<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава Шестая

ПЛАСТИЧНЫЕ ГОДЫ

А. Родительское программирование

К шестилетнему возрасту наш типичный герой вышел из детского сада (по крайней мере в Америке) и перешел в более сложный и трудный мир начальной школы. Здесь ему самостоятельно приходится иметь дело с учителями и другими мальчиками и девочками. К счастью, к этому времени он уже больше не младенец, выброшенный в мир, созданный не им. Из тихого пригорода своего дома он переселяется в гигантский мегаполис многолюдной школы и встречает множество самых разных людей с самыми разными реакциями. В его сознании уже намечены жизненные пути и способы выживания, его жизненный план уже составлен. Это было хорошо известно учителям и священникам средних веков, которые говорили: "Оставьте мне дитя до шести лет, потом можете забирать его обратно". Хороший воспитатель детского сада может предсказать, какую жизнь будет вести ребенок и каков будет ее исход: будет ли он счастлив или несчастен, Победитель или Неудачник.

Обернется ли жизнь человека комедией или трагедией порой зависит от того, как она спланирована дошкольником, не знающим мира и его обычаев, с головой, забитой тем, что ему говорили родители. Но именно этот вундеркинд в конечном счете определяет, что случится с королями и крестьянами, проститутками и королевами. У него нет возможности отличать истину от заблуждений, и самые обычные события повседневной жизни представляются ему в искаженном виде. Ему говорят, что если у него будет половая связь до брака, его накажут, а если после брака – не накажут. Он верит, что солнце садится, и ему потребуется от десяти до сорока лет, чтобы обнаружить, что это он убегает от солнца; он путает свой живот с желудком. Он еще слишком мал, чтобы принимать какие-либо решения, кроме того, что ему хочется на обед, но именно он Император Жизни, определяющий, как умрет каждый подданный.

План на бесконечное будущее составляется в основном по семейным инструкциям. Некоторые ключевые моменты этого плана можно легко обнаружить даже в самом первом разговоре, когда психотерапевт спрашивает: "Что рассказывали вам родители в детстве?", или "Что говорили вам родители о жизни, когда вы были маленьким?", или "Что говорили вам родители, когда сердились на вас?" Часто ответ не похож на приказ, но, если подумать по-марсиански, он приобретает форму инструкции.

Например, многие тренировочные формулы, перечисленные в начале пятой главы, на самом деле есть приказы родителей. "Поздоровайся" – по существу приказ проявить себя. Ребенок быстро узнает это, наблюдая за тем, как довольна его мать, когда он делает правильно, и как она недовольна, если ему не удается продемонстрировать себя. Аналогично "Посмотрите, какой он милый!" означает приказ "Покажи, какой ты милый!" Команды "Поторопись!" и "Ты не можешь сидеть бесконечно!" – это запреты "Не заставляй меня ждать!" и "Не возражай!" А вот "Пусть поиграет" – это разрешение. Вначале ребенок понимает эти различия, наблюдая реакцию родителей, а позже, когда начинает понимать речь, прислушиваясь к их словам.

Ребенок рождается свободным, но скоро начинает понимать, что свобода его ограниченна. Первые два года программирование осуществляет в основном мать. Эта программа составляет каркас или зачаток его сценария, "первичный протокол": глотай или будешь проглочен, а позже, когда появляются зубы: рви зубами или разорвут тебя. Как выразился Гете, будь либо молотом, либо наковальней – наиболее примитивная версия Победителя или Неудачника, что видно в греческих мифах или первобытных ритуалах, когда детей пожирают, а кости поэта лежат разбросанными по земле. Уже в младенческом возрасте становится ясным, кто контролирует ситуацию: мать или ребенок. Такое положение может раньше или позже измениться, но следы первоначальных отношений можно почувствовать в моменты стресса или напряжения. Но мало кто помнит события этого периода, который во многих отношениях является важнейшим, так что восстанавливать его приходится с помощью родителей, родственников, нянек и педиатров; можно делать выводы и из снов, а также из семейного альбома.

С двух до шести почва становится более прочной, потому что почти все помнят немногие транзакции, случаи или впечатления этой фазы развития сценария, когда развивается Эдипов комплекс. В сущности, после отнятия от груди и приучения к горшку, по всему миру наиболее универсальное обучение связано с сексуальностью и агрессивностью. Организм и весь вид выживают благодаря контурам, встроенным в процессе естественного отбора. Так как кормление, взаимодействие полов и борьба требуют присутствия другого человека, это все виды "социальной" деятельности. Именно они создают индивидуальный характер, определяют наличие таких качеств, как стяжательство, мужественность, женственность, агрессивность. Формируются также контуры, сдерживающие проявление этих свойств. Они дают начало противоположным тенденциям: скрытность, сдержанность, способность к отречению. Эти свойства помогают людям уживаться по крайней мере временами в относительном спокойствии, в глухом шуме соперничества, а не в откровенном стяжательстве, в постоянном аду борьбы и секса. И каким-то, не вполне ясным образом с этим связано выделение экскрементов; связанный с этим контур вызывает стремление к порядку и чистоте.

Родительское программирование определяет, когда действуют стремления и когда они сдерживаются. Оно использует уже встроенные контуры и настраивает их таким образом, чтобы получить определенные результаты или выплаты. Из способности ограничиваться развивается терпение, из мужского и женского влечений – мужественность и сдержанность, из борьбы и сдержанности – проницательность, из мешанины упорядоченности – аккуратность. Всем этим свойствам: терпению, мужественности, женственности, проницательности, аккуратности – учат ребенка родители в пластическом возрасте от двух до шести.

Физиологически программирование дает облегчение, открывает путь наименьшего сопротивления. Операционально оно означает, что определенный стимул с большой долей вероятности вызовет уже установленную реакцию. Феноменологически родительское программирование означает, что реакция определяется родительскими директивами; это звуковые дорожки, которые уже неоднократно проигрывались, и голоса родителей можно услышать, если внимательно вслушаться в то, что происходит в голове человека.

Б. Марсианское мышление

Когда родители пытаются вмешаться или воздействовать на свободное самовыражение ребенка, их директивы по-разному интерпретируются родителем, посторонним наблюдателем и самим ребенком. Фактически возникает пять разных точек зрения. 1) Что родитель думает о своих намерениях. 2) Что думает о его намерениях наивный наблюдатель. 3) Буквальное значение его слов. 4) Что "на самом деле" имел в виду родитель. 5) Что извлекает из его слов ребенок. Первые три точки зрения – обычные, или земные, а остальные две – подлинные, или марсианские.

Батч

Возьмем в качестве примера ученика средней школы, пристрастившегося к выпивке. В шестилетнем возрасте мать застала его, когда он принюхивался к бутылке с виски, и сказала: "Ты еще слишком мал, чтобы пить виски".

1) Мать считает, что говорит: "Я не хочу, чтобы мой сын пил виски". 2) Наивный наблюдатель, дядя ребенка, соглашается: "Конечно, она не хочет, чтобы он пил виски. Ни одна разумная мать этого не хочет". 3) На самом деле мать говорит: "Ты слишком молод, чтобы пить виски". 4) На самом деле она имеет в виду следующее: "Ты еще мальчик, пить виски – занятие для мужчин". 5) А Батч24 извлекает из этого вот что: "Когда придет время доказать, что я мужчина, я буду пить виски".

Таким образом, для землянина укор матери кажется проявлением здравого смысла. Но ребенок мыслит по-марсиански, пока его не отучили родители. Именно поэтому непосредственные и неискаженные мысли ребенка кажутся такими свежими и новыми. Задача ребенка – установить, что на самом деле имеет в виду его родитель. Это помогает ему сохранить любовь родителей и их покровительство, а в крайних случаях – просто выжить. Но, помимо этого, он любит родителей, и главная его цель в жизни – понравиться им (если они ему позволят), а чтобы сделать это, он должен знать, что они имели в виду на самом деле.

Поэтому из каждой директивы, даже высказанной косвенно, он пытается извлечь ее суть, ее императив, или марсианское ядро. И таким образом составляет план своей жизни. То же самое могут делать кошки и голуби, хотя им для этого требуется больше времени. Называется это программированием, потому что воздействие директив скорее всего будет постоянным. Для ребенка желание родителей становится приказом, который он будет выполнять всю жизнь, если не помешает что-то неожиданное и драматичное. Только тяжелое испытание (война, тюрьма) или экстаз (обращение к Богу, любовь) могут быстро освободить его, в то время как ход обычной жизни или психотерапия делают гораздо медленней. Смерть родителей далеко не всегда снимает проклятие; в некоторых случаях оно даже усиливает его. В состоянии Приспосабливающегося, не свободного Ребенка, запрограммированная личность будет выполнять все требования Родителя, каких бы унижений и жертв это ни требовало. Поразительна параллель с сутенером и проституткой. Она предпочитает терпеть унижения и эксплуатацию, извлекая при этом возможное удовлетворение, чем отправиться в неведомый мир без его защиты.

Марсианин выясняет истинное значение слов в соответствии с их результатами и судит о людях не только по их намерениям, но и по "финальному раскрытию". Он видит, что часто то, что кажется родительской защитой, на самом деле оказывается скрытным предписанием. Подросток разбил машину, счет за ремонт расстроил отца. "Хороший" отец время от времени заговаривает с сыном на эту тему и говорит: "Да, мне это нелегко, но не очень расстраивайся". Естественно, сын воспринимает это великодушие как предписание: "Ты должен расстраиваться". Но если бы мальчик сказал, что он расстроен, или сделал что-нибудь необычное, чтобы поправить положение, отец укорил бы его, заявив: "Я ведь велел тебе не очень расстраиваться". Марсианин переводит это "Не очень расстраивайся" в "Продолжай расстраиваться, пока я тебе не разрешу перестать".

Еще более драматичный пример представляет искусная официантка, которая умело лавирует между столиками в переполненном гудящем ресторане, балансируя подносами, заставленными тарелками с горячими блюдами. Ее ловкость приводит в восхищение и управляющего, и посетителей. Но однажды в ресторан приходят пообедать ее родители и тоже восхищаются ею. Когда она пробегает с обычным грузом мимо столика родителей, встревоженная мать восклицает: "Будь осторожна!" И вот впервые в своей карьере девушка... Ну, тут не надо быть марсианином, чтобы закончить рассказ без перевода. Коротко говоря, "Будь осторожна!" почти всегда означает: "Сделай ошибку, чтобы я могла сказать тебе, что предупреждала!" В этом конечная цель. "Будь осторожнее, ха, ха!" – это уже откровенная провокация. Прямое предписание Взрослого "Будь осторожнее!" может иметь и прямой смысл, но сверхозабоченность Родителя и "ха, ха" Ребенка говорят прямо противоположное.

В случае с Батчем слова "ты еще слишком мал, чтобы пить виски", сказанные только что похмелившейся матерью, означают: "Начинай побыстрее пить, чтобы я могла упрекать тебя". Батч знает, что рано или поздно он должен будет это сделать, чтобы мать скрепя сердце обратила на него внимание – дала ему эту жалкую замену любви. Ее желание интерпретируется им как родительский завет. К тому же у него есть пример для подражания: работяга-отец, напивающийся каждую субботу. К шестнадцати годам Батч уже пьет регулярно. В семнадцать лет дядя усаживает его за стол, ставит бутылку и говорит: "Батч, я научу тебя пить".

Отец часто с презрительной улыбкой говорил ему: "Ну и дурачок же ты!". Пожалуй, это было единственное, о чем они говорили, и поэтому Батч очень рано решил вести себя глупо. Еще один пример марсианского мышления: отец ясно дает понять, что "умники" в доме ему не нужны. На самом деле он говорит: "Когда я рядом, тебе лучше выглядеть дурачком", и Батч знает это.

Зачастую дети вырастают в семьях, где отцы много работают и много пьют. Тяжелая работа для них – способ заполнить время между выпивками. Но сильно пьющему трудно не пить в рабочее время, и поэтому пьянство – проклятие рабочего класса. С другой стороны, работа отнимает время у пьянства, поэтому работа – проклятие пьющего класса. Если пьянство мешает работе, надо бросать работу... Если пьянство – часть жизненного плана или сценария, то работа – антисценарий.

Сценарные предписания Батча показаны на рисунке 6. Вверху раздраженный Родитель отца говорит: "Будь мужчиной, не будь умником", в то время как снизу выглядывает Ребенок отца и говорит: "Будь дурачком, ха-ха". Вверху слепо любящий Родитель матери говорит: "Будь мужчиной, но ты еще слишком мал для этого", в то время как внизу ее Ребенок поддразнивает: "Не будь сосунком, выпей". А посредине Взрослый отца, с помощью дядюшки, показывает ему, как нужно пить.

Молодой алкоголик

Рис. 6

В. Маленький стряпчий

Марсианское мышление помогает ребенку понять, чего на самом деле хотят родители, иными словами, на что они будут реагировать положительно. Эффективное использование этого мышления помогает ребенку выжить и выразить свою любовь к родителям. Тем самым он вырабатывает состояние Я, известное как Приспосабливающийся Ребенок. Приспосабливающийся Ребенок хочет быть послушным, он нуждается в этом, стремится избежать проявлений непослушания даже в мыслях, чтобы вызвать положительную реакцию окружающих. В то же время ему приходится держать в узде Естественного Ребенка. Равновесие между этими двумя формами поведения поддерживает в ребенке его Взрослый (см. ВРе на рис. 7), который должен вести себя, как быстродействующий компьютер, чтобы мгновенно делать выбор между тем, что приемлемо и неприемлемо в каждой ситуации. Этот Взрослый очень искусно определяет, чего хотят взрослые, что они согласны терпеть, а из-за чего они особенно рассердятся, что заставит их чувствовать себя виноватыми, беспомощными, испуганными или ранимыми. Взрослый в ребенке, таким образом, становится очень проницательным и наблюдательным исследователем человеческой природы и потому называется Профессором. В сущности, он лучше владеет практической психологией и психиатрией, чем любой взрослый профессор, хотя после многих лет обучения и опыта взрослый профессор может постигнуть до тридцати процентов того, что он знал в возрасте четырех лет.

Когда Ребенок овладел марсианским мышлением настолько, чтобы легко создавать впечатление Приспосабливающегося Ребенка, его Профессор пробуждает в нем правовое самосознание, чтобы Естественный Ребенок получил больше возможностей для самовыражения. Правовое самосознание возникает в этом пластичном возрасте, но полного расцвета достигает у подростков. Если родители будут его поощрять, оно может сохраниться и в зрелые годы, и тогда человек становится профессиональным юристом. На бытовом уровне правовое самосознание проявляется в демагогии, умении ловчить, находить отговорки, выкручиваться, качать права и т.д. Для профессионального преступника это означает, например, признаться в незначительном преступлении, чтобы не отвечать за серьезное; свалить свою вину на другого; заранее подстроить алиби или ускользнуть с помощью мошенничества. "Умение ловчить" особенно ярко проявляется в отношении к сексу. Так, девушка, которой родители внушали, как важно не лишиться девственности, может участвовать во взаимных мастурбациях, фелляции и других нетрадиционных формах половых отношений; таким образом она выполняет букву родительского наставления, хотя при этом вполне может понимать, что на самом деле они запрещали ей заниматься сексом вообще. Если родители прямо запрещали ей "секс", она может вступать в половые отношения, но не испытывать оргазм. Классический пример сексуального "умения ловчить" дает поведение парижских проституток в начале столетия. Отправляясь на исповедь, они получали отпущение грехов на том основании, что это их бизнес и они не испытывают при этом удовольствия. Если же они признавались в том, что получают удовольствие, их называли грешницами.

Родители, формулируя запрет, обычно считают, что они все предусмотрели. Однако они не принимают во внимание умения своего отпрыска учитывать все тонкости, хотя сами учат его этому. Подросток, которому приказали "не иметь дела с женщинами", может принять это за разрешение "иметь дело с мальчиками", а в некоторых случаях – с овцами или коровами, и в "юридическом смысле" он прав, поскольку не делает ничего такого, что ему запретили родители. Девушка, которой сказали: "Не позволяй мальчикам себя трогать", решит, что имеет право "трогать" сама себя. При таком "умении ловчить" ее Приспосабливающийся Ребенок продолжает выполнять желание матери девушки, в то время как Естественный Ребенок получает удовольствие от мастурбации. Мальчик, которому приказали "не баловаться с девушками", может принять это за разрешение "баловаться" с самим собой. Никто из них в буквальном смысле не нарушает родительские запреты. Поскольку ребенок подходит к родительским ограничениям как юрист и ищет уловки, позволяющие их "обойти", в сценарном анализе такие ограничения обозначают юридическим термином "запретительная норма" или "сценарный запрет".

Некоторым детям нравится быть послушными, и они не пользуются "умением ловчить". У других находятся более интересные занятия. Но подобно тому как многие взрослые пытаются добиться своего и в то же время не нарушить закон, детям тоже хочется вести себя по-своему, не ослушиваясь при этом родителей. В обоих случаях такая изворотливость и хитрость поощряются родителями и составляют часть родительского программирования. В некоторых случаях это приводит к созданию антисценария: ребенок умудряется изменить все направление сценария, не нарушив при этом никаких первоначальных сценарных запретов.

Г. Сценарный аппарат

Транзакционные аналитики не утверждают, что жизненный план человека создается наподобие мифов или сказок. Они просто говорят, что судьбу индивидуума определяет не взрослое планирование, а решения, принятые в детстве. Что бы ни говорили люди, что бы они ни думали, какое-то внутреннее побуждение заставляет их стремиться к заключительной развязке, которая зачастую очень отличается от того, что они пишут в своих автобиографиях и заявлениях о приеме на работу. Многие утверждают, что хотят заработать много денег, но теряют их, тогда как окружающие богатеют. Другие утверждают, что ищут любви, а находят ненависть даже в тех, кто их любил. Родители, утверждая, что делали для своих детей все, – получают в награду наркоманов, преступников и самоубийц. Праведные поклонники библии совершают убийства и насилуют детей. Таковы противоречия, существующие испокон веков: о них поется в операх, и они помогают расходиться тиражам газет.

Постепенно стало очевидным, что если для Взрослого это не имеет смысла, то имеет смысл для Ребенка. Именно это состояние Я любит мифы и сказки и верит, что мир когда-то был и когда-нибудь снова станет таким. Поэтому неудивительно, что дети часто копируют жизненный план с сюжета любимой сказки. Удивительно то, что этот план сохраняется и в двадцать, и в сорок, и в восемьдесят лет и в конечном счете побеждает даже "здравый смысл". Психотерапевт возвращается назад от самоубийства, автокатастрофы, белой горячки, судебного приговора или развода, чтобы узнать, что произошло на самом деле, и устанавливает, что почти все это было запланировано до шести лет. Жизненные планы, или сценарии, имеют общие элементы, которые образуют "сценарный аппарат". Одинаковый аппарат работает в "хороших" сценариях: сценариях творцов, лидеров, героев, почтенных старцев и людей, добившихся выдающихся достижений в своей профессии. Этот аппарат определяет, каким образом они организуют время жизни, и по сути мало отличается о того, какой используется для этого в сказках.

В сказках программирование совершается великанами, людоедами, ведьмами, крестными матерями, феями, благодарными животными и мрачными волшебниками обоего пола. В реальной жизни в роли всех этих сказочных существ выступают родители.

Психотерапевты больше знают о "плохих" сценариях, чем о "хороших", потому что "плохие" сценарии драматичнее и люди больше о них рассказывают. Фрейд, например, перечисляет бесчисленные истории Неудачников, тогда как единственные Победители в его работах – это Моисей, Леонардо да Винчи и он сам. Только немногие Победители интересуются тем, как им это удалось, в то время как Неудачники всегда хотят знать, что им делать. В последующих разделах поэтому мы будем прежде всего иметь дело со сценариями Неудачников, где наши знания более точны. В таких случаях сценарный аппарат состоит из следующих элементов, которые ребенок переводит в приказы на марсианском языке.

  1. Родители предписывают ребенку, как должна завершиться его жизнь. "Пропади ты пропадом!" и "Чтоб ты сдох!" – это смертные приговоры и одновременно предписания способа смерти. Сюда же относится "Ты умрешь богатым" или "Кончишь алкоголиком, как и твой отец". Это приговоры на всю жизнь. Мы называем их сценарными предписаниями или проклятиями.

  2. Родители дают несправедливый и негативный приказ, который помешает ребенку избавиться от проклятия: "Не приставай ко мне!" или "Не умничай!" (= Пропади ты пропадом!) или "Перестань нюнить!" (= Чтоб ты сдох!). Это сценарные запреты или стопоры. Сценарный запрет накладывает Критикующий Родитель или Безумный Ребенок родителя.

  3. Родители поощряют поведение, ведущее к развязке: "Выпей!" или "Так легко тебе не отделаться!" Это называется сценарной провокацией или толчком. Провокация исходит от Озорного Ребенка или демона родителя и обычно сопровождается "ха-ха".

  4. Родители предписывают ребенку, чем заполнить время в ожидании развязки. Обычно это моральные заповеди. "Работай на совесть!" может означать: "Работай на совесть, чтобы иметь возможность напиваться каждую субботу". "Береги каждую копейку" может значить: "Береги каждую копейку, чтобы потерять все разом". Это лозунг антисценария и исходит он от Заботливого Родителя.

  5. Вдобавок родители делятся опытом, как в реальной жизни осуществлять их сценарные предписания: как готовить коктейли, как вести счета, как обманывать. Это образец или программа, форма вмешательства Взрослого.

  6. Со своей стороны у ребенка есть собственные порывы и импульсы, которые сопротивляются сценарному аппарату, заложенному родителями. "Стучи в дверь" (против "Исчезни"), "Словчи!" (против "Работай на совесть"), "Потрать все немедленно!" (против "Береги каждую копейку"), "Сделай неправильно". Это называется сценарными импульсами или демоном.

  7. Где-то предусмотрена и возможность снять проклятие. "После сорока ты сможешь добиться успеха". Такое волшебное разрешение – снятие проклятия – называется антисценарием или внутренним освобождением. Но нередко единственным антисценарием служит смерть. "Награда ждет тебя на небесах".

Точно тот же аппарат мы находим в мифах и сказках. Финал или проклятие: "Сгинь!" (Ганс и Гретель) или "Чтоб ты сдох!" (Белоснежка и Спящая Красавица). Сценарный запрет, или стопор: "Не будь слишком любопытен!" (Адам и Ева, Пандора). Сценарная провокация, или толчок: "Уколи палец веретеном, ха-ха" (Спящая Красавица). Лозунг антисценария: "Работай на совесть, пока не встретишь принца" (Кари – Деревянная Рубашка) или "Будь хорошим, пока она не скажет, что любит тебя" (Красавица и Чудовище). Образец, или программа: "Будь добр с животными, и они отплатят тебе добром" (Златовласка, Иван-Царевич). Сценарный импульс, или демон: "Только разок взгляну" (Синяя Борода). Антисценарий, или снятие заклятия: "Ты перестанешь быть лягушкой, когда тебя поцелует принц" (Царевна-Лягушка) или "После двенадцати лет тяжкого труда ты освободишься" (Геркулес).

Такова анатомия сценарного аппарата. Проклятие, стопор и толчок – это формы сценарного контроля, а остальные четыре элемента предназначены для сопротивления этому контролю. Но ребенок живет в сказочном мире, прекрасном, заурядном или страшном и верит преимущественно в волшебство. И поэтому ищет волшебный выход – при помощи суеверий и фантазий. А когда ничего не получается, обращается к демону.

Но у демона есть одно странное свойство. Когда демон Ребенка говорит: "Я сделаю так, что ты проиграешь, ха-ха", демон Родителя говорят: "Именно это я и хочу, чтобы ты сделал, ха-ха". Так сценарная провокация и сценарный импульс, толчок и демон действуют вместе, осуществляя судьбу Неудачника. Когда Ребенок проигрывает, выигрывает Родитель, а ребенок проигрывает, пытаясь победить. Все эти элементы более подробно рассматриваются в главе седьмой.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)