<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава Пятая

РАЗВИТИЕ В ДЕТСКИЕ ГОДЫ

А. Влияния в раннем возрасте

Начальное сценарное программирование происходит в период грудного вскармливания младенца и осуществляется в виде коротких "протоколов", которые впоследствии могут быть развернуты в запутанные драмы. Обычно это сцены, разыгрываемые между матерью и ребенком при небольшом числе зрителей или вообще без них, которые можно озаглавить "Публичное представление", "Еще рано", "Когда будешь готов", "Когда я буду готова", "Побыстрее", "Тот, кто кусается, может быть отшлепан", "Пока мама курит", "Прости, телефон звонит", "Ты никогда не наедаешься", "Почему он нервничает?", "Сначала одно, потом другое", "Он кажется бледным" , "Пусть ест, сколько хочет", "Разве он не замечательный?", "Золотые моменты любви и удовлетворения" и "Колыбельная".

В некоторых семьях это могут быть немного более сложные сцены на горшке: "Иди посмотри, какой он милый", "Пора", "Ты уже?", "Можешь сидеть, пока не закончишь", "Поторопись", "Какой нехороший", "Пока мама курит", "Пока мама говорит по телефону", "Клизма", "Если не станешь, напою касторкой", "Вот твое слабительное", "Если не станешь, заболеешь", "Пусть делает по-своему", "Вот хороший мальчик", "Вот хо-о-ро-о-о-оший мальчик!" и "Я спою, пока ты это делаешь". На этой стадии более часты трехсторонние "протоколы", включающие, например: "Я ему говорила, что он не готов", "Не позволяй ему отделаться этим", "Я его заставлю это делать", "Попробуй ты", "Ты его беспокоишь", "Почему бы тебе... Да, но..." и "На этот раз у него точно получится". Может появляться Призрак в туалете, который однажды превратится в Призрака в постели: "Доктор Спок говорит", "Тисси уже в это время начала учиться" и "Была только сестра Мэри". В более позднем возрасте это превратится в "Фрейд говорит", "У Нэнси всегда так было" и "У Элен так бывает каждую ночь".

Достаточно легко предсказать, кто станет Победителем, а кто Неудачником. "Разве он не удивительный?", подкрепленное два года спустя "Вот хороший мальчик", обычно лучше, чем "Чего он возится?", подкрепленное год спустя "Клизмой"; аналогично "Колыбельная", вначале при кормлении, потом на горшке, гораздо предпочтительнее, чем "А мама пока поговорит по телефону". Именно в это время имплантируется ощущение благополучия и неблагополучия и умение различать их; именно это ощущение отличает настоящих и условных Принцев от настоящих и условных Лягушек. "Разве он не замечательный?" – это направленный на достижение успеха сценарий будущего Принца, который часто, но не всегда бывает первым ребенком. Условный Принц, в отличие от Принца прирожденного, остается Принцем, пока кажется умным и быстро справляется с делами. Условная Лягушка – "Тот, кто кусается", "Какой нехороший" и "Он бледен, нужно дать ему слабительное" – перестанет быть Лягушкой, если не будет кусаться и не будет выглядеть бледным; с другой стороны, у прирожденной Лягушки вряд ли это когда-нибудь получится. Трогательны Лягушки, которые продолжают стараться, "Пока мама курит" или "Пока мама выпивает". Только катастрофа может превратить прирожденного Принца в Лягушку; только чудо поможет прирожденной Лягушке стать Принцем.

Б. Убеждения и решения

К тому времени как ребенок добирается до "Давай я тебе помогу, милый", или "Поднимай задницу с кровати", или даже "Я выбью тебе мозги, которых у тебя нет!", у него уже складываются определенные убеждения на свой счет и несчет окружающих, особенно родителей. Эти убеждения, вполне вероятно, останутся с ним на всю жизнь, и их можно свести к следующим четырем вариантам:

  1. Я о'кей (я в порядке, я хороший и т.д. и т.п.)
  2. Я не о'кей (я не в порядке, я плохой и т.д. и т.п.)
  3. Ты о'кей (ты в порядке, ты хороший и т.д. и т.п.)
  4. Ты не о'кей (ты не в порядке, ты плохой и т.д. и т.п.)

На основе этих убеждений ребенок принимает жизненно важные решения. "Этот мир хороший, но когда-нибудь я сделаю его еще лучше" – с помощью науки, общественной деятельности, поэзии или музыки. "Этот мир плохой, и когда-нибудь я с собой покончу" – или убью кого-нибудь другого, или сойду с ума, или уйду в себя. Возможно, это посредственный мир, и в нем нужно делать что удастся, а в промежутках стараться позабавиться. Или это скучный мир, и в нем нужно надеть белый воротничок и перебирать бумаги других людей. Или это жестокий мир, в котором нужно гнуться, изворачиваться, торговаться и бороться за жизнь. Или это тоскливый мир, в котором остается только сидеть в баре и надеяться, что что-то произойдет. Или это безнадежный, бессмысленный мир, в котором вы перестаете сопротивляться.

В. Позиции: местоимения

Решение, каким бы оно ни было, основывается на позиции, основанной на глубоко укоренившихся убеждениях; эта позиция включает взгляд на весь мир и на людей в нем, которые являются либо друзьями, либо врагами: "Я убью себя, потому что это гнусный мир, я ни на что не годен, но и все остальные такие же, и друзья не лучше врагов". На позиционном языке это передается так: "Я не о'кей. Ты не о'кей. Он не о'кей. Кто в таких условиях не покончил бы с собой?" Это самоубийство от безнадежности. Вариант: "Я убью себя, потому что я не о'кей, а остальные о'кей" – самоубийство меланхолика. (Самоубийство в данном случае имеет широкий смысл: от прыжка с моста или автомобильной катастрофы до обжорства и пьянства.) Или: "Я убью их или прогоню, потому что я о'кей, а они нет". Или: "Мы с тобой о'кей, поэтому давай закончим работу и пойдем повеселимся".

"Но, – говорят некоторые, – мы-то с тобой о'кей, а вот он – не о'кей". На детском языке это значит, что "мы будем играть в пасочки, а ты с нами играть не будешь"; в крайней форме и с применением более совершенных технологий эта позиция может впоследствии привести к созданию лагерей смерти.

Простейшие позиции двусторонни: ты и я. Они восходят к убеждениям, которые ребенок впитал вместе с материнским молоком. Если для краткости обозначить "о'кей" плюсом, а "не о'кей" минусом, убеждения выглядят так: я+ или я–; ты+ или ты–. В результате перебора вариантов мы получаем четыре основных позиции, которые разыгрываются в играх и сценариях и которые программируют человека, указывают ему, что он должен говорить, после того как сказал "Здравствуйте".

  1. Я+ ты+. Это здоровая позиция, наиболее пригодная для достойной жизни, позиция подлинных Героев и Принцев, Героинь и Принцесс. Люди, стоящие на других позициях, всегда чувствуют себя в той или иной степени Лягушками; родители предписали им быть Неудачниками, и если они не преодолеют это предписание, они снова и снова будут падать вниз; в крайних случаях они потратят жизнь впустую, если их не спасет чудо психиатрического лечения или если они не сумеют излечиться сами. Я+ ты+ – именно это пытается сказать хиппи полицейскому, когда дарит ему цветок. Но всегда остается сомнение, подлинное ли это я+ или человек только религиозно в это верит и согласится ли полицейский с позицией + или предпочтет быть в позиции –. Я+ ты+ – человек либо постигает это в самом раннем возрасте, либо добивается тяжелым трудом впоследствии; эту позицию нельзя приобрести простым желанием.

  2. Я+ ты–. Я Принц, а ты Лягушка. Это позиция типа "нужно от него избавиться". Есть люди, которые играют в "ты виноват" – в свободное время, для забавы, или совершенно серьезно. Это те, кто издевается над супругами, отправляет детей в школы для трудновоспитуемых, а в терапевтических группах любят находить недостатки в друзьях и близких. Такие люди начинают крестовые походы, постоянно ищут реальных или воображаемых врагов. Это позиция "высокомерия"; в худшем случае – позиция убийцы, в лучшем – человека, который постоянно вмешивается в дела других и "помогает", когда в его помощи не нуждаются. Но по большей части это позиция посредственностей, в клиническом смысле – параноидальная позиция.

  3. Я– ты+. Психологически это депрессивная позиция, политически и социально – позиция самоунижения, передаваемая детям. В профессиональной жизни такая позиция заставляет унижаться и с мстительным чувством наслаждаться своим унижением. Окружающим приходится дорого платить за ощущение "со мной все в порядке" для такого человека. Люди с такой позицией меланхолики; Неудачники, называющие себя игроками, предпочитающие избавиться от себя, а не от другого, изолирующие себя в меблированных комнатах или пустынях, тюрьмах или психиатрических лечебницах. Это позиция "если бы только" и "я должен был бы".

  4. Я– ты–. Это позиция безнадежности или "почему бы и нет?" Почему бы не убить себя? Почему бы не сойти с ума? Клинически это шизоидная или шизофреническая позиция.

Эти позиции универсальны для всего человечества, потому что все люди впитывают их с материнским молоком; позже эти позиции укрепляются, когда ребенок усваивает правила поведения, будь то в джунглях, в трущобах, в отдельной квартире в большом городе или в замке предков. Даже в небольших бесписьменных обществах, которые антропологи изучают ради их "культуры" и в которых всех воспитывают в соответствии с одинаковыми жесткими правилами, существует достаточное количество индивидуальных различий между матерями (и отцами), чтобы дать достаточный материал для статистики. Победители становятся вождями и шаманами, полководцами и капиталистами, владельцами тысяч голов скота или сотен тысяч гектаров земли. Неудачников можно встретить в психиатрических больницах на Папеете, в Порт Морсби или Дакаре, а может, в тюрьме ее величества на Суве22. Каждая позиция имеет свой сценарий и свой финал. Даже в нашей стране, располагающей десятком тысяч "культур", финалы в сущности мало чем отличаются от финалов в других странах.

Поскольку каждый человек есть производное от миллионов различных мгновений, тысяч состояний сознания, сотен приключений и обычно имеет двух родителей, тщательное изучение его позиции может выявить много сложностей и очевидных противоречий. Тем не менее обычно удается обнаружить основную позицию, искреннюю или неискреннюю, негибкую или небезопасную, на которой основана жизнь человека и исходя из которой он разыгрывает свои игры и сценарий. Эта позиция необходима человеку, чтобы он чувствовал, что обеими ногами стоит на твердой почве. Отказаться от этой позиции для него так же немыслимо, как выбить фундамент из-под своего дома. Простой пример. Женщина, которая считает себя бедной, в то время как окружающие богаты (я– они+), не откажется от этой позиции просто потому, что получит много денег. В ее собственных глазах деньги не сделают ее богатой; она будет бедняком, случайно получившим деньги. Ее подруга по школе, которая считает важным быть богатой в отличие от бедняков (я+ они–), не откажется от своей позиции, если утратит состояние; она станет не бедной, а богатой, испытывающей временные финансовые трудности.

Как мы увидим ниже, такая устойчивость объясняет жизнь, которую вела Золушка, выйдя замуж за Принца. Она объясняет также, почему люди с первой позицией (я+ ты+) обычно становятся лидерами: даже в самых крайних и трудных обстоятельствах они сохраняют абсолютное уважение к себе и к своим подчиненным. Эти четыре основные позиции: 1) я+ ты+ – успех; 2) я+ ты– высокомерие; 3) я– ты+ – угнетенность; 4) я– ты– – безнадежность – редко могут измениться под воздействием только внешних обстоятельств. Устойчивые перемены должны приходить изнутри либо спонтанно, либо под каким-то "терапевтическим" влиянием. Таковы лечение у профессионала или любовь, которая служит природной психотерапией.

Но встречаются люди, убеждениям которых не хватает стойкости; в силу этого они могут делать выбор из нескольких позиций; например, перейти от позиции я+ ты+ к позиции я– ты– или от позиции я+ ты– к позиции я– ты+. Такие личности, если рассматривать их с точки зрения позиции, являются тревожными или нестабильными. А стабильными, устойчивыми являются те, чьи позиции, хорошие или плохие, трудно поколебать. Для того чтобы знание позиций могло практически применяться в психотерапии, нельзя допускать, чтобы его ставили под сомнение колебания неустойчивых личностей. Этого достигают путем транзакционного анализа, который устанавливает, что на самом деле было сказано или сделано в данный момент. Если в полдень А ведет себя так, словно он в первой позиции (я+ ты+), мы говорим: "А в первой позиции". Если в шесть вечера он ведет себя так, словно он в третьей позиции (я– ты+), мы говорим: "В ситуации, которая сложилась в полдень, А был в первой позиции, а в ситуации, которая складывается в шесть вчера, А в третьей позиции". Отсюда мы можем заключить: а) что А неустойчив в первой позиции и б) что симптомы неопределенности проявляются у него в определенных ситуациях. Если он во всех ситуациях ведет себя как в первой позиции, мы говорим, что "А стабилен в первой позиции", откуда заключаем: а) что А Победитель, б) что если он подвергался лечению, то сейчас излечился и в) что он самостоятелен, что он не испытывает принуждения участвовать в играх, что его выбор определяется только социальным контролем; в каждый момент он сам решает, принимать участие в игре или нет. Если Б во всех обстоятельствах ведет себя как в четвертой позиции, мы говорим: "Б стабилен в четвертой позиции", откуда можем предсказать: а) что Б Неудачник, б) что излечить его будет трудно и в) что он не может отказаться от игр, в которых доказывается, что в жизни нет надежды. Все это можно сделать, тщательно проанализировав реальные транзакции, в которых участвовали А и Б.

Сделанные прогнозы легко проверить дальнейшими наблюдениями. Если последующее поведение не подтверждает их, то либо допущена ошибка в анализе, либо ошибочна сама теория позиций и ее следует изменить. Если дальнейшее поведение подтверждает прогнозы, значит теория получила подкрепление. До сих пор все данные говорят именно об этом.

Г. Победители и Неудачники

Чтобы подтвердить прогноз, нужно определить, что мы понимаем под успехом, кого считаем Победителем и кого Неудачником. Победитель – это человек, добившийся успеха в том, что собирался сделать. Неудачник – тот, кто не смог сделать то, что собирался. Человек, который говорит: "Я отправляюсь в Рино23 и буду там играть", просто должен туда поехать, независимо от того, выиграет он или проиграет. Но если он говорит: "Я отправляюсь в Рино и на этот раз выиграю", он становится Победителем, если выигрывает, и Неудачником, если проигрывает. Все зависит от того, сколько денег у него в кармане, когда он выходит из казино. Разведенная женщина еще не Неудачница; Неудачницей она становится, если прежде говорила: "Я никогда не подам на развод". Если она заявляет: "Однажды я брошу работу и никогда больше не буду работать", то алименты, которые она получает от мужа, свидетельствуют, что она Победительница, потому что добилась своего. Поскольку она не говорила, каким способом этого добьется, никто не сможет назвать ее Неудачницей.

Д. Трехсторонние позиции

До сих пор мы имели дело преимущественно с двусторонними позициями – "я" и "ты". Но идея позиции напоминает аккордеон: ее можно растягивать, и она способна включить огромное количество вариантов, помимо четырех основных, – почти столько же, сколько людей на земном шаре. Если мы перейдем к анализу трехсторонних позиций, то получим следующие комбинации:

1а. Я+ ты+ они+. Позиция демократического сообщества или обычной средней семьи. Своего рода идеал, к которому стремятся многие. Его можно выразить словами: "Мы любим всех".

1б. Я+ ты+ они–. Позиция сноба или демагога, выражаемая в словах: "Да кому они нужны?"

2а. Я+ ты– они+. Позиция агитатора и недовольного, а также миссионеров различных типов. "Вы, ребята, гораздо хуже их".

2б. Я+ ты– они–. Позиция одинокого праведного критика, позиция высокомерия в чистом виде. "Все должны склоняться передо мной и подражать мне, насколько это доступно таким ничтожествам".

3а. Я– ты+ они+. Позиция кающегося святого или мазохиста, позиция меланхолика в чистом виде. "Я самый недостойный человек в мире".

3б. Я– ты+ они–. Подобострастная позиция человека, который выслуживается не по необходимости, а из снобизма. "Я унижаюсь, а ты наградишь меня, а не тех ничтожных людишек".

4а. Я– ты– они+. Позиция холопской зависти и иногда политического действия. "Они нас ненавидят, потому что мы не так хороши, как они".

4б. Я– ты– они–. Пессимистическая позиция циника или человека, который верит в предопределенность или первородный грех. "Никто из нас ни на что не годится".

Существуют неопределенные трехсторонние позиции, некоторые из них гибки и дают человеку возможность измениться. Например:

1? Я+ ты+ они?. Это позиция евангелиста. "Мы с тобой в порядке, а насчет остальных не знаем, пока они не предъявят свои доказательства или не перейдут на нашу сторону".

2? Я+ ты? они–. Позиция аристократа. "Большинство людей никуда не годится, а что касается тебя, подожду, пока ты не представишь доказательства".

Таким образом, мы имеем четыре двусторонних позиции, восемь трехсторонних – всего двенадцать; математически возможно существование такого же количества позиций с одним вопросительным знаком, еще шесть с двумя вопросительными знаками (я+ ты? они?; я– ты? они? и т.д.) и одна с тремя вопросительными знаками. Человеку в последней позиции трудно было бы взаимодействовать с другими людьми. В целом получается тридцать одна позиция – вполне достаточно, чтобы сделать жизнь интересной. Это многообразие бесконечно возрастает, если мы вдумаемся в значение плюсов и минусов, которые, как мы помним, означают "о'кей" и "не о'кей". Здесь мы сталкиваемся с огромным количеством пар хороших и плохих определений, качеств и комбинаций, которые наполняют формулы жизнью и делают реальную жизнь по-настоящему интересной.

Е. Позиции: предикаты

Простейшие позиции, с которыми труднее всего иметь дело и которые наиболее опасны для общества, основаны на паре определений "о'кей" – "не о'кей": черный – белый, богатый – бедный, христианин – язычник, умный – глупый, еврей – ариец, честный – мошенник. Каждая из этих пар может быть разложена на четыре варианта. Эти варианты определяются в каждой семье путем раннего программирования.

  1. Я богат +, ты беден – (снобистская, высокомерная позиция).

  2. Я богат –, ты беден + (бунтарская, романтическая позиция).

  3. Я беден +, ты богат – (негодующая, революционная позиция).

  4. Я беден –, ты богат + (снобистская, холопская позиция).

(В семьях, где не придают большое значение деньгам, противопоставление "богатый – бедный" не становится полярным, и вышеуказанная схема к таким семьям неприменима.)

Чем больше определений-прилагательных включает каждый плюс и минус, тем сложнее становится позиция, и тем больше терпения и сообразительности нужно, чтобы с ней разобраться. Прилагательные могут усиливать друг друга ("не только, но и"), вычитаться друг из друга для смягчения утверждения ("но, по крайней, мере он не..."), сопоставляться ("но что важнее?") и т.д. Так для черных богатый белый мошенник может быть очень плохим ("в нем все плохо" – – –) сравнительно с богатым черным мошенником ("он по крайней мере черный" – – +), или с богатым честным белым ("он по крайней мере честен" – + –), или с бедным белым мошенником ("по крайней мере он так же беден, как мы" + – –). Но в некоторых случаях белый мошенник очень плох, если он беден, и терпим, если богат. Так происходит из-за вмешательства другой пары противоположностей: сходит с рук + – не сходит с рук –. В таком случае бедный белый мошенник получает – – –, в то время как богатый белый мошенник получает + – –. В других случаях все зависит от условия; например, в финансовой компании богатый белый сначала считается вполне хорошим, а потом перемещается в нехорошие, если он мошенник (+ + + → + + –).

Похоже, что выбор местоимений я, ты, они, плюс, минус или вопросительный знак определяет судьбу индивидуума, включая развязку его сценария, в зависимости от того, какие прилагательные и предикаты он обозначал плюсами и минусами. Так, человек с позицией я+ ты– они– (позиция 2б) почти всегда заканчивает жизнь в одиночестве: в келье отшельника, в тюрьме, в больнице или в морге, независимо от того, чем он гордился: религией, богатством, расой, полом и т.д., в то время как человек с позицией я– ты+ они+ (3а) кончит, чувствуя себя несчастным, может, даже склонным к самоубийству, независимо от того, какие обстоятельства его расстраивают. Таким образом, местоимения определяют развязку сценария, делят людей на победителей и побежденных. А предикаты решают, чему будет посвящен сценарий, каков будет стиль жизни: религия, деньги, раса, секс и т.д., но к развязке не имеют никакого отношения.

Следует признать, что во всех этих рассуждениях нет ничего такого, чего бы не понял шестилетний ребенок, по крайней мере, в применении к самому себе. "Мама сказала, что я не должен с тобой играть, потому что ты (грязный, низкого происхождения, плохой, католик, еврей, итальянец, ирландец и т.д.)" означает просто я+ ты–. "С тобой я буду играть, а с ним не хочу, потому что он жульничает" есть я+ ты+ он–, на что исключенный из игры отвечает: "Я бы и не стал с вами играть, потому что вы неженки" = я+ ты– он–. Но требуется, однако, достаточно сообразительности (больше, чем обладает большинство), чтобы понять ключевой принцип позиций: единственное, что имеет значение, это местоимения и знаки плюс и минус: предикаты и прилагательные – просто удобное средство для структурирования времени. Предикаты дают людям тему для разговора после того, как они поздоровались, но не имеют отношения к тому, что произойдет: плохо или хорошо проживут они жизнь и каковой будет окончательная развязка.

Например, многие не могут понять, как ревностные нацистские полицейские становились в Восточной Германии не менее ревностными коммунистическими полицейскими: ведь эти две партии как будто противоположны друг другу. Но противоположны здесь только определения. Позиция нациста такова: я+ (нацист), он– (предатель), поэтому его нужно убить. Позиция коммуниста: я+ (коммунист), он– (предатель), поэтому его нужно убить. В обоих случаях, хотя предикаты противоположны, позиции одинаковы: я+ он–, поэтому его нужно убить. Правило таково: изменение предикатов, каким бы оно ни было радикальным, не изменяет позицию или сценарий: в обоих случаях человек становится убийцей, и именно это для него важно, а не то, каких именно людей он убивает. Поэтому для фанатика нет ничего легче, чем при умелом поводыре переметнуться на другую сторону.

Этот пример иллюстрирует также тот факт, что позиции очень важны в повседневном социальном общении. Первое, что люди чувствуют друг в друге, это позиции, и здесь обычно подобное тянется к подобному. Люди, которые считают себя и мир хорошими (+ +), обычно предпочитают проводить время с такими же людьми, а не с теми, кто жалуется. Те, кто считают себя лучше других (+ –), тоже собираются в собственные клубы и организации. И Неудачники, которые считают себя пострадавшими (– +), собираются вместе, обычно в барах для Неудачников. Те, кто считают свою жизнь бесполезной, тоже встречаются в дешевых пивных и на улицах. В западных странах одежда более ясно указывает на позицию человека, чем на его социальное положение. (+ +) одеваются аккуратно, но не кричаще; (+ –) любят мундиры, украшения, драгоценности и особый покрой, чтобы подчеркнуть свое превосходство; (– +) ходят в потрепанной и дешевой одежде, но не обязательно неаккуратной, они могут даже носить чужую "форму"; а (– –) демонстрируют своей "формой" пренебрежение к одежде и ко всему, что она символизирует. К этой группе относится и "форма" шизофреника, которая соединяет поношенное и элегантное, неуклюжее с изящным, пурпурное с серым, стоптанные туфли с бриллиантовым перстнем.

Мы уже говорили об упорстве, с которым люди цепляются за свою позицию при смене обстоятельств: богатая женщина не становится бедной, если теряет деньги – она остается богатой, испытывающей временные финансовые затруднения; бедная девушка, получившая много денег, не становится от этого богатой. Негибкость позиции, проявляясь в повседневной жизни, может вызывать раздражение и смущение: "Я хороший человек (хотя и совершаю плохие поступки)". Тот, кто занимает такую позиции, ждет, что с ним всегда будут обращаться как с хорошим человеком, и чувствует себя оскорбленным, если сталкивается с другим отношением.

В этом частый источник супружеских раздоров. Так, Марти Коллинз утверждает, что он хороший муж, хотя каждую субботу напивается и избивает жену. Что еще поразительнее, его жена Скотти поддерживает его утверждение, говоря: "Как можно сердиться на человека, который в прошлое Рождество подарил мне цветы?" С другой стороны, Скотти абсолютно убеждена в своей честности, хотя откровенно лжет и крадет деньги из бумажника мужа. И он всю неделю поддерживает ее позицию. Только в субботние вечера она называет его бездельником, а он ее – лгуньей. Поскольку брак основан на взаимной договоренности не замечать несоответствий, каждый из них возмущается, если им указывают на эти факты; а если угроза позиции "все о'кей" становится слишком велика, неизбежен развод. Развод происходит потому что: 1) один из супругов не может выдержать, что его видят таким, каков он есть, или 2) другой супруг не может лгать с честным лицом, чтобы избежать такого разоблачения.

Ж. Выбор сценария

Следующий шаг в развитии сценария – поиск сюжета с соответствующей развязкой, ответ на вопрос: "Что происходит с такими, как я?" Ребенок знает, поскольку его этому научили, будет ли он Победителем или Неудачником, как он должен относиться к другим людям, как будут обращаться с ним другие и что значит "быть похожим на меня". Рано или поздно он услышит историю о ком-то, "похожем на него", и эта история растолкует ему, к чему он стремится. Это может быть сказка, прочитанная матерью, рассказ бабушки о предках с Золотого Берега или учлышанная во дворе легенда о местных хулиганах. Но когда он слышит это, его осеняет и он говорит: "Это обо мне!" Эта история становится его сценарием, и всю оставшуюся жизнь он проведет, стараясь ей соответствовать.

Так, на основе раннего опыта, у груди или у бутылочки с молоком, в ванной или в туалете, в спальне, на кухне или в гостиной ребенок проникается убеждением, принимает решение и занимает позицию. Потом, по тому, что он услышал или прочел, он формирует "предсказание" или план жизни: будет ли он Победителем или Неудачником, где и в какой форме произойдет "развязка". Это и есть первая версия жизненного сценария. Теперь мы готовы рассмотреть различные силы и элементы, из которых сооружается сценарий. Чтобы достичь результата, у человека должен быть действующий сценарный аппарат.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)