес мог сопровождать путешественника лишь до двери его дома, где стоял каменный столб – герма. Затем путник пересекал порог и оказывался дома. Дом освящался присутствием Гестии, пребывающей в огне, который горел в центре круглого очага. Этот огонь приветствовал вернувшегося из странствий или новорожденного члена семьи.

В Древней Греции новорожденного ритуально вводили в семью по исполнении пяти дней. Во время соответствующего ритуала отец проносил младенца вокруг очага, представляя нового члена семьи Гестии и всем родичам. Этот ритуал признания и приветствия (ведь именно это происходит, когда человек приходит домой) символизировал сознательное признание новой жизни в качестве части целого.

Прийти домой возможно.

"Домой" – это психологическая цель путешествия, где мы соединяемся с духовным центром. Так, в Древней Греции дом являлся священным местом в силу присутствия там очага Гестии. Личная "Гестия" – это символ самости, или центр личности, – то, что мы воспринимаем как незыблемый внутренний стержень, ассоциирующийся с ощущением целостности. Человек встречает Гестию всякий раз, когда входит в святилище и видит приветливый очаг. Это может быть действительно наш дом, или место, где мы находим уединение и покой, или объятия любимого человека, или игра, или работа, или священное место, или природный ландшафт. Почувствовав, что мы оказались "дома" (независимо от времени и места), мы ощущаем гармонию и блаженство, – это и есть наш личный миф.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)