<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 13

МЕТАНОЙЯ

В библейской традиции это слово толкуется как "раскаяние"; Николл указывает, что истинное его значение – "изменение ума". Прежде, чем начать путь к самопознанию, человек должен полностью изменить ход своей мысли в том, что касается самого себя, мира своего обитания и вселенной в целом. Это изменение умственной "точки зрения" и называется греческим словом "метанойя". Оно означает полное изменение интеллектуального отношения к себе, ко всем своим прежним интересам, желаниям, планам на будущее и т.д.

В потоке текущих событий ум человека постоянно меняется, но термин метанойя означает нечто совершенно иное. "Изменение ума" означает, что мы должны начать думать по-новому, то есть в таком направлении, которое до сих пор было нам не свойственно. Мы должны перестать думать на старый лад и начать учиться использовать свой ум иначе. Степени этого преобразования ума четко определены в системе эзотерической психологии.

Такое преобразование ума служит необходимой предпосылкой изменения уровня бытия, которое составляет основу самопознания; и самое главное для читателя – осознать этот факт. Ведь в прошлом он привык, узнавая о тех или иных предметах, добавлять эти знания к уже существующему запасу идей, количество которых с годами постепенно увеличивается, составляя основу для мыслей и действий.

Разумеется, мы не будем сбрасывать со счетов также давление подсознания и других иррациональных факторов, которые нередко заставляют нас действовать вопреки нашим сознательным намерениям; но следует все же признать, что основным орудием нашего ума обычно выступает знание, постепенно накопленное в ходе обучения, практики и т.п. Все новое, с чем мы соприкасаемся, – будет ли это философская система, какая-то идея или переживание, – все это автоматически добавляется к накопленному знанию, которое питает (вернее, загромождает) наш ум. Мы не в состоянии воспринять нечто на самом деле новое, так как оно должно быть разложено по существующим полочкам и приведено в соответствие с тем, чем наш ум уже обладает. В результате любая из ряда вон выходящая "новизна" тут же отфильтровывается и теряется. Кстати, именно этот факт объясняет, почему мало кто способен извлечь пользу из мыслей и трудов таких людей, как Гурджиев, Успенский или Кришнамурти.

Выдвигаемые ими идеи, по-видимому, не имеют ничего общего с тем, что уже содержится у нас в уме, и поэтому наше первое побуждение – отвергнуть их. Некоторые даже говорят, что "такие высокие мысли совершенно непостижимы", давая понять тем самым, что их ум "высокие мысли" никогда не посещают. Им не за что ухватиться в таких мыслях, они их не улавливают, не находят в них ничего, что позволяло бы им хорошо себя чувствовать в мире своих мыслей. Вот почему практически любому действительно новому учению так трудно найти людей, готовых его воспринять, то есть людей, обладающих умственной готовностью принять его именно как новое, а не подгонять под то, что они знали раньше. Для большинства людей Запада это чрезвычайно трудно и почти неосуществимо. Западный ум функционирует по определенным схемам и все, что в них не вписывается, он не воспринимает.

Это не значит, что такой ум не отзывается на новые идеи как таковые. Он живо реагирует на них, но лишь в том случае, если их новизна не носит фундаментального характера, если она поверхностна и включает в себя элементы привычного умственного кругозора и образа мыслей. Вот почему так важна метанойя. Это специальное понятие означает полный разрыв со всем, что происходило до сих пор в мыслях и действиях. Это высшая форма раскаяния, отречения от старых путей, которая позволяет пробудиться в мышлении чему-то совершенно новому. Метанойя означает мышление на новый лад, новый строй мышления.

Следует совершенно определенно отметить, что метанойя – это то, что доступно не всем и не каждому. К ней способны только люди, обладающие "магнитным центром", о котором говорилось выше. Чтобы некоторые читатели не почувствовали себя обескураженными этим утверждением, можно их заверить, что они вряд ли смогли бы дочитать книгу до этого места, если бы не обладали до некоторой степени развитым магнитным центром. Но как достичь метанойи? Именно в этом плане Система оказывает величайшее содействие человеку. Каждая ее фраза призвана стимулировать метанойю, так как требует радикальной перестройки обычного мышления. Однако чтобы она могла нам помочь в этом, наше сознание уже должно находиться в состоянии, которое позволяло бы Системе на него воздействовать, способствуя перестройке мышления. Следовательно, достижение метанойи идет двумя путями. Во-первых, мы должны быть открыты для мышления нового типа, нового видения себя и мира; и затем, если мы способны открыться, Система поможет нам достичь метанойи. Это добровольное дело. Никто не может заставить или принудить к этому. Движение к метанойе, преобразованию ума, должно исходить от нас самих, быть результатом нашего добровольного и сознательного стремления.

Не имея возможности исследовать здесь этот предмет более подробно, добавим, однако, что одно из главных направлений работы, благодаря которой достигается метанойя, – это получение и регистрация впечатлений новым способом. Система говорит, что человеку требуются три разных вида питания: обычная пища, воздух и впечатления. Все мы привыкли к мысли о том, необходимыми условиями для жизни служат воздух и пища. Но мало кто может себе представить, что впечатления для нас даже важнее воздуха. Однако Система утверждает, что это именно так. Там сказано, что если человека хотя бы на несколько секунд лишить чувственных впечатлений, он умрет. Мы привыкли к постоянному потоку впечатлений, которые получаем через органы чувств, и учение об их исключительном значении представляет большой интерес.

Обычно мы позволяем бомбардирующим нас впечатлениям падать в так называемую ассоциативную сеть сознания. Имеется в виду сеть взаимосвязанных идей и мыслей, которая возникает с момента рождения и развивается под воздействием воспитания, образования и т.д. За много лет у нас выработался стандарт, в соответствии с которым ассоциативная сеть воспринимает впечатления, поступающее от органов чувств. Этот стандарт служит нашим отличительным признаком; это то, что отличает нас от других людей и придает нам, так сказать, наш особый тон звучания. Следовательно, чтобы преобразовать себя, мы должны начать воспринимать впечатления по-другому. Тот факт, что это возможно, уже сам по себе имеет огромное значение, так как означает, что мы действительно можем в конечном счете стать другими людьми. Это весть о величайшей надежде. Это значит, что мы больше не будем воспринимать себя, жизнь и вселенную так же, как до сих пор. Получая и регистрируя впечатления по-другому, мы изменим все внутри и вокруг нас. И это потому, что все, включая нас самих, складывается из впечатлений, поступающих от органов чувств.

Каждый согласится с тем, что люди, получившие одно и то же впечатление, регистрируют его по-разному. Одним оно представляется в одном свете, другим – в другом, соответствующем их собственной ассоциативной сети стандартов. Хорошо известно, что когда нескольких свидетелей просят описать уличный инцидент, при котором они присутствовали, все они дают разные показания. Это объясняется тем, что ассоциативная сеть у каждого из них фильтрует данный инцидент по-своему, и результат в каждом случае оказывается отличным, хотя основой всем служили одни и те же впечатления. Следовательно, чтобы освоить новый способ получения впечатлений, мы, как учит Система, сперва должны приостановить механическое воздействие, оказываемое впечатлениями через ассоциативную сеть на наше сознание. Это воздействие продолжается совершенно механически все время и без какого бы то ни было сознательного решения или желания с нашей стороны. Следовательно мы должны внести в этот процесс сознание, – то есть сделать то, что, по мнению большинство людей, они уже делают, но на самом деле не делают.

Ибо обыденное существование человека в том и состоит, что мы механически выполняем разные привычные дела за счет функционирующей внутри нас ассоциативной сети стандартов, которая сортирует для нас все впечатления, осуществляя эту работу без какого бы то ни было сознательного участия с нашей стороны. Мы думаем, что управляем собой и все делаем сознательно, но это не более чем гигантская иллюзия, которую нам навязывает обыденная жизнь и которая приковывает нас к ней. Освобождение от объятий обыденной жизни – первоочередная цель Системы, так как не освободившись от нее мы не в состоянии даже пытаться достичь метанойи.

Итак, вопрос достижения метанойи вертится вокруг получения и регистрации впечатлений новым способом. В своих "Комментариях" Николл дает бесчисленные иллюстрации того, как это делается. Первый шаг – это попытка создать своего рода зазор, свободное пространство между получением впечатлений и дальнейшей их обработкой в ассоциативной сети. Иными словами, вместо того, чтобы позволять впечатлениям, поступившим через органы чувств, восприниматься как обычно, мы должны стараться сознательно остановить автоматическую реакцию и предотвратить ее. Тем самым мы даем возможность своему сознанию воспринять эти впечатлениях иначе, по-новому. Как было сказано, первый шаг в этом направлении состоит в том, чтобы сознательно пытаться создать интервал между восприятием впечатлений и принимающей ассоциативной сетью. Чем успешнее будут наши усилия по созданию такого свободного пространства, тем больше появится возможностей для иного восприятия впечатлений и иного ответного действия. Достигается это, конечно, не легко; но ни одна из подлинно эзотерических целей легко не достигается.

Это то, что должно стать частью нашей повседневной жизни. Эзотерика не является чем-то далеким от нашей жизни, о чем можно только читать или думать, но никогда не смешивать с повседневной жизнью. Мы надеемся, что все сказанное о метанойе даст читателю необходимое представление о ее значении в рамках Системы как целого.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)