<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 7

ПРЕПУБЕРТАТНЫЙ ПЕРИОД И ЮНОСТЬ

Если в латентном периоде царит относительный мир и спокойствие, то с наступлением пубертатного периода этому состоянию приходит внезапный конец. Достижение полового созревания поднимает волну беспокойства не только в сексуальной сфере, но также в широкой области социального поведения. Согласно психоаналитической теории, юноша, переполненный возрождающимися побуждениями, в попытке противостоять новой атаке должен перегруппировать защитные силы эго.

ОРТОДОКСАЛЬНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ

Психосексуальное развитие

Интервал между латентным и пубертатным периодами известен как препубертатный или предъюношеский возраст. В указанном интервале происходит подготовление к физической сексуальной зрелости. Анна Фрейд утверждает, что происходят не качественные изменения, а количественное наращивание инстинктивной энергии (см. прим. 1). Наращивание не ограничивается сексуальной жизнью. В распоряжении ид оказывается большее количество либидо и катектирование энергии производится весьма неразборчиво. По словам Анны Фрейд (21, с. 159):

"Агрессивные побуждения интенсифицируются до полной неуправляемости, голод становится обжорливостью, непослушание переходит в криминальное поведение юности. Оральные и анальные интересы, долго подавлявшиеся, снова выходят на поверхность. Привычка к чистоплотности, с трудом приобретенная в латентный период, уступает место наслаждению от нечистот и беспорядков. Вместо скромности и симпатии мы обнаруживаем тенденцию к эксгибиционизму, грубость и жестокость к животным. Реактивные образования, которые, казалось, твердо утвердились в структуре эго, разлетаются вдребезги. Одновременно старые исчезнувшие тенденции входят в сознание. Эдиповы желания осуществляются в форме фантазий и грез, в которых они мало искажаются; у мальчиков мысли о кастрации и у девочек зависть к пенису снова становятся центром интересов. Во вторгающихся силах очень немного новых элементов. Это вторжение просто еще раз выносит на поверхность знакомое содержание ранней инфантильной сексуальности маленьких детей" (см. прим. 2).

Дойч (14) выражает другое мнение о препубертатном периоде у девочек. Она считает его временем возрастания свободы от инфантильной сексуальности и агрессивности. Нарастающая активность проявляется не в агрессивности, а в адаптации к реальности и в управлении окружением; эта активность превосходит пассивность пубертатного возраста. Шпигель (62) в обзоре о вкладе психоанализа в изучение юности сомневается в выводах Дойч, основываясь на ее собственном материале. Она указывает, что трудно согласовать предположение о свободе от инфантильной сексуальности с доказательствами сильного интереса к функции сексуальных органов, озабоченностью фантазиями о проституции и садомазохистской интерпретацией полового акта. Девочки препубертатного возраста также описываются как наполненные яростью, ненавистью и одновременно зависимые, эмоционально ориентированные на мать.

С наступлением физической сексуальной зрелости (собственно пубертатного возраста), согласно Анне Фрейд, происходят дальнейшие изменения качественного характера (см. прим. 3). Повысившийся инстинктивный катексис прежде был повсеместным и недифференцированным; теперь либидо, особенно у мужчин, концентрируется специфическим образом на чувствах, целях, мыслях, касающихся гениталий. Прегенитальные тенденции отходят на задний план, что приводит к явному улучшению в поведении. Грубая агрессивность предъюношеского возраста уступает место более рафинированной генитальной мужественности. Создается впечатление о спонтанном излечении от прегенитальности, хотя и во многом обманчивое. Временный триумф генитальности над ранними фиксациями оказывается несостоятельным во взрослой жизни: когда давление инстинктов спадает до нормального уровня, все старые тревоги и конфликты появляются в неизменном виде.

Гетеросексуальная реализация, однако, ограничена фактом, что общество строго препятствует сексуальным отношениям в течение юности (см. прим. 4). Согласно Фенихелю, конфликты между влечениями и тревогами осознаются современными юношами главным образом в виде конфликтов, связанных с мастурбацией. Повышенные генитальные устремления рано или поздно находят выражение в мастурбаторной активности, если не слишком интенсивны инфантильные регрессии. Страхи и чувство вины, изначально связанные с сопутствующими эдиповыми фантазиями, перемещаются к мастурбации. Юноши реагируют на эти страхи и чувство вины, принимая сторону влечений и вступая в борьбу с тревогой и родителями, или более часто они могут принимать сторону тревоги и родителей, пытаясь бороться с инстинктивными соблазнами. Нередко происходит и то и другое (см. прим. 5).

Для мальчика сексуальное развитие в пубертатном возрасте считается пробуждением и продолжением инфантильной сексуальности. Он сохраняет интерес к пенису, тогда как девочка меняет направленность. В течение юности она осознает влагалище в качестве источника удовольствия, хотя прежде интересовалась только клитором и хотела быть мальчиком. В пубертатном возрасте должны быть приняты женская функция и соответствующая пассивная роль. При сильной зависти к пенису это переключение серьезно тормозится. Шпигель (62) утверждает, что первая менструация играет важную роль в процессе поддержания женской направленности с фантазиями относительно садомазохистского удовлетворения, беременности, рождения ребенка, или, наоборот, приводит к отклонению женственности с нарастанием зависти к пенису и усилением кастрационного комплекса (см. прим. 6). Буксбаум (13) описывает бессознательное переживание первой менструации как повреждение гениталий посредством кастрации и наказание за мастурбацию. Дойч (14) также подчеркивает двойственность сексуальной роли матери и возлюбленной, которая у девочки должна полностью сынтегрироваться.

Шпигель обобщает в своем обзоре половые различия в нарциссизме в пубертатном возрасте, впервые сформулированные Харник. Считается, что мужчина сохраняет нарциссическую оценку пениса на протяжении почти всей жизни. Женщина, достигшая зрелости в пубертатном возрасте, склонна ценить красоту лица и фигуры. Основа сдвига женского либидо от гениталий к телу как целому обнаруживается в вытеснении, имеющем место в пубертатном возрасте, которое особенно относится к сексуальности, связанной с клитором. Мужчина претерпевает подобный, но менее значительный сдвиг, выраженный в утверждении телесной силы и мужественности.

Формирование эго и супер-эго

В предшествующем юности возрасте, как мы видели, разрушает, баланс между эго и ид, достигнутый в латентный период. Физиологические силы стимулируют инстинктивные процессы и нарушают баланс. Эго, уже усилившееся и укрепившееся, отчаянно борется за восстановление равновесия, используя все имеющиеся у него в репертуаре силы. Конфликт отражается в поведении. Когда одерживает победу ид, происходит бегство в мир фантазий, скатывание к прегенитальному сексуальному удовлетворению, возрастание агрессивности и даже имеют место криминальные поступки. Когда в выигрыше оказывается эго, проявляются заторможенность, различные формы тревоги, невротические симптомы.

В юности возможны две крайности в разрешении конфликта. Если усилившееся ид преодолеет эго, возврат к прежнему характеру индивида будет неосуществим и вхождение во взрослую жизнь, по словам Анны Фрейд, будет отмечено "бунтом незаторможенного удовлетворения инстинктов". В случае победы эго сохранится характер, установившийся у индивида в латентный период. Когда происходит последнее, побуждения юноши ограничены в пределах, предписываемых инстинктивной жизнью ребенка. При неспособности использовать возросшее либидо необходим постоянный расход контр-катексиса, работа защитных механизмов, вероятно возникновение симптомов. Эго остается ригидным и негибким в течение всей жизни. В результате конфликта сил личность юноши характеризуется такими противоречивыми чертами, как альтруизм и эгоизм, общительность и уединенность, снисходительность и аскетизм.

Три фактора определяют, будет ли результат решения конфликта односторонним или успешным: 1) сила побуждений ид, обусловленная физиологическим процессом полового созревания; 2) устойчивость или неустойчивость эго по отношению к инстинктам, которая зависит от специфики формирования в латентный период; 3) сущность и эффективность защитных механизмов, имеющихся в распоряжении эго (см. прим. 7).

В период юности эго также отчуждается от супер-эго. Ввиду близкого отношения к родителям супер-эго рассматривается в качестве инцестного объекта. Главный результат разрыва эго с супер-эго состоит в наращивании опасности, исходящей от инстинктов. У индивида возникает склонность к асоциальности, так как союз эго и супер-эго приходит к концу. Защитные меры, подсказываемые тревогой супер-эго, становятся недейственными, и эго отбрасывается к уровню чисто инстинктивной тревоги с сопутствующими примитивными защитными средствами (см. прим. 8). В этих случаях возникают условия для развития того, что Фенихель описывает в качестве "импульсивного характера". Другую крайность, согласно комментарию Шпигель (62), представляет подчеркивание обществом в период юности формирования супер-эго. Тенденция максимизировать послушание юноши может быть ответственна за частое проявление псевдозрелости. Юноша как бы соглашается с серьезными требованиями современного общества, но эмоционально очень близок к протесту против этих требований. Шпигель добавляет, что революционный тип юноши не часто встречается в наши дни.

Бернфелд (7, 8, 9, 10) в серии публикаций пытается классифицировать реакции юношей на либидные перемены в пубертатном возрасте и сдвиги в отношениях эго и супер-эго. Он различает два типа реагирования: невротический и простой, или неосложненный. Невротическая группа пытается отрицать пубертатные перемены и живет как будто ничего не произошло. Тревога и защита против тревоги характеризуют поведение. С другой стороны, неосложненная группа поддерживает идеал взрослости и, следовательно, приветствует проявление сексуальной зрелости. Что касается вариантов в отношениях эго и супер-эго, Бернфелд дифференцирует юношей на крайне уступчивых желаниям окружающих и склонных к мятежному поведению, а также тех, у кого имеют место смешанные реакции. Виттелз (66) предлагает выделять фазы юношеского возраста: вторичный фаллический период, вторичный латентный период и, наконец, стадию зрелого эго.

Отношения с другими людьми

В предъюношеской фазе либидо снова направляется к любовным объектам детства. Инцестные эдиповы фантазии занимают видное место. Первостепенная задача юношеского эго – любой ценой отразить эти тенденции. Обычно молодой человек изолируется и ведет себя среди членов семьи словно чужой (см. прим. 9). Связи с родителями он заменяет новыми привязанностями. Иногда его привлекают сверстники, тогда отношения принимают форму страстной дружбы или настоящей любви; иногда привлекает человек постарше, кто воспринимается как лидер, – явная замена оставленных родителей. Пока отношения продолжаются, они страстные и единственные, но длятся недолго. Те, кто избран в качестве объектов, покидаются без каких-либо размышлений об их чувствах. Взамен выбираются другие. Покинутые объекты быстро и полностью забываются, но форма отношений к ним сохраняется до мельчайших деталей и в общем воспроизводится почти с навязчивой точностью в отношениях с новыми объектами. Шпигель отмечает, что реанимация эдипова комплекса не проявляется в чистой форме, особенно по прошествии юности с истечением времени. По мере созревания заместители родителей выбираются все в меньшем соответствии с оригинальным родительским образом.

Согласно Анне Фрейд, эти скоротечные фиксации не являются действительными отношениями к объекту, а скорее самыми примитивными идентификациями. Переменчивые характеристики пубертатного возраста не указывают на внутренние перемены в любовной ориентации или убеждениях индивида. Фенихель говорит, что многими способами объекты используются просто как инструменты в снятии внутреннего напряжения, в качестве плохих или хороших примеров, доказывающих собственные возможности, вселяющих уверенность. Объекты легко оставляются, если утрачивается их успокаивающая значимость.

Далее Анна Фрейд утверждает, что юноша регрессирует в своей либидной жизни от любви к объекту в нарциссизм. Он избегает полного крушения посредством судорожных попыток снова установить контакт с внешними объектами, хотя бы путем серии нарциссических идентификаций.

В контексте ортодоксальной теории фаза гомосексуального выбора объектов описывается как временная и нормальная, возникающая на волне нарциссизма (см. прим. 10). Фенихель разрабатывает данную тему, утверждая, что гомосексуальные предпочтения соответствуют одновременно социальным и нарциссическим запросам. Юноши предпочитают встречаться на гомосексуальных сборищах, чтобы избежать возбуждающего присутствия противоположного пола и в то же время избегают одиночества. Таким способом они надеются обрести искомое успокоение. Однако дружеские отношения, формируемые в надежде избежать сексуальных отношений, часто сами приобретают сексуальный характер.

Обсуждая развитие девочек, Дойч (14) говорит о переменах в выборе объекта: от гомосексуального в предъюношеском возрасте к бисексуальному в раннем пубертатном периоде и гетеросексуальному в поздней юности. Гомосексуальное отношение временами приобретает садомазохистское качество. Типична безудержная влюбленность в девушек старшего возраста, сочетающаяся с тесной дружбой со сверстницами. Бисексуальность ранней юности акцентируется частотой любовных треугольников. Наряду с возрастанием сексуальных желаний имеют место многочисленные фантазии, наиболее распространенные из которых касаются беременности и проституции и, в меньшей степени, изнасилования.

Психологически выступает нарциссизм, являющийся одной из составляющих женской сущности, совместно с пассивностью и мазохизмом. Развитию пассивности способствует факт, что женщина не может быть активной и агрессивной из-за двойного стандарта. Травма, связанная с отсутствием активного органа, пениса, тоже приводит к поиску пассивных способов сексуального удовлетворения. Ввиду невозможности выражения активности и агрессивности во внешнем мире женщины обращаются внутрь в мазохистской манере. Самовлюбленность в качестве идентификации служит защитой против мазохистских влечений.

Психологические механизмы

Защитные механизмы в препубертатном периоде. Предпринимая усилия к восстановлению равновесия латентного периода, эго мобилизует все имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы. Ландер (54) считает, что даже прорывы прегенитальных тенденций вследствие безуспешной защиты в этом возрасте служат регрессивным ограждением против правонарушений. Гринейкр (35) описывает специфическую защиту прегенитального периода под названием "препубертатной травмы", при которой молодая девушка играет провоцирующую и содействующую роль в сексуальном акте со взрослым. На уровне сознания предоставляется возможность воспринимать и использовать случившееся в качестве "реальной защиты" против половой зрелости, так как чувство вины перемещается на взрослого. Шпигель (62) цитирует указанный факт в доказательство, что внешняя реальность изначально может служить защитным целям.

Аскетизм. Общеизвестным механизмом в юности является отрицание всех инстинктивных побуждений, так называемый "аскетизм". Индивид с подозрением относится к наслаждениям вообще и ограничивает желания суровыми запретами наподобие воспитания строгими родителями в раннем детстве. Неприятие инстинктивных желаний имеет тенденцию распространяться даже на обычные физические потребности. Примерами являются избегание общества сверстников, уклонение от участия в любых мероприятиях, отказ от всего касающегося спектаклей, музыки, танцев. Более крайние формы представляют поступки, связанные с ненужным риском для здоровья: хождение в несоответствующей одежде, отказ от вкусной пищи, ограничение в сне и т.д.

Анна Фрейд (21) отличает аскетизм от вытеснения на двух основаниях: 1) Вытеснение связано со специфическим инстинктивным отношением и касается природы и качества инстинкта. Анально-садистические тенденции могут быть вытеснены, а оральные удовлетворены. С другой стороны, аскетизм затрагивает количественный аспект инстинкта, и все инстинктивные побуждения рассматриваются как опасные. 2) При вытеснении в некоторой форме имеет место замещение, например, истерический симптом; в то же время аскетизм может быть замещен только неожиданным переключением на выражение инстинкта. В целом аскетизм более примитивный и менее комплексный процесс.

Интеллектуализация. Вторым защитным механизмом в юности является интеллектуализация. Цель аскетизма – просто держать ид в определенных пределах, накладывая запреты. Цель интеллектуализации состоит в тесном связывании инстинктивных процессов с идейным содержанием, чтобы допустить их в сознание и взять под контроль. Зарождается этот механизм в результате повышения эффективности функционирования интеллекта. Интересы меняются от конкретных в латентном периоде к абстрактным (см. прим. 11). Имеют место все виды абстрактных рассуждений по таким темам, как брак, политическая философия, религия, профессии и т.д. Однако преобладание интеллектуальной деятельности в это время накладывает очень малый отпечаток на реальное поведение юноши. Несмотря на высокомерные взгляды, он остается озабоченным повседневными проблемами. Интеллектуализация ориентирована не на действительность, а скорее служит защитой против инстинктов. Вместо аскетического бегства от инстинкта происходит обращение к нему, но только в мышлении. Анна Фрейд описывает ситуацию следующим образом (21, с. 177-178):

"Абстрактные интеллектуальные дискуссии и размышления, которыми наслаждаются молодые люди, не являются истинными попытками разрешения задач, поставленных реальностью. Психическая активность скорее представляет указание на напряжение инстинктивных процессов и их перевод в осознанное абстрактное мышление. Философия жизни, выражающаяся в требованиях революционных перемен во внешнем мире, является реакцией на восприятие новых инстинктивных требований ид, угрожающих революционизировать всю жизнь юношей. Идеалы дружбы и вечной преданности просто отражают беспокойство эго, когда воспринимается исчезновение новых страстных отношений к объекту. Стремление к покровительству и поддержке извне в часто беспомощной битве против собственных могущественных инстинктов может быть трансформировано в искусные аргументы о неспособности человека принимать независимые политические решения. Мы видим, что инстинктивные процессы переводятся в понятия интеллекта. Причина такого внимания к инстинктам заключается в попытке сдерживания и контролирования их на другом психическом уровне".

Творчество в качестве защитного механизма. Шпигель (62) обобщает работы нескольких психоаналитиков, интерпретирующих юношеское творчество в качестве защиты против восстанавливающих эдипов конфликт побуждений. Наиболее распространенной формой творческих усилий в это время являются дневники, которые содержат в дополнение к действительным событиям все виды размышлений, планов, воспоминаний. Поэтические и другие попытки в этой связи тоже изучались. Бернфелд утверждает, что инцестные либидные влечения отклоняются к другим допустимым объектам: фантазиям, ценностям, идеям, так называемым "псевдообъектам". Творчество в такой форме одобряется эго-идеалом. Ранк указывает, что драмы, написанные в юности, изначально относятся к проблемам инцеста. Частота неожиданного прекращения творческой активности к концу юности объясняется неспособностью взять под контроль инцестный конфликт.

Трансформация творчества в качестве защиты в истинное творчество осуществляется, когда юноша жертвует собственными нуждами в пользу требований сообщества и таким образом происходит возврат от фантазии к реальности. Мотив отказа от удовлетворения личными грезами, раскрываемый в дневниках, основывается на амбициозных устремлениях юноши к славе и власти, приобретаемых посредством впечатлений широкой аудитории. Герой литературной продукции, воплощающий эго-идеал автора, служит завоеванию симпатии, признания и любви.

МНЕНИЕ РАНКА: ХАНКИНЗ

Бланчард (11) описывает воззрения Ранка на юность, основываясь на материале публикации Ханкинз. Согласно точке зрения Ранка, период юности придает новое развитие непрерывной борьбе самости за независимость и значимость. Сексуальное влечение представляют силы, которые угрожают самоутверждению и сознанию собственного отличия. Юноша боится сексуальных побуждений и оказывает сопротивление, так как они могут захлестнуть его и вынудить к отказу от действий в соответствии с целостной самостью. Примирение между сексуальными влечениями и индивидуальным самовыражением, обусловленное культурой, состоит в любви к другому человеку. Однако юноша не склонен входить в такое отношение ввиду необходимости утраты полного самоконтроля и допущения частичного контроля другим человеком.

Ханкинз считает нормальным исходом юности обогащение личности новыми переживаниями и отношениями, несмотря на элемент самопожертвования. Она критикует объяснение юношеского аскетизма Анной Фрейд, которая видит главным образом в аскетизме механизм сохранения индивидуальности за счет отрицания сексуальности или удержания ее под строгим контролем. Сексуальную неразборчивость, по мнению Ханкинз, тоже следует рассматривать как попытку сохранения самости, а не в качестве незаторможенного стремления к сексуальному удовлетворению. Транзиторные отношения могут быть использованы с целью доминирования над другим человеком с помощью его сексуальных потребностей, в то же время не жертвуя частью самости.

НЕОФРЕЙДИСТСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ: САЛЛИВАН

В предъюношескую эру, по Салливану, формируется способность к любви. Любовь существует только тогда, когда удовлетворение и безопасность любимого так же важны, как собственные. В это время мальчики чувствуют себя более непринужденно друг с другом, чем с девочками. Способность любить сначала проявляется по отношению к близкому приятелю. Когда это случается, сильно возрастает установление согласованности в употреблении символов. Происходит обучение видеть себя глазами других. Так осуществляется консенсуальная валидизация собственной личной ценности. Словами Салливана (64, с. 20-21):

"В это время подлежит познанию реальный социальный мир. Как только некто открывает, что вся огромная искусственная и чем-то обоснованная структура психики, мышления, личности доступна для некоторого контроля и контрконтроля, человек начинает чувствовать себя человеком в ином, чем прежде, смысле. Более полное становление человека выражается в появлении способности к оценке общности людей независимо от их чувственного присутствия или опосредованного географическими знаниями и т.п. Другими словами, чувство человечности является одной из сторон личностной экспансии в юности. Обучение на этой стадии начинает приобретать его подлинный аспект – обеспечения безопасности человека в удовлетворении потребностей и поддержания безопасности в межличностных отношениях на протяжении всей остальной жизни".

Возраст, предшествующий юности, для большинства людей в нашей культуре представляет наиболее безмятежный период жизни (см. прим. 12). Жизненные проблемы уменьшаются до "маленьких карикатур того, чем они могут оказаться". Трудности юности концентрируются вокруг созревания "механизмов генитального вожделения". Происходит собственно окончательное сексуальное развитие, но конфликты относительно сексуальности являются функцией двух культурных факторов: 1) порицания добрачных сексуальных связей и 2) неодобрения ранних браков. Поэтому пропасть между пробуждением юношеского вожделения и соответствующими браку обстоятельствами постепенно расширяется.

При столкновении сексуальных побуждений с системой самости вожделение не может быть легко диссоциировано. У большинства людей оно вообще не может быть диссоциировано; у некоторых это возможно, но только за счет риска для полноценной жизни. Обычно сексуальные чувства возникают снова и снова, создавая угрозу безопасности и продуцируя беспокойство. Методом, который может работать или не работать, является сублимация или, по терминологии Салливана, "сублимативное переформулирование межличностных отношений". Он описывает сублимацию следующим образом (64, с. 62): "Мотив, вовлеченный в болезненный конфликт, комбинируется с социальным (культурно обусловленным) стилем жизни, который искажает наиболее провоцирующие аспекты конфликта и, как правило, оставляет некоторую представленность в конфликте противоборствующего мотива". Иллюстрацией служит молодая женщина с фантазиями, касающимися проституции, посвящающая свое время филантропической работе с падшими женщинами в районах трущоб. Маллахи заявляет, что Салливан использует понятие "сублимация" гораздо шире, чем ортодоксы, так как сублимация может быть отнесена к любой тенденции системы или влечения (см. прим. 13).

Если в юности затруднения успешно преодолеваются, у человека проявляется в любой ситуации адекватное самоуважение. Наряду с самоуважением имеют место уважение к другим и свобода личной инициативы, которые позволяют приспосабливать личностные характеристики к социальным порядкам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анна Фрейд описывает препубертатный возраст как фазу, в которую бессознательные побуждения снова осуществляют прорыв, сопровождаемый агрессией, прегенитальными симптомами, эдиповыми фантазиями. Дойч, с другой стороны, говорит, что для девочек этот период является наиболее свободным от инфантильной сексуальности и агрессии. С наступлением пубертатного возраста, согласно ортодоксальной теории, либидо особо концентрируется на генитальных чувствах, целях и мыслях, одновременно явно улучшается поведение. Гетеросексуальный выход, однако, не одобряется обществом, поэтому распространены конфликты вокруг мастурбации. Считается, что юная девушка осознает влагалище в качестве источника удовольствия, тогда как прежде она проявляла интерес исключительно к пенису и хотела быть мальчиком. В это время происходит столкновение с необходимостью принятия женской функции и пассивной роли. Нарциссизм в течение юности сильно проявляется у обоих полов.

Характерен конфликт между эго и ид. Возможны два крайних результата: если одерживает победу ид, происходит "необузданное удовлетворение инстинктов", если выигрывает эго, побуждения заключаются в узкие пределы, постоянно расходуется энергия контр-катексиса, действуют защитные механизмы, возникают симптомы. Эго в этот период отчуждается от супер-эго, что еще больше наращивает опасность от инстинктов и склоняет индивида к асоциальности.

В области отношений с другими людьми юноша должен бороться с эдиповыми фантазиями, снова пробуждающимися в препубертатный период. Связи с родителями он заменяет новыми привязанностями. Новые любовные отношения, будь то с человеком его возраста или представляющим замену родителям, являются страстными и исключительными, но скоротечными. Другие люди выбираются в качестве объектов и покидаются без размышлений об их чувствах. Мимолетные любовные фиксации такого рода, по мнению Анны Фрейд, высоко нарциссичны и в действительности представляют примитивные формы идентификации. В соответствии с этой волной имеет место нормальная временная фаза гомосексуальных отношений. В случае девочек, согласно Дойч, происходит смена объекта от гомосексуального в препубертатном периоде к бисексуальному в раннем пубертатном возрасте и гетеросексуальному в поздней юности. Значимыми элементами женской сути считаются нарциссизм, пассивность и мазохизм.

В препубертатный период эго без разбора призывает все защитные механизмы, имеющиеся в его распоряжении. В течение юности наиболее часто используются два механизма: аскетизм, отвергающий все инстинктивные желания, и интеллектуализация, связывающая инстинктивные процессы с идейным содержанием. Юношеское творчество, такое, как дневники, тоже интерпретируется в качестве формы защиты.

В позиции Ранка по поводу юности подчеркивается продолжающаяся борьба за независимость и значимость самости. Индивид страшится сексуальных побуждений и оказывает сопротивление, так как они могут завладеть им и заставить отказаться от способности действовать как целостная самость. Салливан описывает препубертатный возраст в качестве наиболее безмятежной фазы человеческой жизни, когда созревает способность к любви. Затруднения в юности случаются в отношении "механизма генитального вожделения". Сексуальность переполняется конфликтами, потому что досупружеский сексуальный опыт не одобряется и ранние браки не рекомендуются. Если юность благодаря сублимации проходит успешно, то в последующем, по Салливану, человек проявляет адекватное самоуважение почти в любой ситуации.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)