<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 20

О КРИШНАМУРТИ

Учение Кришнамурти в основном совпадает со взглядами Гурджиева, хотя излагается иным языком. И тот и другой говорят об одном и том же, то есть о необходимости для человека истинного самопознания как первого шага к подлинному пониманию того, что такое правильная жизнь и как правильно жить в мире, который не знает, что это такое.

Автор интересовался Кришнамурти в течение более 30 лет, но до последнего времени не мог понять главного смысла его бесед. Он чувствовал, что в них есть что-то "настоящее", но полагал это "гласом вопиющего в пустыне", – то есть не видел, как взгляды Кришнамурти могут применяться в наше время обычными людьми. Короче говоря, автор не мог найти ключ к тому, о чем говорил Кришнамурти. И только начав изучать "Комментарии" Николла, он стал яснее понимать, что имел в виду Кришнамурти. Приблизительно в то же время автор познакомился с человеком, который, как он почувствовал, действительно понимал Кришнамурти и в своей личной жизни был практическим воплощением взглядов последнего.

Существует много людей, которые утверждают, что поняли Кришнамурти, и пытаются объяснять его всем и каждому. По мнению автора, такие люди по большей части сбились с верного пути и встали на какой-то иной, говоря, что это и есть путь, рекомендуемый Кришнамурти. Впасть в подобное заблуждение очень легко прежде всего потому, что сообщения Кришнамурти совершенно непостижимы для обычного рационального ума. С теми ограничениями, которые существуют у рационального ума, следовать за ходом мысли Кришнамурти невозможно; поэтому его слова легко можно толковать, как кому вздумается.

Но, как было сказано, автору посчастливилось некоторое время назад познакомиться с учеником Кришнамурти, который действительно понимал его. Только благодаря знакомству с этим человеком мы чувствуем, что можем что-то говорить о Кришнамурти в этой книге. То, что мы узнали, сделало совершенно очевидным, что взгляды Кришнамурти по сути своей схожи с теми, которым посвящена эта книга, хотя излагаются в иной форме и, возможно, с иной точки зрения. Мы познакомили этого человека с "Комментариями" Николла, и он был первым, кто признал, что они имеют схожую направленность с воззрениями Кришнамурти. Не желая быть обвиненным в неверном толковании последнего, мы уговорили нашего друга, преданного ученика Кришнамурти в течение более 30 лет, сформулировать главные положения бесед и записок Кришнамурти. Мы приводим их здесь в его собственном изложении, и предлагаем читателям самим решить, в какой мере они согласуются с Системой Гурджиева.

* * *

"Ниже я изложу то, что считаю основными положениями сообщений Кришнамурти. Именно сообщений, а не наставлений, ибо наставления подразумевают, что нужно нечто запомнить; нужно нечто выполнять, во что-то верить; что-то принять или отвергнуть; нечто такое, за что мог бы ухватиться "формулирующий" ум. Сообщение же может пробудить истинное слушание, пробудить способность видеть новые смыслы, новый подтекст, получать новые тонкие ощущения на уровне более высоком, нежели "формулирующий" ум, более высоком, нежели самое поле мысли и пребывающем за пределами обычного сознания. Кришнамурти обращается к нашей способности слушать и переживать; если же мы слушаем, то видим, действует ли наш центр сознания в пределах поля мысли/памяти или вне этого поля, где на место мысленных предположений и установок приходит понимание.

Теперь приведем некоторые основные положения его сообщений:

  1. Люди во всем мире, каждый по отдельности и коллективно, сталкиваются с проблемами, которые не имеют раз и навсегда найденных решений. Каждый человек пребывает в состоянии какого-то конфликта.

  2. В поисках разрешения конфликта люди не понимают, что он вызван – полностью или частично – их "я" или эго.

  3. Неудача этих поисков обусловлена ограниченностью сферы мысли/памяти, которая делает разрешение конфликта невозможным. Здесь Кришнамурти сообщает, что пока ум не освободится от всякой обусловленности, проблемы должны будут существовать. Следовательно, для того, чтобы в любой ситуации, при любых обстоятельствах понимать, что есть истина, что реально и видеть Бога, ум должен быть свободен от какой бы то ни было обусловленности.

  4. Кришнамурти особо подчеркивал, что пока ум не осознает процесса своей деятельности, пока не увидит, что действует по определенному шаблону и не освободится от этой обусловленности, все поиски будут напрасны. Отсюда дело величайшего значения – начать с самого себя. Кришнамурти повторяет, что только ум, способный терпеливо наблюдать за своей обусловленностью и освобождаться от нее, способен начать переоценку ценностей или радикальное самопреобразование, и открыть то, что находится за пределами ума, за пределами желаний, за пределами тщеславия и достижений.

  5. Это абсолютно необходимое условие самопознания. Далее Кришнамурти утверждает, что без самопознания, без знания себя таким, каков ты есть, а не таким, каким хотел бы быть, без знания внутренних механизмов своего мышления невозможно понять свои мотивы, мысли и многочисленные реакции, а также невозможно выйти за пределы процесса мышления как такового.

  6. Отрывок из недавней беседы Кришнамурти: "Итак, очень важно понять себя, не так ли? Самопознание – начало мудрости, но познавать себя – не значит обращаться к какими-то психологическим книгам или философским учениям; это значит знать себя таким, каков ты есть, от мгновения к мгновению. Познавать себя – значит наблюдать, за тем, что ты думаешь, что чувствуешь – и не поверхностно, а глубоко сознавая то, что есть, – без осуждения, без самооправдания, без оценок или сравнений. Пока этого не будет, – не только на поверхностном уровне, но и в отношении любых содержаний ума, – не может быть погружения в его глубины. Ум насквозь обусловлен, и наша проблема состоит в том, чтобы такой ум освободил сам себя".

  7. Самопознание может иметь место лишь благодаря взаимодействию с людьми, вещами и идеями в различных сферах жизни, таких как работа, общение, секс и т.д. Каждый миг мы подвергаемся вызову – стимулирующему или подавляющему – в результате какого-то воздействия окружающей среды. Именно в реакциях на эти воздействия мы получаем возможность раскрыть себя для себя, увидеть себя такими, каковы мы есть, а не такими, какими хотели бы быть.

  8. В результате такого самопознания мы можем сделать следующие три вывода:

    1. Мы никогда не думаем, – мы только призываем какую-то часть памяти, чтобы откликнуться на раздражение, получаемое нашими чувствами от окружающей среды.

    2. Мы никогда не делаем сознательных усилий и не принимаем сознательных решений относительно своих действий. Снова некоторая часть памяти решает за нас, что нам делать.

    3. Мы неспособны действовать сознательно, поскольку чтó нам делать, а чего не делать, решает за нас какая-то часть памяти. Мыслитель и его мысли – одно и то же. Это значит, что мы действуем автоматично, механично, заучено, как бы в состоянии самогипноза и вынуждены постоянно сводить настоящее к прошлому, будучи не в состоянии воспринять факта настоящего взаимодействия.

Сообщение Кришнамурти миру состоит в том, что люди, обладающие временем, интересом и энергией для поиска, могут с этим состоянием покончить. Своим живым присутствием Кришнамурти показал, что новое состояние ума возможно; что вся боль, горе и болезни являются результатом наших стремлений; и, самое главное, – что только мы сами можем спасти себя.

В беседах Кришнамурти говорил о сознавании себя, ведущем к самопознанию, и о самопознании как необходимом условии правильного мышления. Заметим, что Кришнамурти определяет правильное мышление как "пассивное сознавание того, что есть". Это не имеет ничего общего с нашим так называемым мышлением, которое является лишь припоминанием какого-то фрагмента содержания памяти под воздействием окружающей среды. Чтобы это пассивное сознавание действовало, в уме должно установиться состояние "непринужденной тишины", то есть ум по собственной воле должен быть совершенно ничем не занят. Это означает следующее: одного лишь понимания того факта, что ум совершенно неадекватен в решении любых проблем и поисках истины, достаточно, чтобы внимание оставило поле мысли и устремилось к наблюдению тех скрытых смыслов и значений, которые содержатся в самом переживании. Кришнамурти показал, что нам не нужно искать истину, – истина сама найдет нас.

В беседах Кришнамурти вы не найдете методов, приемов, упражнений и предписаний, так как все это относится к тому фактору ума, который должен устраниться, чтобы нам могли явить себя Истина, Бог, Любовь или Реальность. Кришнамурти показал, что самопознание приводит к практической мудрости, которая означает возможность видеть Истину и способность претворять ее в действие, свободное от принуждения.

Цель существования состоит в том, чтобы открыть для себя – независимо от всех авторитетов, – как мыслит, функционирует и действует ум, а затем выйти за его пределы. Кришнамурти однажды сказал: "Когда ум сознает без выбора, что обусловлен в своем сознавании, он входит в состояние, в котором нет обусловленности".

Что представляем собой мы, "средние личности", в свете этого нового состояния, которое Кришнамурти называет "творческим"?

  1. Можно сказать, что мы спим, автоматично и машинально реагируя на происходящее.

  2. Мы действуем под влиянием памяти, и наш отклик совершенно непредсказуем.

  3. Мы не в состоянии узреть Истину ни в каком виде, нигде и никогда. Мы способны лишь на умственные и эмоциональные реакции, обусловленные нашей памятью или подсознанием.

  4. Мы не в состоянии найти раз и навсегда готовых решений наших личных и коллективных проблем.

  5. Мы не в состоянии обрести неизбывное счастье. Мы в состоянии лишь попеременно испытывать радость или печаль.

  6. Мы живем в мире противоположностей, и должны выбирать, будучи не в состоянии руководствоваться в своем выборе знанием Истины.

  7. Мы все, индивиды и коллективы, пребываем в состоянии тех или иных конфликтов и в конечном счете сами начинаем все войны. Мы становимся своими собственными палачами.

Хотя в сообщениях Кришнамурти не содержится никаких предписаний, технических приемов или методов, в них приводятся бесчисленные факты, полные глубокого и скрытого значения. Однако они могут открыться взору лишь тогда, когда ум спокоен. И если это новое видение пробуждает нас к революционному перевороту, коренному преобразованию всего нашего образа жизни, Кришнамурти ведет нас к первой и последней свободе – свободе от обусловленности ума."

* * *

В цитируемом тексте, который можно рассматривать в качестве общего анализа сообщений Кришнамурти, читатель наверняка заметит много точек соприкосновения с Системой, представленной в данной книге. Они указывают на одно и то же, хотя в несколько отличных выражениях и, возможно, с разных точек зрения. Но фундаментальное сходство перевешивает все различия.

Одно из таких различий состоит в том, что Кришнамурти сосредотачивается исключительно на индивиде и не касается вопроса о его месте во вселенной. Напротив, Гурджиев заявляет, что человек – часть вселенной и не может быть понят вне взаимоотношений с ней. Поэтому очень важную роль в Системе играет космология, которая показывает, как человек связан со вселенной, и отражает его положение в общем порядке вещей.

Мы лично считаем, что не следует пренебрегать вселенским аспектом самопознания, ведь чем больше человек узнает о себе, тем больше понимает, как тесно связан со вселенной, в которой "и живет, и движется и существует"; с другой стороны, чем больше человек узнает о вселенной, тем больше это помогает ему понять свой внутренний мир. Ибо "как наверху, так и внизу", человек – "микрокосм", а вселенная – "макрокосм", оба они представляют собой две стороны одной медали!

Мы также думаем, что важно будет подчеркнуть здесь еще один момент. Поскольку Кришнамурти говорит, что дабы постичь реальность мы должны выйти за пределы своего ума, что "ум – убийца реального", главный камень преткновения на пути подлинной мудрости и т.п., многие его последователи понимают это в том смысле, что мы вообще не должны доверять своему уму или пытаться правильно его использовать. Это, конечно, величайшая ошибка. Ум дан нам, чтобы мы его использовали, и, как указано в главе "Границы логического мышления", он играет в нашей жизни очень большую роль. Одно дело осознать ограничения ума, знать его ловушки; и совсем другое – игнорировать ум, непременно подозревая его в обмане. Признавая ограничения ума, его вполне можно эффективно использовать в пределах этих ограничений, и здесь он может представлять для человека огромную ценность. Однако многие последователи Кришнамурти, по-видимому, не признают этот факт, и мы боимся, что это может сильно затормозить их внутреннее развитие.

В заключение надо будет сказать также кое-что об "учителях". Кришнамурти всегда предостерегал своих последователей относительно "учителей", которые заставляют учеников следовать каждому их слову. Сам он отрицал, что является "учителем"; единственный подлинный учитель, говорил Кришнамурти, – это ты сам. Верно, мы действительно должны искать учителя внутри себя; но все же есть люди, которые могут помочь нам в этом вопросе. Разумеется, если мы будем называть их "учителями", это само по себе не причинит нам вреда. Важно знать, что только мы сами можем проделать необходимую работу по самопознанию, и не ожидать, что такие "учителя" сделают ее за нас. Именно так автор воспринимает Гурджиева, Успенского и Николла. Они указывают путь, на который мы можем вступить в поисках самопознания, и дают много полезных советов, которые могут помочь нам в наших поисках. Отказ от всего этого лишь на том основании, что их можно причислить к "учителям", напоминает случай, когда вместе с водой выплескивают и ребенка. Почему бы не принять с радостью предлагаемую ими бесценную помощь, зная, что они могут только указать путь, но пройти по нему должны мы сами?



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)