<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 3

ДЕВСТВЕННЫЕ БОГИНИ:
Артемида, Афина и Гестия

Три богини-девственницы греческой мифологии – богиня охоты и Луны Артемида, богиня мудрости и ремесел Афина, богиня домашнего очага и храма Гестия – представляют в женской психологии такие личностные аспекты, как независимость, активность и свободу от родственных уз. Афина и Артемида – это архетипы, ориентированные на внешний мир и достижения, Гестия олицетворяет погруженность во внутренний мир. Эти три богини являются воплощением глубинных побуждений женщины, развивающей свои таланты, преследующей собственные интересы, самостоятельно решающей проблемы, стремящейся к самовыражению и успеху в обществе или же ведущей созерцательную жизнь. О чем бы ни шла речь – о желанном "собственном уголке", о том, чтобы чувствовать себя "как дома" среди природы, об удовольствии от изучения принципов работы какого-нибудь устройства или о тяге к уединению, – во всех таких случаях следует усматривать проявления одной из трех вышеназванных богинь.

Богини-девственницы представляют непостижимую для мужчины либо вовсе изолированную от него и существующую по собственным законам часть женской натуры, которой нет дела до представителей мужского пола. Когда женщиной движет девственный архетип, некая часть ее личности пребывает в состоянии девственности, что, впрочем, отнюдь не означает, что она сохранила девственность в буквальном смысле.

Термин "девственная" означает чистая, целомудренная, неразвращенная, неподкупная, не тронутая мужчиной. Говорят "девственный лес", "девственная земля", "девственно чистая шерсть". "Чистое" масло – это масло, полученное в процессе первой, без температурной обработки выжимки оливок или орехов (метафора души, не знающей жара эмоций и страсти). "Чистый" металл – самородный, без примесей, например – "чистое" золото.

В патриархальной религиозной системе Артемида, Афина и Гестия скорее исключение. Они никогда не выходили замуж, их никогда не подавляли, не соблазняли, не насиловали и не похищали мужские божества или смертные мужчины. Они оставались "нетронутыми", неоскверненными. Из всех богов, богинь и смертных только они были недосягаемы для неотразимой силы Афродиты – богини любви, способной воспламенять страсть, возбуждать эротическое томление и романтические чувства. Они не были подвластны слепому чувственному влечению.

Архетип богини-девственницы

Когда ведущим архетипом женщины является одна из богинь-девственниц – Артемида, Афина или Гестия, – женщина обретает самодостаточность, она, как писала в. своей книге "Тайны женщин" Эстер Гардинг, становится "единственной для себя самой". Значительная часть ее души не принадлежит никакому мужчине. Эстер Гардинг пишет: "Женщина, девственная по своему существу, делает то, что делает, не потому, что желает нравиться или кому-то угодить, и не потому, что ей хочется обрести власть над другими и добиться своих целей. Она поступает так только потому, что ей это кажется правильным. Ее действия чужды каким-либо условностям. Она может сказать "нет", когда проще было бы сказать "да". Она не позволяет подрезать себе крылья и принудить к так называемым целесообразным поступкам. Аргументы, значимые для замужних или свободных, но лишенных душевной девственности женщин, на нее попросту не действуют".

Если женщина "единственна для себя самой", потребность следовать своим внутренним ценностям побудит ее делать то, что дает ей удовлетворение и имеет значение лично для нее, независимо от мнения других людей.

Психологически, богиня-девственница – это часть женской натуры, независимая от мужских суждений и неподвластная влиянию коллективных (мужских по своей природе) социальных и культурных представлений о том, какой надлежит быть женщине. Архетип богини-девственницы являет собой чистую сущность того, что есть женщина и в чем ее значимость. Эта сущность незапятнанна и не осквернена, поскольку сохраняется в неприкосновенности и выражается без всяких уступок мужским нормам.

Архетип девственницы может побудить женщину стать феминисткой. Он может проявлять себя как стремление, от осуществления которого женщину обычно отговаривают, – в качестве примера можно сослаться на желание авиатора Эмилии Эрхарт летать там, где прежде не летал ни один пилот. Этот же архетип находит свое выражение в поэтическом, музыкальном творчестве или же в живописи – когда женщина создает произведения искусства, в которых воплощается ее глубинный внутренний опыт. И тот же самый архетип может присутствовать в медитативной практике и в акушерской деятельности.

Множество женщин собираются вместе и создают "женские" общества. Женские группы по расширению сознания, поклонения богам на горных вершинах, медицинские центры женской самопомощи и кружки шитья – все это выражения архетипов девственных богинь, проявляющих себя в женских группах.

Сознание, подобное сфокусированному свету

Каждой из трех категорий богинь (девственницам, "уязвимым" и алхимической богине) свойственна своя характерная особенность сознания. Богиням-девственницам присуще сфокусированное сознание. Женщины, подобные Артемиде, Афине и Гестии, обладают способностью концентрировать свое внимание на том, что значимо для них в данный момент. Они способны целиком погружаться в свою деятельность, игнорируя все, что является посторонним по отношению к поставленной цели.

Сфокусированным я называю сознание по аналогии с четко направленным ярким лучом света, освещающим только объект внимания и оставляющим в темноте или полумраке все остальное. Оно подобно лучу прожектора. Максимально собранное и сосредоточенно анализирующее сознание можно сравнить с пронизывающим и рассекающим лучом лазера, невероятно точным и, в зависимости от его энергии и природы объекта, на который он направлен, подчас разрушительным.

Концентрация сознания, позволяющая женщине сосредоточиться на решении проблемы или достижении поставленной цели, не отвлекаясь даже на еду или сон, приводит к глубоким открытиям. Женщина чувствует, что у нее внутри находится "ограничитель", который позволяет ей делать только то, на что она нацелила свой ум. Когда – как свойственно Артемиде и Афине – она концентрирует свое внимание на отдаленных или же близких целях, то это эффективно помогает ей добиваться результата.

Примером такой сосредоточенности сознания является Даниэла Стал, написавшая семнадцать романов, которые были переведены на восемнадцать языков и общий тираж которых составил более сорока пяти миллионов экземпляров. Она сама характеризует себя как "сверхрезультативную" личность: "Обычно я работаю очень напряженно – по двадцать часов в день, а сплю от двух до четырех часов. Это продолжается семь дней в неделю шесть недель, пока роман не будет завершен".

Характерная для Гестии сосредоточенность на собственном глубинном духовном центре позволяет женщине с соответствующим сильным архетипом медитировать в течение длительного времени, не обращая внимания ни на внешнюю обстановку, ни на неудобную позу.

Модели поведения

Женщины, которые, следуя своим наклонностям, становятся прекрасными спортсменками, деятельными феминистками, учеными, политиками, наездницами или же монахинями, движимы богинями-девственницами. Для того чтобы развивать свои таланты и сосредоточиваться на достижении поставленных целей, они нередко избегают традиционно женских ролей. Для них жить в "мужском мире", не изменяя себе, является достойным вызовом.

Согласно мифологии, каждая из богинь-девственниц сталкивалась с подобным же вызовом и отвечала на него по-своему.

Артемида, богиня охоты, покинув Олимп, избегала контактов с мужчинами, проводила время в дикой местности в окружении своих нимф. Ее способ адаптации – обособление от мужчин и их влияния. Подобным же образом действуют современные феминистки. Женщины типа Артемиды также ярко выраженные индивидуалистки. Они одиноки и делают только то, что имеет значение для них лично, без какой-либо поддержки или одобрения со стороны как мужчин, так и других женщин.

В противоположность ей, Афина – богиня мудрости, входила в мужское общество как равная или же превосходила мужчин в их занятиях. Она была великолепным стратегом и хладнокровной предводительницей в битвах. Ее способ адаптации – отождествление с мужчинами и преуспевание в традиционно мужских сферах деятельности.

Наконец, Гестия, богиня домашнего очага, выбрала третий способ – удаление от мужчин. Она ушла вглубь себя, оставшись безликой, неизвестной и одинокой. Женщина, движимая Гестией, затушевывает свою женственность, чтобы не привлекать к себе нежелательный интерес со стороны мужчин, избегает конфликтных ситуаций и живет замкнуто. У нее есть склонность к ежедневным размышлениям, которые придают смысл ее жизни.

Эти три богини-девственницы не изменяли себе, в какие бы взаимоотношения они ни были вовлечены. Их никогда не одолевали ни другие божества, ни собственные эмоции, на них не влияли ни страдания, ни родственные отношения, ни перемены.

Вследствие подобной сосредоточенности женщина может быть отрезана от собственной эмоциональной и инстинктивной жизни. Ее не затрагивают чужие проблемы, она дистанцируется от других людей. Она психологически "непроницаема", и значит, никто не "проникает" в нее. Эта женщина даже не подозревает о том, что такое эмоциональная близость. Нет никого, кто имел бы для нее хоть какое-то значение.

Таким образом, женщина, отождествившая себя с образом целомудренной богини-девственницы, чаще всего одинока, в ее жизни нет значимого "другого". Однако, несмотря на то, что роль, предоставленная ей ее богиней, достаточно ограничена, такая женщина на протяжении своей жизни способна духовно расти и меняться. Будучи от рождения подобной богине-девственнице, она может обнаружить, что Гера способна научить ее строить родственные отношения с их обязательствами перед близкими людьми, а Деметра – помочь ей ощутить волнение материнского инстинкта. Неожиданная влюбленность откроет ей, что Афродита – также ее часть.

Новая теория

Описывая Артемиду, Афину и Гестию как положительные, активные женские образы, я оспариваю традиционные постулаты психологии. В зависимости от того, чья точка зрения – Фрейда или Юнга – преобладает в психологии в данный момент, качества, являющиеся характеристиками богинь-девственниц, определяются как симптомы, патология или как выражение не вполне осознанного маскулинного элемента в женской душе. Подобные теории унизительны для женщин. Многие женщины, знакомые с теорией Фрейда, считают себя ущербными лишь потому, что предпочли сделать карьеру, а не родить ребенка. Те же, кто верит в теорию Юнга, стесняются высказывать вслух свои мысли, поскольку Юнг полагал, что женское мышление объективно уступает мужскому. Теория Фрейда пенис-центрированна. Он описывал женщин скорее в терминах того, что у них отсутствует анатомически, чем в терминах того, что присутствует в их телах и душах. С точки зрения Фрейда, отсутствие пениса делает женщин низшими и увечными существами. Как следствие, он полагал, что нормальные женщины страдают от зависти к пенису, мазохистичны и нарциссичны, их суперэго слабо развито (или же, говоря попросту, женщины менее совестливы, чем мужчины).

Согласно теории психоанализа Фрейда, поведение женщин следует истолковывать следующим образом:

Юнг оказался более "добр" к женщинам, чем Фрейд. По крайней мере, Юнг не рассматривал женщин как дефективных мужчин. Он выдвинул гипотезу, которая отсылает к различиям в хромосомном наборе мужчин и женщин. С его точки зрения, у женщин есть сознательная фемининная сущность и бессознательный маскулинный компонент – анимус, в то время как у мужчин наличествуют сознательная маскулинная личность и фемининная анима в бессознательном.

Согласно Юнгу, личность женщины характеризуется субъективностью, восприимчивостью, пассивностью, способностью воспитывать и заботиться. Рациональность, духовность и способность действовать решительно и беспристрастно Юнг считал мужскими качествами. Он полагал, что мужчины, в отличие от женщин, действительно одарены ими от природы. Женщины с подобными личностными чертами испытывают затруднения, поскольку не являются мужчинами; если женщина хорошо мыслит или компетентна в чем-либо, у нее всего лишь хорошо развит маскулинный анимус, который по определению менее сознателен и, следовательно, менее дифференцирован, чем мужской интеллект. Такой анимус может быть враждебным и иррационально упрямым, что особенно подчеркивалось Юнгом и его последователями.

Хотя Юнг и не считал женщин внутренне дефектными, тем не менее он полагал, что они не столь способны к творчеству, объективны в своих воззрениях и активны в жизни, как мужчины. Юнг вообще был склонен рассматривать женщин скорее как подчиненных и привязанных к мужчинам существ, лишенных собственных независимых потребностей. Например, он полагал, что мужчина – это творец, и отводил женщине роль помощницы в мужском творческом процессе: "Мужчина выносит наружу собственную работу из своего внутреннего женского естества как завершенное произведение творчества", а "внутренняя маскулинная часть женщины выносит наружу творческие семена, способные оплодотворить фемининную часть мужчины".

Теоретическая позиция Юнга расхолаживала женщин в их стремлении к достижениям. Он писал: "Выбирая мужскую профессию, обучаясь и работая как мужчина, женщина совершает нечто такое, что не соответствует, если не вредит прямо, ее женской природе".

Образы богинь

Когда богини рассматриваются как образцы нормального женского поведения, женщина, в большей степени соответствующая мудрой Афине или соперничающей Артемиде, а в меньшей – Гере-жене или Деметре-матери, получает возможность ценить себя как самостоятельную личность – активную, беспристрастную в своих оценках и ориентированную на достижения. Она, вопреки диагнозу Фрейда, не страдает из-за маскулинного комплекса и не считает, что ее жизненная позиция обусловлена анимусом и маскулинна по своей сути, как того хотелось бы Юнгу.

Когда в женщине пробуждаются образы Афины и Артемиды, такие "женские" качества, как зависимость, восприимчивость, способность воспитывать и заботиться, не могут быть выражены в ее личности. Ей предстоит развивать их, чтобы научиться создавать прочные близкие отношения, быть уязвимой, давать и принимать любовь и заботу, поддерживать развитие других.

Созерцательная устремленность Гестии во внутренние глубины души держит ее на эмоциональной дистанции от окружающих. Несмотря на это, ее спокойная доброжелательность помогает ей оказывать поддержку другим людям и учить их. Женщина, движимая образом Гестии, так же, как и в случае с Афиной и Артемидой, нуждается в развитии способности к личностной близости.

У женщин, похожих на Геру, Деметру, Персефону или Афродиту, другие задачи. Эти образы предрасполагают к близким отношениям, они соответствуют юнгианскому описанию женщин. Такие женщины нуждаются в развитии качеств, которые не являются сильной стороной доминирующих в них моделей поведения – сосредоточенности, объективности и уверенности в себе. Их жизненная задача – развивать анимус или пробуждать архетипы Артемиды и Афины. Та же задача стоит перед женщинами, в которых преобладает архетип Гестии.

Маскулинный анимус или фемининный архетип?

Анализ субъективных переживаний и содержания снов женщины помогает выяснить, чем обусловлена ее жизненная активность – маскулинным анимусом или образом женской богини. Например, если женщина чувствует чуждость своей напористой части, ощущает ее в себе как мужчину, которого она призывает лишь в трудных ситуациях, требующих от нее "быть жесткой" или "думать как мужчина" (при этом она никогда не чувствует себя "как дома"), значит, в ней проявляется ее анимус. Он держится в резерве и активизируется, когда женщине требуется больше энергии. В первую очередь это касается женщин, в которых сильнее образы Гестии, Геры, Деметры, Персефоны или Афродиты.

Когда у женщины хорошо развиты личностные аспекты Афины и Артемиды, она действительно может быть настойчивой, ясно мыслить, знать, что ей нужно, и успешно действовать в конкурентной борьбе. Эти качества ощущаются ею как выражение ее женской природы, но никак не чужеродный маскулинный анимус, действующий "за нее".

Второй способ отличить архетип Артемиды или Афины от анимуса – проанализировать сны. Так можно определить, что движет женщиной – архетип богини-девственницы или же обусловленная маскулинным началом целеустремленность и напористость.

Если преобладают архетипы Артемиды и Афины, женщина во сне часто сама исследует незнакомую ей местность. Она видит себя в роли главной героини своего сна, борющейся с препятствиями, взбирающейся высоко в горы или отважно проникающей в чужую страну или подземелье. Например: "я ночью в автомобиле с откидным верхом, мчусь по деревенской дороге, обгоняя другие машины"; "я чужестранка в изумительном городе, вижу висячие сады Вавилона"; "я – двойной агент и не должна быть здесь; я чувствую опасность – окружающие меня люди могут догадаться, кто я".

В снах женщины легкость путешествия или же встретившиеся трудности отражают соотношение внутренних и внешних препятствий, возникающих при попытках быть в этом мире независимой, эффективно действующей личностью. Как в своих снах, так и в реальной жизни женщина чувствует себя естественно, когда сама определяет свой путь. Действуя, она думает исключительно о самой себе.

Когда настойчивость и уверенность у женщины не развиты, в женских снах часто возникает иной образ. Это может быть представляемый смутно или же вполне определенный, легко узнаваемый человек – мужчина или женщина. Пол этого персонажа является символом, благодаря которому можно определить, имеем ли мы дело с "маскулинностью" (анимус) или "фемининностью" (богиня-девственница).

Например, если сновидица только развивает в себе качества Артемиды или Афины и находится на раннем этапе своего профессионального обучения, чаще всего она видит во сне неизвестную женщину неясных очертаний. Позднее ей может сниться женщина, подобная ей самой в плане образования или карьеры, или же сокурсница.

Когда спутник сновидческих приключений женщины – мужчина или юноша, она скорее всего отождествляет себя с "уязвимыми" богинями или, как мы увидим дальше, с Гестией или Афродитой. Для таких женщин мужчины символизируют действие, и потому в их снах настойчивость и дух соперничества проявляются как маскулинные качества.

Подобным же образом, если женщине нужно собраться с духом, чтобы войти в офис или в академическое учебное заведение, анимус, или маскулинный аспект ее натуры, поддерживающий ее в такие моменты, может быть выражен в снах в виде смутно различимого мужчины, возможно, подростка или юноши, вместе с которым она находится в некоем неизвестном и часто опасном месте. После того как она получает хорошие оценки или продвигается по службе и чувствует большую уверенность в своих способностях, местность во снах становится все более дружественной, теперь в сновидении ее сопровождает знакомый или кажущийся знакомым мужчина. Например: "я совершаю длительную поездку в автобусе вместе с моим старым школьным другом", "я в машине, которую ведет мужчина; сейчас я не могу определить, кто он, но во сне мы с ним знакомы".

Новая теория, которую я детально описываю в этой книге, базируется на существовании архетипических образов или моделей поведения, введенных в обиход благодаря концепции Юнга. Я не отвергаю описанную Юнгом модель женской психологии, но считаю ее пригодной лишь для некоторых, но отнюдь не для всех женщин. Главы, посвященные "уязвимым" богиням и Афродите, развивают модель Юнга, в следующих главах – об Артемиде, Афине и Гестии – я предлагаю новые схемы, которые выходят за рамки юнгианской теории.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)