<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Предисловие

Теории личности увеличиваются в количестве словно при эпидемии чумы. Болезнь может принять форму типов или черт, факторов или полей, канализаций или катексисов. В отличие от эпидемий, однако, теориям позволено свирепствовать, не подвергаясь проверке. Они больше похожи на забаву для доктора, которого интересует само насекомое, а не попытка раскрыть, почему умирают жертвы укуса. Прогноз в таких случаях должен предполагаться и быть руководящим принципом.

Короче говоря, мы сталкиваемся с распространением якобы теорий и недостатком необходимой проверки. Попытки проверять и опровергать существующие концепции кажутся далеко менее привлекательными, чем соблазн фабриковать новые. Еще большего осуждения заслуживает факт, что теории, казалось бы потенциально зрелые, даже не излагаются в систематической форме, способствующей исследованию. Настоящая книга написана с целью содействовать заполнению пробела.

Чтобы приблизиться к задаче создания по-настоящему весомой теории личности, представляется разумным начать с организации в единую структуру тех теорий, которые получили некоторый кредит доверия в области их приложения. Для большинства профессионалов, чья работа тесно связана с личностной сферой, психоаналитическая теория, понятая в самом широком смысле, вероятно, является самой ценной. Социальные работники, психиатры, клинические психологи среди других сплошь и рядом руководствуются психоаналитическими принципами в повседневной практике. Если автор в дальнейшем считает оправданным сужение масштаба обозрения (что, очевидно, имеет место), он также исходит из факта, что психоаналитическая теория, по всеобщему мнению, наиболее всеобъемлющая из личностных теорий. С другой стороны, мало причин оправдываться относительно ограничения усилий только на этой теории. Она представлена многими разновидностями, как покажут последующие страницы.

В книге приблизительно две трети объема посвящено изложению различных психоаналитических теорий личности. Понятно, что содержание не может быть новым и не может в полноте отражать первоисточники. Предполагаемая уникальность вклада состоит в способе размещения и организации материала в целях облегчить сравнение различных теоретических позиций по тем же самым вопросам. Прежде всего в подготовке рукописи необходимо было решить задачу построения основной структуры, релевантной всем теориям. Для реализации этого намерения наиболее подходящим показалось изложение взглядов в соответствии с хронологической последовательностью формирования личности. Кроме того, исходным, естественно, был факт традиционного обращения авторов-психоаналитиков к процессу развития. Такая структура, следовательно, обоснована и тем, что адекватная теория, в конечном счете, должна способствовать пониманию, предсказанию и контролю за проявлениями поведения.

Наблюдение за становлением личности в течение ряда лет влечет разделение на возрастные уровни, начиная с возможных пренатальных воздействий и влияния родов вплоть до формирования структуры характера у взрослых. Непрерывность перехода от одного уровня к другому показана, насколько это возможно, единообразием принципа описания содержания отдельных возрастных периодов: формирование эго и супер-эго; психосексуальное развитие; отношения с другими людьми и механизмы психологической защиты. Каждый раздел начинается с изложения фрейдистских воззрений, затем следуют взгляды ранних и поздних отступников от ортодоксального психоанализа. Остается надежда, что в дальнейшем организация материала могла бы быть улучшена.

В этом месте следует остановиться, чтобы дать краткую характеристику тем, кто занимает видное положение в тексте. Мысль, что психоаналитическая теория изошла от лица Зигмунда Фрейда (точнее, из губ его пациентов) незадолго до начала нашего столетия, не будет большим откровением для читателя. Почти в равной мере известна плеяда "ранних отступников" в период второго и третьего десятилетий двадцатого века: Адлер, Юнг и Ранк. Позднее начался подъем различных "неофрейдистских" движений. Эти и другие исторические особенности, значимые в оценке эволюции психоанализа, достаточно полно документированы (56, 61, 65) и не относятся напрямую к данной работе.

Важно, однако, попытаться прояснить различия между современными ортодоксами и неофрейдистскими теоретиками. Существует мнение, что в настоящее время каждый является неофрейдистом. Имеется в виду выход из моды многих оригинальных повсеместно распространенных формулировок Фрейда. Отношение Фрейда к влиянию культуры значительно изменено во взглядах такого видного ортодоксального последователя, как Отто Фенихель. Но неофрейдисты идут еще дальше. Они возражают по вопросам, подобным теории либидо, метафорическим концепциям Фрейда и ортодоксальному акцентированию раннего психосексуального развития. Не учитывая позиции по этим проблемам, неофрейдисты сами представляют гетерогенную группу. Возможно, наименее запутанным способом знакомства будет простое называние лиц, обычно причисляемых к неофрейдистам: Карен Хорни, Эрик Фромм, Гарри Салливан, Абрам Кардинер, Клара Томпсон. К противоположному лагерю относится Мелани Клейн, лидер британской школы психоанализа, которую считают, согласно многим ее формулировкам, "большей последовательницей фрейдизма, чем сам Фрейд". Наряду с Фрейдом и Фенихелем в так называемой "ортодоксальной" группе следует упомянуть таких видных деятелей, как Анна Фрейд, Ричард Стерба, Филис Гринейкр и Хайнц Гартман. Более трудно определить место Эрика Эриксона и Франца Александера, чьи теории близки к ортодоксальной позиции, но также граничат с неофрейдистской.

Попытка сконцентрировать и синтезировать такие различные точки зрения, которые, к сожалению, изначально этого не подразумевают, неизбежно приводит к погрешности упущений. Некоторые читатели могут почувствовать за непропорциональным местом, отведенным разным теоретикам, оттенок дискриминации. Ортодоксальной психоаналитической теории, поскольку она наиболее тщательно разработана, воздается львиная доля. Несчастным, кто чувствует их любимого ягненка плохо постриженным, я приношу искренние извинения. Происшедшее не преднамеренно. Любая обида этого рода, я надеюсь, может быть приписана моей глубокой неприязни к толстым томам.

В итоге, текст представляет собой сжатое описание взглядов искушенных психоаналитиков на развитие личности, материал излагается поэтапно в соответствии с возрастными уровнями ребенка. Само представление материала основано на фактах и объективно. Следует указать, что многие психоаналитические определения остались за пределами книги, особенно в области психотерапии и психопатологии.

Сейчас вернемся к банальной истории, с которой мы начали. Психоаналитические воззрения, судя по их популярности в сферах приложения, кажутся обещающими в построении обоснованной теории личности. Первым предполагаемым шагом к отдаленной цели является обеспечение осмысленной организации содержания. А что дальше? По мнению автора, вторая фаза должна состоять во всесторонней оценке существующих концепций с целью выбора достойных для будущих исследований. Это работа не одного человека. Она требует сочетания усилий клиницистов, экспериментаторов, логиков, создателей теорий. Но, может быть, для автора допустима вольность и вторжение в эту замечательную область, без любых претензий на возврат к систематическому просвещению. Такое потворство своему желанию выражено в "Примечаниях", разделах, следующих в конце каждой главы.

Примечания занимают треть тома и задуманы в качестве критических. Они прежде всего ориентированы на возможность научного исследования изложенного материала. В примечаниях кратко резюмированы результаты имеющихся экспериментальных исследований, приводятся наводящие на размышления данные из смежных областей, наподобие антропологии и теории научения, анализируются логическая непоследовательность и семантическое смешение, сравниваются частично совпадающие мнения. Поэтому, позаимствовав фразу из "Нью-Йоркера", примечания могли бы быть озаглавлены "Научные комментарии отовсюду". Доказательства пока ничтожны и полной, хорошо скомпонованной теории не получается. Возможно, однако, время обобщений еще не пришло. Перед тем как бесконечные концепции в головоломной проблеме создания теории личности можно будет объединить, необходимо выяснить, какие части загадочной картинки вырезаны точно, а где соскользнула рука мастера.

Книга предназначена следующим группам читателей: аспирантам и студентам-психологам, студентам психиатрам и социологам, всем изучающим родственные дисциплины, а также профессионалам в этих областях. Описательные разделы интересны всем, тогда как примечания предназначены в первую очередь для тех, кто собирается в исследованиях ориентироваться на психоаналитическую теорию.

Геральд С. Блюм



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)