<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава Седьмая

СУПРУЖЕСКИЕ ИГРЫ

Почти любая игра может стать основой супружеской и семейной жизни, но некоторые, как, например, "Если бы не ты", расцветают пышнее, а другие, как "Фригидная женщина", держатся дольше под воздействием юридически узаконенной близости. Разумеется, супружеские игры произвольно отделяются от сексуальных игр, которые рассматриваются в особой главе. Игры, которые разворачиваются в наиболее полном виде именно в супружестве, таковы: "Тупик", "Суд", "Фригидная женщина" и "Фригидный мужчина", "Загнанная домохозяйка", "Если бы не ты", "Видишь, как я старался" и "Милая".

1. "ТУПИК"

Тезис. В "Тупике" в более явном виде проявляется главная цель игр вообще – манипулировать людьми – и их функция служить преградой интимной близости. Как ни. парадоксально, эта игра состоит в изворотливом и неискреннем отказе от участия в игре, предложенной супругой (супругом).

  1. Миссис Уайт предлагает мужу пойти в кино. Мистер Уайт соглашается.

  2. (a) Миссис Уайт допускает "непреднамеренную" ошибку. В ходе разговора она совершенно естественно упоминает, что дом нуждается в покраске. Это дорогая затея, а мистер Уайт недавно сказал жене, что у них туго с деньгами; он попросил ее не приставать к нему с дополнительными затратами, по крайней мере до начала следующего месяца. Следовательно, момент для разговора о покраске дома выбран неудачно, и мистер Уайт отвечает грубостью.

  3. (b) Альтернативный вариант. Мистер Уайт ведет разговор так, что миссис Уайт трудно удержаться от искушения и не сказать о покраске дома. Как и в предыдущем варианте, мистер Уайт отвечает грубостью.

  4. Миссис Уайт обижается и говорит, что, если у него дурное настроение, она не пойдет с ним в кино, и ему лучше идти одному. Он отвечает, что, если она так считает, он пойдет один.

  5. Уайт уходит в кино (или гулять с детьми), оставив миссис Уайт дома залечивать душевные раны.

В этой игре могут быть два скрытых механизма.

  1. Миссис Уайт по прошлому опыту хорошо знает, что не стоит серьезно воспринимать раздражение мужа. На самом деле он хочет, чтобы она показала, как ценит его напряженный труд, чтобы содержать семью; в таком случае они, вполне довольные, могут отправиться в кино. Но она отказывается подыгрывать ему, и он чувствует себя глубоко обиженным. Он уходит, кипя от разочарования и негодования, а она остается дома, изображая обиду, но втайне наслаждаясь ощущением триумфа.

  2. Мистер Уайт по прошлому опыту знает, что не должен серьезно воспринимать нападки жены. На самом деле она хочет, чтобы он приласкал ее; в таком случае они, довольные, пойдут в кино. Но он отказывается играть, понимая, что поступает нечестно: он знает, что она хочет, чтобы ее ласково уговаривали, но притворяется, будто не понимает этого. Он покидает дом, испытывая облегчение и радость, но притворяясь обиженным. А жена испытывает разочарование и негодование.

В обоих случаях позиция победителя, с точки зрения наивного наблюдателя, выглядит безупречной: он или она всего лишь поняли друг друга буквально. Это особенно очевидно в варианте B, в котором Уайт принимает отказ миссис Уайт за чистую монету. Они оба знают, что это обман, но поскольку она сама так сказала, она оказывается в тупике.

Наиболее очевидная выгода в данном случае – Внешняя психологическая. Оба сексуально возбуждаются в кино, и более или менее очевидно предполагалось, что после возвращения из кинотеатра они будут заниматься любовью. В зависимости от того, кто из них хочет избежать близости, игра пойдет по варианту 2a или 2b. Это особенно раздражающий вариант игры "Скандал" (см. главу 9). "Обиженный" партнер считает, что испытывает вполне справедливое негодование и имеет законное право отказываться от близости, а загнанный в угол супруг не может возразить.

Антитезис. Для миссис Уайт он прост. Ей нужно только передумать, взять мужа за руку, улыбнуться ему и пойти с ним (переход от Я-Ребенок к Я-Взрослый). Для мистера Уайта найти выход из тупика несколько труднее, поскольку инициатива принадлежит миссис Уайт; но, если он проанализирует ситуацию в целом, он, возможно, сумеет уговорить ее пойти с ним либо как капризного Ребенка, либо, что гораздо лучше, как Взрослого.

"Тупик" приобретает несколько иную форму, когда в семейную игру включаются дети; в таком случае она напоминает "двойной узел", описанный Бейтсоном и его школой. Здесь в тупик загоняют ребенка, и что бы он ни сделал, он все равно окажется не прав. По Бейтсону, это может послужить важным этиологическим фактором при возникновении шизофрении. С нашей точки зрения, следовательно, шизофрения может быть названа антитезисом Ребенка на "Тупик". Опыты лечения взрослых шизофреников с помощью анализа игр подтверждают такое предположение. Если подготовленному пациенту при помощи анализа игр показать, что шизофреническое поведение возникло как ответ на эту игру, наступает полная или частичная ремиссия.

Повседневная форма "Тупика", в которую играют всей семьей и которая оказывает особое воздействие на младших детей, чаще встречается в семьях с назойливыми родителями типа Я-Родитель. Маленького мальчика или девочку заставляют больше помогать по дому, но, когда дети слушаются, родители во всем находят недостатки – "плохо, когда делаешь, и плохо, когда не делаешь". Этот "двойной узел" можно назвать игрой "Тупик" типа "дилемма".

Иногда "Тупик" становится этиологическим фактором астмы у детей.

Маленькая девочка: "Мама, ты меня любишь?"
Мама: "А что такое любовь?"

Такой ответ не оставляет для ребенка выхода. Девочка хочет говорить о матери, а мать начинает философский разговор, который девочка еще не в состоянии понять. Она начинает тяжело дышать, мать раздражается, у девочки начинается приступ астмы, мать извиняется, и игра "Астма" развивается беспрепятственно. Эту игру "Астматический тупик" предстоит еще изучить.

Иногда в психотерапевтических группах встречается элегантный вариант игры в "Тупик", который можно назвать игрой типа Рассела-Уайтхеда.*

Блэк: "Ну, во всяком случае, когда мы молчим, никто не играет в игры".
Уайт: "Молчание само по себе может быть игрой".
Рэд: "Сегодня никто не играет в игры".
Уайт: "Но не играть в игры тоже может быть игрой".

Терапевтический антитезис тоже элегантен. Логические парадоксы запрещены. Когда Уайту запрещают его маневр, быстро обнаруживается тревожность, лежащая в основе его поведения.

* Рассел, Бертран (1872-1970), Уайтхед, Альфред (1861-1947) – известные английские ученые, философы и специалисты по логике. – Прим. пер.

Супружеская игра "Пакет с завтраком", с одной стороны, близко родственна с "Тупиком", а с другой – с "Поношенным платьем". Муж, который вполне в состоянии позавтракать в дорогом ресторане, тем не менее каждое утро делает несколько бутербродов и уносит к себе в контору в бумажном пакете. Для этого он использует хлебные корки, остатки вчерашнего обеда и бумажные пакеты, которые сберегает для него жена. Это обеспечивает ему полный контроль над финансами семьи – разве жена посмеет купить себе норковый палантин перед лицом такого самопожертвования? Муж извлекает дополнительно немало выгод, например возможность завтракать в одиночестве и работать в сэкономленное время. Во многих отношениях это конструктивная игра, которую одобрил бы Бенджамин Франклин,* так как она поощряет экономность, усердие и пунктуальность.

* Франклин, Бенджамин (1706-1790) – американский государственный деятель, дипломат, писатель и изобретатель. – Прим. пер.

2. "СУД"

Тезис. По описанию эта игра принадлежит к той группе игр, которые особенно ярко проявляются в ходе судебного разбирательства. К ним относятся также "Деревянная нога" (оправдание на основе невменяемости) и "Должник" (гражданский иск). Клинически игра чаще всего встречается в кабинетах консультантов по семейным проблемам и в семейных психотерапевтических группах. В сущности, очень часто беседы в таких кабинетах и группах представляют собой сплошную игру в "Суд", в которой ничего не решается, так как игра не заканчивается. В таких случаях становится очевидным, что консультант и терапевт активно участвуют в игре, не подозревая об этом.

В "Суд" может играть любое количество игроков, но обычно игра рассчитана на трех участников: истца, ответчика и судью, представленных мужем, женой и психотерапевтом. Если игра происходит в психотерапевтической группе, на радио или телевидении, остальные присутствующие исполняют роли присяжных заседателей. Муж начинает жалобно: "Позвольте мне рассказать вам, что она (имя жены) сделала вчера. Она взяла..." и т.д. и т.п. Жена, защищаясь, отвечает: "Вот как было на самом деле... И к тому же он... и вообще в то время мы оба..." и т.д. Муж галантно добавляет: "Я рад, что вы можете выслушать обе стороны. Я хочу только справедливости". В этот момент советник рассудительно говорит: "Мне кажется, что если мы подумаем..." и т.д. Если присутствует аудитория, терапевт может обратиться к ней: "Послушаем, что скажут остальные". Или если группа подготовленная, ее члены могут сыграть роль присяжных без всякого указания со стороны терапевта.

Антитезис. Терапевт говорит мужу: "Вы абсолютно правы!" Если муж расслабляется, испытывая торжество или самодовольство, терапевт спрашивает: "Как вы относитесь к моим словам?" Муж отвечает: "Очень хорошо". Тогда терапевт говорит: "На самом деле я считаю, что вы не правы". Если муж честен, он ответит: "Я с самого начала знал это". Если он нечестен, то должен какой-то своей реакцией продемонстрировать, что игра продолжается. Тогда можно анализировать ситуацию дальше. Игровой элемент заключен в том, что хотя истец шумно торжествует победу, в глубине души он понимает, что неправ.

После того как будет собран достаточный клинический материал, игру можно прекратить маневром, который из всех антитезисов отличается наибольшим изяществом. Терапевт устанавливает правило, запрещающее использование третьего (грамматического) лица в группе. Следовательно, пациенты могут обращаться друг к другу непосредственно – "вы", могут говорить о себе "я", но не имеют права сказать: "А сейчас я расскажу о нем" или "Позвольте мне поговорить о ней". В этот момент семейная пара либо вообще перестает играть, либо переходит к игре "Дорогая", что является значительным улучшением, либо принимается за "Более того", что ничуть не лучше "Суда". Игра "Дорогая" описана в другой главе. В "Более того" истец предъявляет одно обвинение за другим. Ответчик на каждое из них говорит: "Я могу это объяснить". Истец не обращает никакого внимания на объяснения, но как только ответчик замолкает, он пускается в описание следующего инцидента, за которым следует новое объяснение – типичный обмен репликами Родитель – Ребенок.

В "Более того" особенно увлеченно играют ответчики-параноики. Поскольку они все понимают буквально, то легко могут вывести из себя обвинителей, которые изъясняются метафорически или юмористически. В целом метафоры – самые распространенные ловушки в игре "Более того", и их следует избегать.

В повседневной форме эту игру легко наблюдать у детей. Это трехсторонний вариант, который разыгрывается между двумя детьми и родителем. "Мама, она забрала у меня конфету". – "Да, но он забрал мою куклу, а перед этим ударил меня, и вообще мы договорились делить конфеты поровну".

Анализ

Тезис. Они должны признать, что я прав.

Цель. Самоутверждение.

Роли. Истец, Ответчик, Судья (и/или Присяжные).

Динамика. Соперничество братьев и сестер.

Примеры. 1. Дети ссорятся, родители вмешиваются. 2. Супружеская пара в поисках "помощи".

Социальная парадигма. Взрослый – Взрослый.
Взрослый: "Вот что она мне устроила".
Взрослый: "На самом деле было так".

Психологическая парадигма. Ребенок – Родитель.
Ребенок: "Скажи, что именно я прав".
Родитель: "Прав этот" или "Правы вы оба".

Ходы. 1. Подача жалобы – оправдательное выступление. 2. Истец выдвигает опровержение, согласие или делает жест доброй воли. 3. Решение судьи или вердикт жюри. 4. Оглашение окончательного решения.

Выгоды. 1. Внутренняя психологическая – проекция вины. 2. Внешняя психологическая – освобождение от вины. 3. Внутренняя социальная – "Дорогая", "Более того", "Скандал" и др. 4. Внешняя социальная – "Суд". 5. Биологическая – поглаживание со стороны судьи и жюри. 6. Экзистенциальная – депрессивная позиция "Я всегда не прав".

3. "ФРИГИДНАЯ ЖЕНЩИНА"

Тезис. Это почти всегда супружеская игра, так как трудно представить себе, чтобы внебрачная связь долго продолжалась на таких условиях.

Муж обращается к жене с определенными притязаниями, но она их отвергает. После нескольких таких попыток она сообщает ему, что все мужчины животные, что он на самом деле ее не любит или любит не ради нее, что ему нужен только секс. На некоторое время муж воздерживается, потом пытается снова – с тем же результатом. Постепенно он смиряется и больше поползновений не делает. Проходят недели или месяцы, жена становится все менее церемонной и временами забывается. Принимая душ, просит мужа принести свежее полотенце, которое будто бы забыла. Если она ведет жесткую игру или много пьет, может начать флиртовать с другими мужчинами на вечеринках. Наконец муж поддается на провокацию и делает новую попытку. Но его снова отвергают, начинается игра "Скандал", в которой вспоминаются поведение обоих, другие пары, родственники, семейные финансы и неудачи, и заканчивается все тем, что муж хлопает дверью.

На этот раз муж принимает решение покончить с сексом: они найдут неполовой modus vivendi.* Он не обращает внимание на неглиже жены и маневр с забытым полотенцем. Жена ведет себя все более провокационно и рассеянно, но муж держится стойко. И вот однажды вечером она сама начинает делать попытки сблизиться и целует его. Вначале муж не реагирует, но природа после долгого воздержания берет свое, и ему кажется, что на этот раз все получится. Его первые пробные шаги не отвергаются, как раньше. Муж становится все смелее. И в самый критический момент жена отшатывается от него и кричит: "А я тебе что говорила? Все мужчины – животные, мне нужна любовь, а тебя интересует только секс!" Супруги переходят к игре "Скандал", причем обычно минуют предварительные стадии, типа обсуждение поведения их самих и их родственников и сразу же приступают к финансовым проблемам.

* Образ жизни (лат.). – Прим. пер.

Следует отметить, что, несмотря на свои протесты, муж в такой же степени боится интимной близости, как и жена, он и жену-то выбирал такую, чтобы не перенапрягаться, не подвергать риску свою сомнительную потенцию и иметь возможность винить во всем супругу.

Иногда в эту игру играют незамужние женщины самого разного возраста, тогда ее в разговорной речи называют "Крутить динамо". У них эта игра часто сливается с другой – "Насилуют!", в которой они разыгрывают негодование.

Антитезис. Игра эта опасна, и в одинаковой степени опасен возможный антитезис. Заводить любовницу рискованно. Перед лицом такого подстегивающего соперничества жена может отказаться от игры и попытаться вести нормальную супружескую жизнь; иногда эта попытка оказывается запоздалой. С другой стороны, жена может использовать эту связь, часто с помощью адвоката, как оружие в игре "Попался, сукин сын". Исход игры в равной степени непредсказуем, если муж обращается к психотерапевту, а жена нет. По мере того как муж становится сильнее, игра жены может совсем расстроиться, и это приведет к более нормальным взаимоотношениям; но если жена – заядлый игрок, улучшение в состоянии мужа может привести к разводу. Наилучшее решение, если оно возможно: оба супруга должны посещать семейную терапевтическую группу, в которой вскрываются скрытые выгоды этой игры и ее сексуальная патологичность. После такой подготовки оба супруга могут заинтересоваться интенсивной индивидуальной психотерапией. В результате их брак может психологически возродиться. Если же этого не получится, супруги по крайней мере смогут рациональнее подойти к положению.

Пристойный антитезис повседневной формы этой игры – в смене круга общения. Некоторые более проницательные или жестокие антитезисы граничат с развратом и даже с преступлением.

Родственные игры. Обратная игра – "Фригидный мужчина" – менее распространена, но развивается она так же, имеет те же варианты и детали. Исход зависит от сценариев участников.

Критический момент игры "Фригидная женщина" – окончание "Скандала". Когда эта игра сыграна, половая близость исключается, поскольку оба участника извлекают извращенное удовлетворение от "Скандала", и больше им не требуется взаимного полового возбуждения. Поэтому наиболее важный момент антитезиса "Фригидной женщине" – отказ от "Скандала". Это оставляет жену в состоянии такой половой неудовлетворенности, что она может стать податливее. Использование "Скандала" отличает игру "Фригидная женщина" от игры "Побей меня, папочка", в которой "Скандал" является частью подготовительной возбуждающей игры; в "Фригидной женщине" "Скандал" заменяет сам секс. Таким образом, в "Побей меня, папочка" "Скандал" – условие полового акта, тип фетиша, который усиливает возбуждение; а во "Фригидной женщине", как только произошел "Скандал", эпизод завершен.

В детский вариант "Фригидной женщины" играют чопорные девочки, описанные Диккенсом в романе "Большие надежды". Девочка выходит в своем накрахмаленном платье и просит мальчика сделать ей пирожок из песка. А потом высмеивает его грязные руки и одежду и говорит, какой он грязный.

Анализ

Тезис. Попался, сукин сын!

Цель. Оправдание.

Роли. Достойная Жена, Нечуткий Муж.

Динамика. Зависть, связанная с пенисом.

Примеры. 1. Спасибо за песочный пирожок, грязный мальчишка. 2. Фригидная жена с провокационным поведением.

Социальная парадигма. Родитель – Ребенок.
Родитель: "Я даю тебе разрешение сделать мне пирожок из песка (поцеловать меня)".
Ребенок: "С удовольствием".
Родитель: "Смотри, какой ты грязный".

Психологическая парадигма. Ребенок – Родитель.
Ребенок: "Попробуй соблазнить меня".
Родитель: "Попробую, если ты меня остановишь".
Ребенок: "Но ведь это ты начал".

Ходы. 1. Обольщение – реакция. 2. Отталкивание – покорность. 3. Провокация – реакция. 4. Отталкивание – скандал.

Выгоды. 1. Внутренняя психологическая – освобождение от чувства виньгза садистские фантазии. 2. Внешняя психологическая – возможность избежать пугающего проникновения и обнажения. 3. Внутренняя социальная – "Скандал". 4. Внешняя социальная – "Чего можно ждать от грязных мальчишек (мужей)?" 5. Биологическая – подавленная сексуальная игра или обмен агрессивными проявлениями. 6. Экзистенциальная – "Я чиста".

4. "ЗАГНАННАЯ ДОМОХОЗЯЙКА"

Тезис. Это игра загнанной домохозяйки. Положение требует от нее искусного исполнения одновременно десяти или двенадцати различных занятий; выражаясь по-другому, она должна одновременно играть десять-двенадцать различных ролей. Время от времени в воскресных приложениях к газетам появляются полушутливые перечни этих ролей: любовница, нянька, кухарка, служанка и т.д. Поскольку обычно эти роли вступают друг с другом в противоречие и вызывают усталость, их исполнение в течение многих лет приводит к тому, что в разговорной речи называют "коленями домохозяйки" (поскольку на коленях приходится качать детей, мыть полы, колени помогают поднимать тяжести, вести машину и тому подобное). Симптомы такого положения очень сжато выражены в жалобе: "Я устала".

Если домохозяйка умеет распределять силы и находить достаточно удовлетворения в любви мужа и детей, она будет не просто служить, но и радоваться продолжительности своей службы и с болью одиночества встретит окончание колледжа своим последним ребенком. Но если, с одной стороны, ее подгоняет внутренний Родитель, призывая свести счеты с мужем, который только для этого на ней и женился, а с другой – она не находит достаточного удовлетворения в любви к своей семье, женщина становится все более и более несчастной. Вначале она пытается утешиться играми "Если бы не ты" или "Изъян" (в трудных случаях к ним прибегает любая домохозяйка); но скоро эти игры перестают ее удовлетворять. Тогда она находит другой выход – в игре "Загнанная домохозяйка".

Тезис этой игры прост. Жена берет на себя все дела и даже просит новых. Она соглашается с упреками мужа и принимает требования детей. Если ей предстоит принимать гостей, она не только пытается безупречно играть роль собеседницы, хозяйки домочадцев и слуг, декоратора помещений, доставщика продуктов, нарядно одетой женщины, девственной королевы и дипломата; она также вызывается утром испечь пирог и отвезти детей к дантисту. Если она уже чувствует себя загнанной, то еще больше загружает свой день. И вот среди дня она совершенно лишается сил, и ничего в результате не делается. Она ставит в неловкое положение мужа, детей и гостей и добавляет к своим несчастьям еще и угрызения совести. После того как такое происходит два-три раза, ее брак в опасности, дети в смущении, она худеет, волосы у нее не причесаны, лицо осунулось, а обувь не начищена. В таком состоянии женщина попадает к психотерапевту: она готова к госпитализации.

Антитезис. Логичный антитезис тоже прост: миссис Уайт в течение недели может последовательно исполнять все эти роли, но должна отказаться от исполнения их одновременно. Принимая гостей, например, она может заниматься доставкой продуктов или присмотром за детьми, но не тем и другим сразу. Если она страдает только от "коленей домохозяйки", возможно, таким способом она себе поможет.

Но если она действительно играет в "Загнанную домохозяйку", ей трудно будет изменить своим принципам. В таком случае она специально выбрала для себя мужа: во всех остальных отношениях вполне разумный человек, он будет сурово порицать жену, если она, по его мнению, не напоминает его собственную мать. В сущности она представляет его мать, запечатленную в его Родителе, и это представление очень напоминает представление самой жены о ее матери или бабушке. Найдя соответствующего партнера, Ребенок жены готов к роли "загнанного", необходимой для поддержания психического равновесия, и поэтому женщина легко от нее не откажется. Чем больше будет занят на работе ее муж, тем легче оба они будут находить Взрослые поводы для сохранения своих нездоровых отношений.

Когда ситуация становится невыносимой, обычно из-за вмешательства школы, обеспокоенной состоянием детей, обращаются к помощи психиатра, и игра становится трехсторонней. Либо муж хочет с помощью психиатра привести жену в порядок, либо жена пытается найти в нем союзника против мужа. Последующая процедура зависит от опыта, мастерства и проницательности психиатра. Обычно на первой фазе сравнительно легко удается смягчить угнетенное состояние жены. Решающей является вторая фаза, в которой жена отказывается от игры в "Загнанную домохозяйку", заменяя ее игрой в "Психиатрию". Сопротивление со стороны обоих супругов постепенно усиливается. Иногда оно тщательно скрывается, а затем взрывается – внезапно, но не неожиданно. Если эта стадия пройдена, может начаться настоящая работа по анализу игры.

Следует отдавать себе отчет в том, что истинным виновником игры является Родитель жены, ее мать или бабушка; муж лишь непрофессионал, подобранный для исполнения своей роли в этой игре. Терапевту приходится бороться не только с этим Родителем и с мужем, которому его роль выгодна, но и с социальным окружением, поддерживающим жалобы жены. Через неделю после появления статьи о множестве ролей домохозяйки в воскресном приложении может появиться материал "Как я с этим справляюсь", а также тест из десяти пунктов: "Насколько вы хорошая Хозяйка (Жена, Мать, Экономка, Семейный финансист)?" Для женщины, играющей в "Загнанную домохозяйку", это все равно что вкладыш с инструкцией к детской игре. Он может ускорить развитие игры "Загнанная домохозяйка", которая, если не принять меры, может окончиться игрой "Психлечебница" ("Меньше всего я хочу попасть в сумасшедший дом!").

Одна из практических трудностей в обращении с такими парами заключается в том, что супруг избегает личного участия в лечении, ограничиваясь игрой "Видишь, как я стараюсь", потому что обычно он встревожен гораздо сильнее, чем стремится показать. Вместо помощи он посылает психотерапевту косвенную информацию вспышками дурного настроения, понимая, что жена расскажет о них. Таким образом, игра в "Загнанную домохозяйку" легко переходит в третью стадию, когда борьба ведется не на жизнь, а на смерть и заканчивается разводом. Терапевт выступает на стороне жизни почти в одиночестве; ему помогает только загнанный Взрослый пациентки, схлестнувшийся со всеми тремя состояниями Я мужа, заключившими союз с Родителем и Ребенком самой жены. Это драматичная битва, где соотношение сил два к пяти, и она требует полного напряжения сил самого искусного и опытного терапевта. Если терапевт дрогнет, он всегда может принести пациентку на алтарь бракоразводного процесса, что аналогично признанию: "Сдаюсь – можете драться друг с другом".

5. "ЕСЛИ БЫ НЕ ТЫ"

Тезис. Подробный анализ этой игры уже дан в главе пятой. Исторически это вторая обнаруженная игра – первой была "Почему бы тебе не... – Да, но...", и рассматривалась она просто как любопытный феномен. Но когда была открыта игра ЕНТ, стало ясно, что существует целая группа социальных действий, основанных на скрытых транзакциях. Это привело к более активному поиску таких игр и к созданию нынешней коллекции.

Вкратце игра сводится к тому, что женщина выходит замуж за деспотичного мужа, который будет сдерживать ее активность и помешает ей попадать в ситуации, которые ее пугают. Если бы это была простая операция, жена выразила бы благодарность, когда муж оказывает ей такую услугу. Однако в игре ЕНТ ее реакция прямо противоположна: она пользуется сложившейся ситуацией, чтобы жаловаться на ограничения, что заставляет мужа чувствовать себя неловко, а ей приносит разнообразные выгоды. Игра дает прежде всего внутреннюю социальную выгоду. Внешняя социальная выгода – производное от этой игры времяпрепровождение "Если бы не он", которым жена занимается со своими подругами.

6. "ВИДИШЬ, КАК Я СТАРАЛСЯ"

Тезис. В распространенной клинической форме эта игра рассчитана на трех участников: супругов и психотерапевта. Муж (обычно) стремится к разводу, несмотря на то, что вслух громко против него возражает, в то время как жена более искренна в стремлении сохранить брак. Муж обращается к терапевту против своей воли и исключительно для того, чтобы показать жене, что он пытается с ней помириться; обычно он играет в легкие разновидности "Психиатрии" или "Суда". По мере того как идет время, он начинает все решительнее спорить с терапевтом или жаловаться ему. Дома он вначале демонстрирует большее "понимание" и сдержанность, но в конечном счете начинает вести себя еще хуже. После одного, пяти или десяти посещений, в зависимости от мастерства терапевта, он отказывается приходить и отправляется на охоту или рыбалку. Тогда жена вынуждена начинать процедуру развода. Муж считает себя невиновным, поскольку инициатором развода выступает жена, а он продемонстрировал добрую волю, посещая терапевта. Теперь он имеет право сказать адвокату, судье, другу или родственнику: "Видишь, как я старался!"

Антитезис. Вначале обоих супругов нужно принять вместе. Если один из них, допустим супруг, очевидно играет в эту игру, с другим супругом нужно заняться индивидуальной терапией, а мужа отослать под предлогом, что он еще не готов к лечению. Конечно, он может продолжать добиваться развода, но ему придется отказаться от позиции, что он пытался сохранить семью. Если необходимо, процедуру развода должна начинать жена, и ее позиция при этом значительно улучшится, потому что она-то действительно старалась. Желательный исход таков: муж, видя, что игра его разрушена, вначале впадает в отчаяние, а потом обращается за помощью к терапевту, но на этот раз искренне.

В повседневной форме эту игру легко наблюдать во взаимоотношениях ребенка с родителем. В таком случае это игра на двух участников. Игра ведется с одной из двух позиций: "Я беспомощен" или "Я ни в чем не виноват". Ребенок пытается что-то сделать, но у него не получается. Если он беспомощен, родителю приходится делать все за него. Если он не виноват, у родителя вроде бы нет оснований его наказывать. Однако тут просматриваются элементы игры. Родителям необходимо выяснить два обстоятельства: кто из них научил ребенка этой игре и что они делают не так, коли игра продолжается.

Игра "Видишь, как я стараюсь" иногда приобретает зловещий характер. У нее могут быть вторая и третья степень. Проиллюстрируем это на примере усердного работника, заболевшего язвой желудка. Многие заболевшие стараются справиться с ситуацией и при этом могут рассчитывать на законную помощь со стороны семьи. Но болезнь может использоваться и со скрытыми намерениями.

Первая степень. Муж объявляет жене и друзьям, что у него язва. Он сообщает также, что будет продолжать работать. Это вызывает их восхищение. Наверно, человек, испытывающий страдания, имеет право на хвастовство, чтобы получить хотя бы жалкую компенсацию за свои страдания. Его следует похвалить за то, что он не играет в "Деревянную ногу", а продолжает выполнять свои обязанности. В таком случае правильный ответ на "Видишь, как я стараюсь" такой: "Да, и мы восхищаемся твоим мужеством и сознанием долга".

Вторая степень. Мужу сообщают, что у него язва, но он скрывает это от жены и друзей. Он продолжает работать, испытывает, как и прежде, стрессы, и однажды на работе ему становится плохо. Когда об этом сообщают жене, она сразу понимает смысл его поведения: "Видишь, как я стараюсь". Теперь она должна ценить его, как никогда раньше, и раскаиваться во всех злых словах, которые говорила ему в прошлом. Короче, сейчас она должна любить его: ведь все предшествующие его попытки добиться ее расположения потерпели неудачу. К несчастью для мужа, проявления нежности и заботы со стороны жены в таком случае мотивируются не любовью, а чувством вины. В глубине души она негодует, потому что он играет с ней нечестно; к тому же он воспользовался нечестным преимуществом, сохранив свою болезнь в тайне. Короче, брильянтовый браслет – гораздо более честный инструмент ухаживания, чем желудок с дырой. В случае с браслетом жена может вернуть мужу подарок, но уйти от язвенника и сохранить при этом приличия она не может. Неожиданное признание в серьезной болезни не поможет вам завоевать женщину, а скорее приведет к тому, что она почувствует себя в ловушке.

Эту игру часто можно обнаружить сразу после того, как пациент впервые узнает, что у него прогрессирующая болезнь. Если он собирается играть в эту игру, весь ее план мгновенно складывается в его сознании и может быть обнаружен путем тщательного психиатрического анализа ситуации. Анализ выявит тайное злорадство Ребенка, узнавшего, что он обладает таким оружием, – злорадство, замаскированное Взрослой тревогой от реальных последствий серьезного заболевания.

Третья степень. Еще более зловещий и пагубный вариант – неожиданное и ничем не предвещаемое самоубийство как результат серьезной болезни. Язва переходит в рак, и однажды жена, которой ничего не было известно о болезни мужа, заходит в спальню и видит его мертвым. В записке совершенно ясно говорится: "Видишь, как я старался". Если нечто подобное происходит с одной и той же женщиной дважды, ей пора выяснять, в какую игру играет она.

Анализ

Тезис. Никто не может помыкать мной.

Цель. Оправдание.

Роли. Надежный человек, Преследователь, Авторитетное лицо.

Динамика. Анальная пассивность.

Примеры. 1. Ребенок одевается. 2. Супруг, стремящийся к разводу.

Социальная парадигма. Взрослый – Взрослый.
Взрослый: "Пора одеваться (идти к психиатру)".
Взрослый: "Хорошо, постараюсь".

Психологическая парадигма. Родитель – Ребенок.
Родитель: "Я заставлю тебя одеться (идти к психиатру)".
Ребенок: "Видишь, ничего не получается".

Ходы. 1. Предложение – сопротивление. 2. Давление – уступка. 3. Одобрение – неудача.

Выгоды. 1. Внутренняя психологическая – освобождение от сознания вины за агрессивность. 2. Внешняя психологическая – избавление от ответственности за семью. 3. Внутренняя социальная – "Смотри, как я старался". 4. Внешняя социальная – то же самое. 5. Биологическая – обмен враждебными транзакциями. 6. Экзистенциальная – я беспомощен (я ни в чем не виноват).

7. "ДОРОГАЯ"

Тезис. Эта игра наиболее ярко проявляется на начальных стадиях занятий супружеских терапевтических групп, когда участники занимают оборонительную позицию; ее можно встретить также на вечеринках. Уайт рассказывает в виде анекдота что-нибудь такое, что выставляет миссис Уайт в не очень привлекательном виде, и заканчивает словами: "Не правда ли, дорогая?" Миссис Уайт соглашается по двум внешне Взрослым причинам: 1) потому что случай рассказан в целом верно, а не соглашаться с тем, что представлено незначительными подробностями (но что на самом деле составляет суть транзакции), может показаться педантизмом; 2) потому что нельзя же не согласиться с мужчиной, который при всех называет тебя милой. Однако психологическая причина согласия – депрессивная позиция жены. Она вышла за этого мужчину замуж именно потому, что знала: он окажет ей эту услугу, будет выставлять напоказ ее недостатки, спасая от замешательства, если бы она обнаружила их сама. В детстве эту услугу оказывали ей родители.

После "Суда" это наиболее распространенная супружеская игра. Чем более напряженной является ситуация, чем ближе момент разоблачения игры, тем сильнее подчеркивается слово "дорогая", пока для всех не становится ясным раздражение говорящего. При внимательном анализе становится ясно, что это разновидность игры "Растяпа", поскольку важнейшим моментом игры является прощение, даваемое миссис Уайт супругу, раздраженности которого она как бы старается изо всех сил не замечать. Поэтому антитезис "Дорогой" аналогичен антитезису "Растяпы": "Можешь рассказывать обо мне что угодно, но не называй меня "дорогой". Этот антитезис несет в себе те же опасности, что и антитезис к "Растяпе". Более изысканный и менее опасный антитезис заключен в ответе: "Да, дорогой!"

В другой форме жена, вместо того чтобы согласиться, отвечает аналогичной игрой в "Дорогого", рассказывая анекдот о муже. В сущности она отвечает: "Ты сам небезупречен, дорогой".

Иногда эти любезные слова не произносятся вслух, но внимательный наблюдатель услышит их даже непроизнесенными. Таков молчаливый вариант игры "Дорогая".



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)