<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава Четвертая

ДИАЛЕКТИКА В ФИЛОСОФИИ ФИХТЕ

I. ИДЕАЛИЗМ И ДИАЛЕКТИКА ФИХТЕ

§36. "Wissenschaftslehre" и диалектика. Программа, намеченная в "Über den Begriff der Wissenschaftslehre", была реализована в трудах Фихте "Grundlage der gesammten Wissenschafslehre" и "Grundriss des Eigentümlichen der Wissenschaftslehre". В первой из этих работ в основном исследована первая половина круговорота (Kreislauf), во второй завершен диалектический процесс указанного круговорота.

Как уже отмечалось, в системе Фихте форма и содержание тесно взаимосвязаны. В идеалистической диалектической системе иначе и не могло быть. Внутреннее содержание идеалистической диалектики есть взаимоотношение конечного разума с бесконечным, борьба между ними, вернее, деятельность бесконечного разума в конечном разуме, снятие и сохранение в конечном бесконечного, или же, наоборот, превращение бесконечного разума в разум конечный и обнаружение бесконечным разумом в конечном разуме самого себя. Этот процесс диалектической борьбы составляет содержание идеалистического диалектического метода; в этом же состоит содержание всей действительности и науки о ней – философии или теории науки. Весь путь, весь процесс круговорота есть содержание диалектики и вместе с тем содержание "Wissenschaftslehre". "Wissenschaftslehre" является первым обоснованием идеалистического диалектического метода в немецком идеализме. Поэтому невозможно выделить диалектический метод или его моменту из всей системы Фихте, как это сделали мы, рассматривая кантовскую философию, или как это пытается делать Э. Гартман1, рассматривая философию самого Фихте. Система Фихте> развертывается согласно диалектическому методу, ибо вся система есть содержание, осуществление диалектического метода.

B "Wissenschaftslehre" дана программа человеческого познания и его системы. Может показаться, что такова цель и "Wissenschaftslehre". Полагание субъектом в себе самом самого себя,, будучи основоположением всего наукоучения и поэтому всего знания, в качестве положения, суждения является исходным пунктом философии. В действительности полагание (Setzen) субъекта является не суждением (суждением оно является только. во втором – идеальном ряде), а деятельностью "Я", актом подлинной сущности (Wesen) субъекта – актом свободы.

Фихте часто говорит о человеческом познании, о человеческом "Я". И это естественно, человеческое "Я" – один из моментов единого диалектического процесса. Однако в наукоучении речь идет главным образом о бесконечном "Я". Ввиду того, что Фихте, упразднив реально существующую "вещь в себе", оставил только субъект, возник вопрос о построении всей действительности и науки из субъекта. И здесь вступает в силу диалектика, ибо путь, ведущий от одного принципа, в данном случае от субъекта, к действительности, может быть только диалектическим. Диалектический процесс действительности – одна из основных сторон наукоучения. Наряду с ним в наукоучении дан и другой аспект: диалектическое познание этого процесса посредством рефлексии над ним. Процесс познания не оторван от процесса развития действительности; первый является необходимым моментом последнего. В этом моменте заключается суть идеалистической диалектики в системе Фихте. Некоторые исследователи видят в философии Фихте в основном только дедукцию категорий. По их мнению, Фихте решает проблему, которую не решил Кант, а именно – проблему дедукции категорий из одного принципа2. Такая интерпретация не заключает в себе ошибки, тем более, что эти интерпретаторы подчеркивают в дедукции диалектический метод. Но эта интерпретация не заключает в себе полной истины. Фихте действительно ставил себе цель – систематизировать философию Канта. Эта цель ясно видна в работе "Über den Begriff...". Однако в процессе реализации этой цели под влиянием практической философии Канта Фихте отходит от кантовской точки зрения и приступает к решению вопроса об отношении свободного субъекта и субъекта ограниченного, бесконечного разума и разума конечного, задача же систематизации взглядов Канта стала для Фихте второстепенной.

§37. Идеальный и реальный ряды и диалектика. Некоторые исследователи, напр., И. Ильин, выделяют во взглядах Фихте два ряда. Существование этих рядов в его системе подтверждают высказывания самого Фихте. Система Фихте представляет собой трансцендентальную теорию познания. Её основное положение гласит, что "Я" полагает субъект. Идея субъекта остается лишь идеей, т.е. определенным логическим содержанием, сущность которого может быть выражена в определенном положении, суждении. Однако трансцендентальная теория – только одна сторона системы Фихте. Согласно взглядам Фихте, содержание идеи соответствует определенной реальности; эта реальность лежит в основе действительности так же, как основоположение – в основе наукоучения. "Я" есть не только основоположение, вместе с тем оно – абсолютная, высшая реальность. Философ представляет "Я", но он независим от "Я". "Изображенное и изображение находятся в двух различных рядах". "Я", как философствующий субъект, есть бесспорно лишь нечто представляющее, но "Я", как объект философии, могло бы быть, конечно, чем-нибудь большим. Представление есть высший и абсолютно первый акт философа, однако первый акт человеческого духа мог бы быть и другим. "Мы не законодатели человеческого духа, но прагматические историографы его". Наукоучение есть "изображение" "системы человеческого духа"3. Из вышесказанного можно заключить: перед нами два ряда – идеальный и реальный. В реальном ряду лежат необходимые акты "Я". Они существуют в человеческом духе независимо от науки, и, так сказать, до нашего знания. В целом, этот ряд актов есть реальный объект, познаваемый наукоучением. Само же наукоучение образует идеальный ряд, ряд мысли, в котором реальный ряд познается, выражается в форме суждений и положений и принимает вид системы. В этом ряду мы имеем дело не с актами, а с утверждениями. Вместо акта духа мы имеем тезис наукоучения. "Ich" реального ряда, субъективное в человеческом духе противостоит "ich" идеального ряда – идее о субъективном в наукоучении4.

Даже не принимая во внимание сомнительное употребление терминов "идеальный", "реальный", "идея", "субъективность", которое может вызвать недоразумение, интерпретацию И. Ильина, по нашему мнению, следует считать лишь частично оправданной: во всяком случае выводы И. Ильина неприемлемы. Тот момент, который являлся главным для нас (для проблемы диалектики) и для самой концепции Фихте, не понят и не учтен И. Ильиным.

Наличие в "Wissenschaftslehre" двух рядов очевидно: "Я" как субъект, полагающий самого себя, и полагание "Я" в "Я", как суждение, положение; познание полагания "Я" или самосознание этого акта. Мы специально пользуемся этим термином, чтобы подчеркнуть, что в воззрениях Фихте весь акцент делается на осознание действия субъекта, на его познание. В этом проявляется диалектическая природа субъекта, и, постольку, – диалектичность всей действительности. Дело в том, что абсолютный субъект – an sich – является лишь действующим, но он преобразует часть своего действия в рефлексию, т.е. познает самого себя, ибо его характерным состоянием является не только an sich, но и für sich.

Характерный для всего немецкого идеализма момент, высказанный Кантом неясно и требующий для своего полного выявления определенной интерпретации, впервые четко и понятно сформулировал Фихте: бесконечный субъект познает себя только в конечном субъекте. Абсолютное "Я" – an sich – обретает свое самосознание и становится für sich только в конечном "Я", бесконечный субъект познается конечным субъектом на основании того, что бесконечный субъект познает самого себя в конечном субъекте. Парадоксальная точка зрения, явно высказанная в системе Гегеля, частично имеется уже в системе Фихте; бесконечный субъект в одном аспекте5 есть бесконечное познание, бесконечная наука. Этим объясняется, почему свое главное сочинение, представляющее собой теорию субъекта действительности, Фихте назвал теорией науки – "Wissenschaftslehre". Теория субъекта является теорией науки, субъект в завершенной форме есть наука. Эту мысль яснее выскажет Гегель: действительность, Geist есть философия. Такая интерпретация дает диалектическое объяснение противоположности двух рядов в концепции Фихте. Идеальный и реальный ряды тождественны, они покрывают друг друга, т.к. и один, и другой являются рядом актов субъекта; их отличает только направление акта и постольку периоды развития субъекта. Действующий субъект – an sich – с целью познания самого себя (поначалу в теоретическом "Wissenschaftslehre" рассматривается только этот аспект; без этого момента, как было показано, невозможен переход с первого положения ко второму) производит рефлексию над самим собой, т.е. превращает самого себя в объект и познает себя. Философское познание диалектически отличается от "Я" и противополагается ему. Как противоположное "Я", оно не может существовать без связи с "Я". Философское познание – необходимый момент диалектического развития "Я".

Парадоксальная мысль Фихте и суть учения всего немецкого идеализма о действительности, поставленной вверх ногами6, состоит в том, что человек является тем моментом действительности и природы, который завершает диалектический процесс развития этой действительности; последний этап развития мирового духа – его превращение в für sich – осуществляется в человеке. В человеке мировой дух находит самого себя и возвращается к самому себе. Философствование и философия – последний этап диалектического развития субъекта. Философия – такой же необходимый момент диалектического процесса, как отчуждение субъекта, ибо если последнее является антитезисом диалектического развития, то первое есть его завершающий синтез.

Реальный ряд есть "Я" и его действия, акты; в этих актах совершается становление "Я" от an sich в für sich, т.е. самопознание, т.е. строится идеальный ряд. "Wissenschaftslehre" Фихте, деятельность философа – необходимый акт абсолютного субъекта в конечном субъекте.

§38. Основа системы и действительности. Выше почти решен вопрос об основе "Wissenschaftslehre". Основой "Wissenschaftslehre" является субъект, "Я": "Я" как действие и как самоосознание этого действия. Основоположение является основоположением системы, в нем высказан основной принцип "Wissenschaftslehre". Оно – абсолютно независимо; в нем содержится вся система. В связи с этим Кронер отмечает, что непонятно, кем же осмысливается первое основоположение, кто выполняет абсолютный акт самополагания. Абсолютное "Я" полагает самого себя, но кто полагает этот акт самополагания "Я"? Конечное "Я"? Философ? Но разве это возможно, если конечное "Я" не является абсолютным "Я"?7 В конечном итоге вопрос решается Кронером следующим образом: осмысление первого основоположения и действие "Я" – это два различных действия: первое есть действие философа, второе – абсолютного субъекта; первое является рефлексией над действием, второе – чистым актом, лишенным рефлексии; протекающим без его сознания, актом, существующим до мысли8. Поставить и решить таким образом вопрос значит не суметь вникнуть в основной смысл идеалистической диалектики.

"Вникни в самого себя" – так начинается первое введение В "Wissenschaftslehre". "Речь идет о тебе, а не о том, что находится вне тебя"9. Таково первое требование, предъявляемое философией тому, кто изучает философию. Оно требует осмыслить себя и полагать "Я". Эта мысль выражена у Фихте настолько ясно, что ни один исследователь не пытался дать иную интерпретацию указанного места. Кроненберг следующим образом характеризует ситуацию: фиксировать логически и выражать в общем положении можно только факт; что касается действия, то либо выполняю его, либо выставляю требование выполнить его. Начало философии Фихте не суждение, положение, а приказ, требование, императив; не формула "это есть так", а формула "сделай это", "Sei", "Sei ich", "Sei reine Subjektivität", "Mache dich, in den intellectuellen Anschauung deiner selbst, gewissermassen zum Schöpferdeiner selbst als ich". Свое рассуждение Кроненберг заканчивает известными словами Гете:

Mir hilft der Gent, auf einmal Weiss ich Rat,
Und schreib getrost: in Anfang war die Tat10.

Требование Фихте имеет единственный смысл: возвышение познающего субъекта до чистого "Я", до точки зрения бесконечного субъекта. Конечный субъект в своей глубине является бесконечным. Конечный субъект посредством интеллектуальной интуиции созерцает свою подлинную сущность; интеллектуальная интуиция является единственной твердой основой (Standpunkt) во всякой философии. Рефлексия и абстракция, о которых так часто говорит Фихте, здесь уступают место интеллектуальной интуиции. "Я", созерцаемое в интуиции, как основа конечного субъекта, является целью требования, выдвигаемого Фихте. "В мышлении я должен исходить из чистого "Я" и осмыслить его как абсолютную самодеятельную сущность"11. С первых же страниц "Wissenschaftslehre" Фихте пытается поставить читателя на позиции абсолютного, бесконечного "Я". Нам становится очевидным, как следует решать проблему, поставленную Кронером, и в чем состоят его ошибки. "Я" полагает самого себя, но кто полагает это "Я"? То же "Я", которое действует в конечном субъекте. Оба действия являются действиями "Я", и ошибается Кронер, приписывая одно действие абсолютному субъекту, а второе – философу. Кронер опасается, что в противном случае и конечный субъект окажется бесконечным субъектом. Однако вся суть фихтевской и вообще идеалистической диалектики именно в том и состоит, что бесконечный субъект превращает себя в конечный субъект, а в конечном субъекте действует бесконечный субъект. "Я" полагает самого себя: оно есть an sich, "Я" познает свое самополагание: оно есть für sich. Познающий субъект, созерцая этот момент, формулирует его в логической форме в виде положения.

Первое основоположение должно быть самодеятельным актом спонтанности субъекта и, одновременно, основным положением. Кронер прав в одном: в данном случае – два действия. Однако они являются действиями субъекта: одно – непознанное, другое – познанное. Абсолютный субъект не только противополагается познающему субъекту, но и действует в нем, поскольку деятельность субъекта есть также познавательная деятельность и "Я" есть не только an sich, но и für sich. "Я" в одно и то же время есть и действие и самоосознание этого действия12.

Теория науки и теория субъекта-действительности – тождественны. Поэтому и метод этих теорий будет одним и тем же: диалектическим. Исходная точка у этих теорий одна: свободное действие субъекта и первое основоположение как самоосознание этого действия. Впервые здесь со всей ясностью обнаруживается диалектическая природа исходной позиции систем немецкого идеализма. Принцип действительности есть одновременно принцип мышления и метода. Иначе говоря принцип идеального ряда тождественен с принципом реального ряда. Диалектическую природу имеет не только действительность, но и философия, т.к. философия – это действительность, или действительность в своей высшей форме – это философия. "Таким образом, принцип должен быть также началом, а то, что представляет Prius для мышления, – первым в движении мышления"13.

Метод системы является также методом изложения системы. Принцип действительности – "Я" и полагание им самого себя являются одновременно началом системы в виде основоположения.

После этого абстрактного рассуждения мы переходим к системе Фихте, к его основным положениям. Здесь найдут конкретное подтверждение вышеизложенные соображения. Конкретную реализацию в системе получит диалектический метод.

II. ДИАЛЕКТИКА ОСНОВОПОЛОЖЕНИЙ

§39. Первое положение. Тезис. Немецкий идеализм мы назвали философией свободного субъекта. Этот основной момент обнаруживается в самом начале философии Фихте: свободный субъект полагает самого себя. "Я есмь", "Я есмь Я"14, "Я полагает самого себя", "То, сущность чего заключена только в том, что оно полагает самого себя как сущее, есть "Я", как абсолютный субъект. Поскольку оно полагает самого себя, оно есть; и поскольку оно есть, оно полагает самого себя"15. Таким образом, "Я" необходимо для "Я". "Я" – субъект, содержание которого пока состоит в том, что о" полагает себя как "Я". Однако, полагая "Я", "Я" полагает объект. "Я" – субъект, полагающий объект, а объектом является опять-таки "Я", полагающее себя. Хотя Фихте здесь говорит об абстракции и рефлексии16, в основе его философствования лежит интеллектуальная интуиция17.

Основоположение философии не нуждается в доказательстве; такое доказательство невозможно; поэтому основоположение не имеет основания. Оно нуждается не в доказательстве, а в обнаружении, прояснении. Первый параграф "Wissenschaftslehre" есть именно его прояснение и характеристика. Метод прояснения таков: устанавливаем какой-либо факт эмпирического сознания, и постепенно абстрагируемся от его эмпирических определенностей; продолжаем этот процесс до тех пор, пока не останется то, абстрагирование от чего уже невозможно18.

Основоположение должно быть признано всеми. Оно очевидно без всяких доказательств. Мысль, высказанная в нем, представляет собой факт сознания и означает не полагание А, а полагавшие тождества А с А. Не "А есть", или "Существует А", а "Если А есть, то есть А". Высказана только необходимая связь между "если" и "то"19.

Эту необходимую связь Фихте обозначает знаком X. Когда А принадлежит эмпирическому сознанию, оно лишено момента необходимости; иначе обстоит дело с необходимой связью X. Во всех случаях X находится в "Я" и полагается им. Поскольку в положении "А есть А" судит "Я" и судит согласно X, т.е. следуя закону, очевидно, что X положено в "Я". Однако X означает "Я есть Я", поскольку без этого положения не было бы X и поэтому не имело бы силу положение "А есть А". В силу этого, "Я есмь Я", "Я есть Я" или "Я есмь" – основа положения "А есть А" "Я" полагает А посредством самополагания. "А есть А", ибо А – результат полагания самополагающего "Я".

Следовательно, основой данного в факте сознания является деятельность, а не факт. "Я" полагает себя: "Я" есть чистая деятельность, акт. Оно полагает себя через свое бытие и есть через свое полагание20. Его действие есть его существование, его существование – его действие. В качестве действия оно есть субъект, а в качестве существования – объект; "Я" есть тождество субъекта и объекта, субъект-объект, как чистое действие, не может быть выведен из чего-либо. Его нельзя понять с помощью одних понятий. "Я", как действие, может быть дано только в интуиции21.

Таким образом, "Я" первоначально полагает свое собственное бытие". В философии Фихте это положение составляет основу системности, монизма, идеализма и одновременно идеалистической диалектики. Тот, кто упразднит положение "Я есмь", преодолеет идеализм и станет на точку зрения спинозизма (согласно Фихте, спинозизм – это материализм). Фихте считает, что границу "Я" нельзя переступать. Эту границу признает критическая философия, ее переходит спинозизм (и только эти системы являются последовательными).

Этот пункт кантовской философии послужил исходной точкой ее дальнейшего развития: своему толкованию кантовской системы, согласно которому вещь есть в себе (Das Ding ist an sich), Фихте противопоставил обратное положение: сущее в себе не есть вещь (Das an sich ist nicht das Ding), а есть абсолютный субъект22.

Абсолютный субъект есть. То, что есть, согласно Фихте, является результатом действия субъекта. Очевидно заключение, которое дает Фихте: субъект является результатом своего действия. Но пока субъект есть лишь действие, его единственным результатом является лишь его действие. "Я" создает самого себя и его существование есть процесс самосозидания. "Я", как таковое, невозможно охарактеризовать. Характеристика означает предикацию, а предикация была бы определением "Я", его ограничением. Однако абсолютное "Я" пока только абсолютно и вне его не существует ничего, что могло бы его ограничить. Его деятельность, – а "Я" ведь одно лишь действие, – не направлена на объект; абсолютный субъект не имеет объекта. "Объектом" его служит само "Я", деятельность, исходящая от него, возвращается к нему же самому. В этом заключается та сложная для понимания мысль, которую в дальнейшем разъяснит Гегель посредством понятия "Für sich sein" и которую можно выявить уже здесь: действие, исходящее от "Я", направлено на самого себя и возвращается к самому себе; "Я", о котором говорится в начале "Wissenschaftslehre" – бесконечное "Я", и поэтому оно пока не есть субъект. Мы имеем дело с субъектом только тогда, когда "Я" противостоит объекту. По мнению Фихте, онтологически, разумеется, субъект предшествует объекту, создает его; поэтому ясно, что нет объекта без субъекта. Однако и субъект не существует без объекта, ибо в понятии субъекта подразумевается его противоположность объекту. Утверждение Фихте о том, что абсолютное "Я" является субъект-объектом, означает только то, что в абсолютном "Я" пока не выделен ни один, ни другой: абсолютное "Я" в себе и для себя есть и субъект и объект, т.к. оно – бесконечно, так же, как бесконечно действие, исходящее от него, направленное на него и возвращающееся к нему же. Вне себя оно не имеет объекта, которому бы противопоставил себя. И если абсолютное "Я" не может противопоставить себя чему-либо кроме самого себя, то оно не есть еще субъект. Абсолютный субъект не есть субъект, он является абсолютным "Я", вернее он является формой субъективности, Ichheit-ом.

Вся система Фихте и необходимо связанный с ней диалектический метод implicite заключены в этом рассуждении. Таким образом, уже сформирована основа, определяющая содержание и метод системы Фихте. После этого для развертывания принципа диалектического метода необходимо лишь последовательное логическое мышление.

Из абсолютного "Я" должна следовать вся действительность; соответственно этому, вся наука должна вытекать из единственного положения. Вне абсолютного "Я" не существует ничего. Абсолютное "Я" создает все из самого себя, из своих глубин порождает всю действительность. Но возникает вопрос: как же это происходит, если вне "Я" не существует ничего, если нет объекта и, следовательно, также и субъекта? Это возможно постольку, поскольку оно есть чистое действие, тотальность действия и вне этого действия не существует ничего. Следовательно, если объект должен существовать, то им может быть только действие "Я"; а объект должен существовать, если существует действительность. Дедукция последней – цель Wissenschaftslehre, "Я" противостоит действию "Я" как объекту. В абсолютном "Я" – две деятельности: бесконечная деятельность – безусловность и свобода бесконечного "Я" как внутренняя сущность "Я" и тот аспект этой бесконечной деятельности, через который деятельность становится объектом. То, что является субъект-объектом, становится субъектом и; объектом. Бесконечный субъект является себе как противостоящий себе и, тем самым, становится конечным.

Однако направленное на себя действие бесконечного "Я" возвращается к самому себе, т.е. объект, – его объект, – находится в нем, "Я" само является объектом. Бесконечное "Я", противостоящее своему собственному действию, т.е. "Я", ставшее конечным (определенное объектом "Я") в объекте, т.е. в своем же действии, познает себя. "Я" возвращается к. самому себе и восстанавливает свою бесконечность.

Спекулятивная философия, зачатки которой мы нашли еще в системе Канта, представляет собой суть идеалистической диалектики: объект является чуждым для субъекта, противоречит и противостоит субъекту. Субъект познает в ином самого себя, познает, что то, что являлось ему в качестве объекта, в действительности есть субъект. Тезис: бесконечное "Я" – форма субъективности; антитезис: "Я" определяет самого себя, завершает, ограничивает себя путем противоставления объекта; синтез: "Я" в объекте познает самого себя, в конечном обнаруживает и возрождает бесконечное, идеальное "Я" пли "Я" в идее23.

§40. Идеалистическая диалектика и телеология. В вышеизложенной характеристике диалектического метода Фихте мы использовали следующее выражение: "Если объект должен существовать, то им может быть только действие "Я". Ход мыслей Фихте таков: действительность есть, но она есть лишь "Я" и его действие. На основе деятельности "Я" должно быть объяснено существование всей действительности, всех объектов. Но ввиду того, что действительность должна существовать, однако налицо дано лишь "Я", то очевидно, что "Я" должно превратить себя в объект или обнаружить объект в самом себе. Из контекста всего "Наукоучения" становится понятным, что в основе процесса порождения мира объектов из "Я" лежит телеологический принцип. Субъект создает объект, "Я" – "не-Я" потому, что "Я" – тотальность науки и философии – в своей глубине является практическим началом и путем создания "не-Я" создает поле своей практической деятельности. Телеологический принцип очевиден: для осуществления определенной цели, а именно для создания поля своей деятельности, "Я" создает "не-Я", субъект создает объект. С одной стороны, телеологический принцип как будто можно выявить только в контексте всего "Наукоучения". Но, с другой стороны, этот принцип, занимающий столь важное место в системе Фихте, не может не проявиться в теоретической философии и тем более в основаниях "Наукоучения", т.е. в основоположениях.

Если мы не будем касаться нравственной деятельности, т.е. практического "Наукоучения", то можно сказать, что целью общего "Наукоучения" и его оснований является дедукция действительности из абсолютного "Я". Без этой дедукции абсолютный субъект остался бы только формой субъективности, ибо без противоположения объекту он никак не может рассматриваться в качестве подлинного субъекта. В таком случае не могла быть дедуцирована и система. Следовательно, с целью дедукции системы и действительности абсолютный субъект полагает "не-Я", объект, не имея для такого полагания ни логического (в системе), ни онтологического (в действительности) основания.

Если первое основоположение, а именно полагание "Я" самого себя, не имеет основания в том смысле, что оно не нуждается в основании для доказательства своего действия и очевидно само по себе (момент телеологизма можно найти и здесь), то второе положение не имеет основания в том смысле, что оно на самом деле лишено логического основания. Его оправдание совершается в будущем, в системе, в той действительности, с целью реализации которой оно и "дедуцировано".

Второй аспект телеологизма проявляется в понятии субъекта. Фактически об этом уже было сказано. Абсолютное "Я" не есть субъект, оно лишь неопределенная форма субъективности. Оно должно стать субъектом, в противном случае система не будет иметь содержания и мировой процесс будет исчерпан статической формой "Я". Для того чтобы абсолютное "Я" стало субъектом, оно должно ограничить себя, т.е. создать объект и направить свою деятельность на свое же действие.

Телеологический принцип характерен не только для философии Фихте, но и для всего немецкого идеализма: телеологизм – необходимый момент идеалистической диалектики. Возникает вопрос: с какой целью абсолютный субъект создает действительность, почему он "страдает"? (выражение Гегеля; следует отметить, что деятельность абсолютного субъекта у Гегеля ассоциируется с восхождением на Голгофу). Почему "Я" оставляет самого себя и выходит за свои пределы, почему отчуждает себя? Абсолютное "Я" имеет единственную цель: познать самого себя, создать самого себя, стать für sich. С этой целью трудится со всей серьезностью (Ernst) абсолютное "Я".

Эти моменты, которые в завершенном виде будут сформулированы в системе Гегеля, играют важную роль уже в философии Фихте. Без телеологического принципа не существует идеалистической диалектики. Без телеологического принципа будет непонятным, почему абсолютное "Я" должно полагать "не-Я", почему оно, являясь только действием, полнотой, тотальностью действия, должно стать пассивным (leidend)).

§41. Второе основоположение. Антитезис. Очевидно, что и "дедукция" "не-Я" не может быть доказана24. И здесь, аналогично первому положению, в действительности ни о какой дедукции нельзя говорить. И здесь, как в первом "безусловно необходимом" положении, мы начинаем с факта эмпирического сознания, абстрагируемся от того, что не составляет необходимый момент факта и пр., и пр., как в первом случае25. Таким фактом Фихте считает положение "–А не есть А"26. Это положение очевидно для всех и никто не будет требовать его доказательства, т.к. это невозможно. Содержанию "А" не принадлежит ничего необходимого. Здесь необходимы только противоположность, связь (Zuzammenhang), взаимоотношение между "–А" и "А". Форма противоположности – вот, что здесь необходимо. Форма противоположности совершенно не зависит от формы полагания или противополагания (Setzen und Entgegensetzen) 27. Поэтому с точки зрения формы положение "–А не есть А" независимо и безусловно необходимо, однако в нем положено "–А", противоположное "А". Но полаганию "–А" должно предшествовать полагание "А". С точки зрения содержания это положение обусловлено первым положением, ибо противоречить некоторому содержанию возможно на основании полагания того содержания, которому противоречит второе28. Однако первоначально не полагается ничего, кроме "Я" и только "Я" положено безусловно (§1). Поэтому безусловно можно противополагать только одному "Я"; но безусловное противоположение "Я" есть "не-Я"29.

Таким образом, становится очевидным положение: "Я" полагает "не-Я", или "Я" противополагается "не-Я" (Sogewiss wird dem Ich schlechthin entgegengesetzt ein Nicht-Ich). "Я", полагая "не-Я", полагает объект, а полаганием объекта неопределенная форма "Я" принимает вид субъекта: тогда как абсолютное "Я" было бесконечным, субъект конечен. "Не-Я" определяет и ограничивает "Я", однако полагает "не-Я" в "Я", а не вне "Я". Действие "Я" уже направлено не непосредственно на себя, а на "не-Я", противостоящее "Я"30. Действие, направленное непосредственно на себя, является чистым действием, действие же, направленное на объект – объективным. В этом смысле действие "Я" на этом этапе есть объективное действие31. Полаганием "не-Я" абсолютное "Я" становится субъектом, бесконечный субъект принимает вид конечного субъекта. Диалектический процесс начинается после того, как в абсолютном "Я" обнаруживаются субъект и объект, которые тождественны и различны одновременно. "Я" находит в самом себе нечто отличающееся от себя; во всяком случае оно должно найти нечто такое, в противном случае диалектический процесс невозможен. Однако это отличающееся от "Я" нечто в конечном итоге должно сов падать с "Я", в противном случае будет невозможным диалектический синтез. В этом состоит весь смысл идеалистической диалектики. "Не-Я" противополагается не абсолютному "Я"; абсолютное "Я" – неограничено и бесконечно; но после того как абсолютное "Я" находит в самом себе нечто отличающееся от себя, полагает "не-Я", абсолютное "Я" уже не является абсолютным и бесконечным; оно становится конечным и содержит в себе лишь момент бесконечности. Противоположны друг другу конечное "Я" и "не-Я", субъект и объект. Ведь "Я" конечно только тогда, когда его действие является объективным32.

"Я" полагает самого себя, "Я" в самом себе противопоставляет "Я" "не-Я"; в этих двух положениях "Я" – не одно и то же. В первом положении "Я" – абсолютное, во втором – конечное, субъект. Субъект и объект, "Я" и "не-Я" отличаются от абсолютного "Я". Но мы не должны полагать, что абсолютный субъект – субъект-объект, по выражению Фихте, – делится на субъект и объект и будто поэтому сумма субъекта и объекта будет составлять абсолютный субъект. Это неверно. Абсолютный субъект, в процессе ограничения его бесконечности, остается за пределами этого процесса и только в идее восстанавливает себя. В субъекте, цель которого – преодолеть свою конечность и стать абсолютным субъектом, действует только момент абсолютного "Я". Что же касается т.н. суммы субъекта и объекта, "Я" и "не-Я", то для нее следует выработать другое понятие, которое одновременно будет обозначать всю реальность.

Диалектический процесс протекает вне абсолютного субъекта. Абсолютный субъект – лишь начало этого процесса, начало, которое само не участвует в этом процессе, оторвано от него и стоит вне него или над ним. С другой стороны, абсолютный субъект является и концом этого процесса, концом, который не может быть достигнут. Диалектический процесс имеет место между субъектом и объектом; между "Я" и "не-Я".

§42. Диалектика происхождения ощущения и представления. До рассмотрения этого диалектического процесса следует объяснить, как совершается ограничение бесконечного "Я". Почему оно происходит в системе Фихте – ясно. Сейчас нас интересует механизм, сущность процесса ограничения. Как мы увидим ниже, в соответствии с основным методом и этот процесс диалектичен. Фихте коротко разъясняет этот вопрос в "Wissenschaftslehre", часть II, §4, более детально – в "Grundriss der Eigentümlichen der Wissenschaftslehre".

Как известно, характерным признаком абсолютного "Я" является его бесконечное действие. "Я" таково само по себе. Если "Я" имеет какой-либо признак, то этот признак положен посредством "Я". То, что полагает "Я", полагается в "Я": "...nichts kommt dem Ich zu, als das, was es in sich setzt.33 Но как может "Я" полагать "не-Я" в самом себе? "Я" есть само по себе, но его свойство – познание самого себя. Рефлексия, которую совершает оно над самим собой, является объяснением этого факта.

Субъект ощущает себя как нечто пассивное и ограниченное. Он не полагает, а находит (findet) себя таковым. Он находит себя в себе самом (sich in sich findet) аффинированным: он имеет ощущения (Insichfindung-Empfindung и пр.)34. Но ощущение не есть только пассивный процесс. Ощущение только тогда является пассивным (leidend), когда оно наше, если оно принадлежит нам. Ощущение внутри себя должно иметь не только момент пассивности, но момент действия (поскольку оно является ощущением в нас.) Ясно, что ощущение – результат двух – пассивного и деятельного – моментов. Каждый из тех моментов безусловно находится в "Я", т.к. все, что есть, есть в "Я". Эти моменты противоречат друг другу, поэтому их одновременное существование невозможно. Невозможность снимается, если допустить, что существует нечто третье, в котором они тождественны, хотя и противоположны друг другу. Следовательно, должно существовать третье, полагаемое как синтетический член35. Так как все происходит в "Я", то, по словам Фихте, описанное действие "Я" можно назвать тетическим, антитетическим и синтетическим. Полагание противоречия пассивности и активности в "Я" не должно упразднять ни одну из них, оно должно вести к синтезу, представляющему собой ограничение и определение. Искомый третий член, необходимый для синтеза, есть ограничение36. "Я" есть ощущение. Множество ощущений есть "Я", поскольку "Я" ограничено в ощущении и посредством ощущения.

Однако сказанное не дает ответа на вопрос – почему "Я" ограничивает себя. Мы описали только акт ограничения. Был показан "механизм" духа (Geist)37, этот механизм раскрывает взаимодействие моментов сознания, на основании чего возникают противоречия. Но пока и этот механизм не совсем ясен. Прежде всего мы должны понять, почему происходит ограничение "Я", ибо от этого отчасти зависит ответ на интересующий нас вопрос – как происходит ограничение "Я".

"Я" есть в себе, но оно должно быть и есть для себя ("sondern es soll für sich selbst setzen")"38. В этом für sich заключены смысл и основа идеалистической диалектики и в частности диалектики Фихте. "Я" есть в себе. "Я" есть для себя: оно должно познать и в "самом деле познает свое действие, самого себя как действие. Оно познает себя посредством рефлексии. Действие "Я" в виде рефлексии направлено на свое же действие. "Я" – лишь действие, в нем нет пассивности. Но деятельность рефлексии отличается от первоначальной деятельности "Я". Первоначальная деятельность является чистым, а деятельность рефлексии – объективным действием (об этом мы уже говорили выше). При действии рефлексии первоначальное, чистое действие приостановлено, прервано, определено: действие "Я" направлено на себя.

"Я" совершает рефлексию над собой, оно познает себя как действие, но именно в этом моменте первоначальное действие "Я" прекращено, определено: ведь оно производит рефлексию над первоначальным действием, а не над рефлексией. Оно ничего не знает о рефлексии. Его действие определено: "Я" не только действует, но ему его же действие представляется в качестве пассивности. Впервые в рефлексии "Я" познает себя – здесь возникает впервые "Я" для себя ("In dieser Reflexion findet es sich zuerst: für sich entsteht es erst")39. Оно становится для себя, но познает себя как нечто ограниченное; его определяет нечто чуждое для него ("Nicht – reflektierte Tätigkeit des Ich"), ощущение "не-Я".

Процесс действия и его ограничения этим не завершается. К этому вопросу мы вернемся еще. Но уже хорошо виден диалектический характер всего процесса: бесконечное "Я" своей же деятельностью ограничивает себя и создает "не-Я", объект, действительность, т.е. выходит за свои пределы, становится объектом, чтобы в объекте познать себя и в итоге от an sich перейти к für sich.

§43. Третье положение. Синтез. Мы рассмотрели определенную сторону противоположности "Я" и "не-Я", данной в "Wissenschaftslehre". , Не останавливаясь на одной стороне противоположности, мы затронули и другую, чтобы с самого начала сделать понятным смысл диалектического процесса – перехода от an sich к für sich. Теперь мы можем возвратиться к основному противоречию, возникшему в бесконечном "Я".

"Я" полагает в "Я" самого себя и ему противополагает "не-Я". Этим бесконечное "Я" превращается в конечное "Я". Это означает что в "Я" есть момент бесконечности. Смысл первого синтеза, как мы увидим в дальнейшем, состоит именно в этом. Весь последующий процесс есть восстановление бесконечного в борьбе между конечным и бесконечным.

Мы не можем описать весь процесс этой борьбы несмотря на то, что он имеет диалектический характер. Мы коснемся лишь его некоторых моментов, с целью характеристики нашего основного положения и иллюстрации диалектического метода. Иллюстрация здесь понимается и в смысле, отличном от обычного, когда иллюстрация рассматривается как пример некоторого утверждения, а не как само содержание этого утверждения. В диалектическом методе, в частности, в философии Фихте, иллюстрация диалектического метода одновременно является и его содержанием. Мы не сможем рассмотреть детально все аспекты диалектики, как это делает сам Фихте. Мы только схематически изложим некоторые этапы диалектического процесса, данного в учении Фихте.

Основное противоречие, обнаруженное в "Wissenschaftslehre", должно разрешиться. Это необходимо – ведь абсолютное "Я" перестанет быть абсолютным, если его будет ограничивать "не-Я". Здесь явно налицо два момента: логический и телеологический: 1) "Я" полагает в "Я" только "Я"; 2) "Я" полагает в "Я" нечто противоположное "Я" – "не-Я". Здесь налицо логическая антиномия и ее решение опровергло бы как первое, так и второе основоположения, т.к. они ведут к противоречию. С другой стороны, ясно, что здесь налицо и телеологический момент: цель – бесконечный субъект, "Я". Второе положение снимает бесконечность. Антиномию необходимо решить и тем самым сохранить момент бесконечности. Первое положение, касающееся бесконечного "Я" – главное для Фихте. Восстановление бесконечного "Я", – если не полностью, то хотя бы в виде момента, – необходимо. Категории, выводимые из первых двух положений, по мнению Фихте, представляют противоположные понятия, но, несмотря на это, первое положение содержит и требование их необходимого соединения40. Противоречие разрешается следующим образом: абсолютно самостоятельными не являются ни "Я", ни "не-Я". Претензия "Я" на абсолютность, заключающаяся в утверждении того, что существует только оно и оно есть только "Я", неприемлема. Неприемлема и претензия "не-Я" на абсолютность" В "Я" есть и "Я" и "не-Я". В противном случае "Я" сняло бы Я", а "не-Я" – "Я", что невозможно, т.к. они уже положены. Очевидно, что здесь "Я" и "не-Я" лишь частично снимают друг друга. Для решения противоречия между тезисом ("Я") и антитезисом ("не-Я") должно существовать нечто третье, дающее возможность примирить два противоположных положения. Это третье пока не определено и есть X 41. Частичное снятие означает взаимное ограничение. X есть граница. Его действие (действие X, т.к. "Die Gegensätze, welche vereinigt werden sollen, sind im Ich, als Bewusstsein. Demnach muss auch X im Bewusstsein sein") есть ограничение. Если "Я" и "не-Я" частично ограничивают, определяют друг друга, то они содержат категорию части, и вообще категорию квантитета42. "Я" полагает в "Я" частично "Я", частично "не-Я", или "Я" противополагает в "Я" делимому "Я" делимое "не-Я" (т.к. то, что имеет части, делится)43.

В этом состоит третье основное положение, являющееся первым синтезом в "Wissenschaftslehre" и первым этапом в жизни абсолютного "Я". Этим обосновывается наше утверждение: смысл синтеза состоит в том, чтобы в бесконечном и абсолютном ("Я") открылось неабсолютное и конечное, а в конечном – момент бесконечности. "Я" есть не только "Я", но и "не-Я". Так же обстоит дело с "не-Я", которое одновременно есть и "Я" и "не-Я"44.

Для последовательной философии субъекта нет иного пути: будет существовать лишь один субъект, если в нем не обнаружится нечто, отличное от него. Кант пытался, решая эту проблему, внести в субъект момент объективности, предметности (время, пространство, категории, трансцендентальную апперцепцию). И Шеллинг находит в "Я" отличный от него момент. По мнению Гегеля, философская система опирается на утверждение того, что субстанция является субъектом, а субъект есть дух (Geist), который отличается в себе от себя и отождествляет себя с этим отличным от себя моментом. Таков и путь Фихте. Он и не может быть иным – таков исходный пункт идеалистической диалектики. Субъект, как таковой (an sich), тождественный с самим собой, находит в самом себе нечто, отличное от себя. Этот этап необходим для идеализма. Это отличное от субъекта противополагается субъекту. "Я" делает это отличное от себя объектом. Объект, как таковой, является объектом "Я", т.е. находится вне "Я", ибо "Я" знает себя только в качестве "Я". Но т.к. на самом деле отличное от "Я" находится в "Я", а не вне него, очевидно, что то, что находится вне "Я", есть опять-таки "Я". "Я" отчуждает себя, выходит за свои пределы и становится отличным от "Я". "Я" содержит в себе момент отчуждения и превращения в объект, момент своего иного (sein Anderes). Поскольку есть только "Я", оно – "в себе", оно – бесконечно. Но поскольку "Я" содержит момент своего иного, оно есть для другого, т.е. оно – объект для "Я", в силу чего оно уже ограничено и конечно. В процессе борьбы двух моментов "Я" восстанавливает самого себя посредством того, что содержится в объекте, в своем ином познает самого себя, в своем ином, как в зеркале, видит себя и обнаруживает, что оно само (тезис) и его иное (sein Anderes – антитезис) фактически представляют собой один и тот же субъект. Субъект, обогащенный на основе опыта, – у Фихте – возвышенный посредством рефлексии до уровня самопознания, Vernunft-a, – возвращается к самому себе и есть, "для себя" (für sich) в форме синтеза. Этим завершается идеалистическая диалектика. Обнаружение конечного в бесконечном и бесконечного в конечном – начало диалектики. Возрождение бесконечного и его тождество с конечным – ее конец. Из понятия диалектического процесса ясно следует, что сам этот процесс является бесконечным. Идеалистическая диалектика попыталась представить его в качестве конечного и завершенного. Это противоречие будет обсуждено ниже.

III. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

§44. Дедукция категорий. Формально-логическое и диалектика. На основе обнаружения в "не-Я" "Я" и в "Я" "не-Я", согласно системе Фихте, начинается диалектический процесс. Фихте в своей системе продолжает путь Канта: выше мы уже говорили об исходной точке этого пути, данной в философии Канта. Фихте развил идеи Канта и придал им форму системы. Категории, упорядоченные Кантом диалектически, Фихте дедуцировал диалектически.:

Если отвлечься от содержания первого основного положения, то у нас останется только форма, в которой дано это содержание. Таким путем мы получим основное положение логики: "А" есть "А". Если мы теперь будем абстрагироваться от суждения, как от определенного действия, и сосредоточим внимание только на данном в этой форме виде действия человеческого духа, то получим категорию реальности45. Все, к чему применимо положение логики, имеет реальность.

Аналогичный процесс позволяет вывести из второго основоположения логическое положение: "не-А не есть А" (–А не=А), которое Фихте называет принципом противоположения. Путем абстракции получаем категорию отрицания. Закон логического основания следует из третьего положения, отсюда же следует категория определения (Bestimmung, Begrenzung).

Следует обратить внимание на два момента: 1) Диалектическое строение таблицы категорий (реальность – отрицание – определение (лимитация), которая, по мнению Канта, могла бы стать общей формой науки и которая является необходимым моментом системы Канта, действительно превращается в общую форму науки и действительности. Реальность – отрицание – определение, по мнению Фихте, выражают тезис, антитезис и синтез. Действительность, поскольку она определяется этими категориями, имеет диалектическую природу; субъект, являющийся действительностью, в конечном итоге сам обладает этой диалектической природой. В системе Фихте категории не только перечисляются, как это будто бы имело место в "Критике..." Канта, а дедуцируются из одного основного принципа, из "Я", диалектический характер "Я" является предпосылкой диалектического характера дедукции категорий. 2) Из основного необходимого положения – субъекта – дедуцированы также т.н. законы мышления. Субъект в своей глубине – диалектичен, в то время как дедуцированные из него законы – формальны. Тот факт, что диалектической логикой не отрицаются формальная логика и ее основные законы, – а в этом упрекали Гегеля и вообще диалектический метод,46 – очевиден из концепции Фихте: здесь эти законы имеют определенную ценность, ибо они основываются на основоположениях. Однако область применения законов формальной логики уже, т.к. они получены путем абстракции,, вследствие чего и в них не учтено все содержание основоположений. Формально-логические законы дедуцированы из основных диалектических положений и в силу этого они являются только моментами (в смысле Гегеля) этих положений. В философии Фихте форма и содержание являются единым целым. В диалектической логике противоречие между формой и содержанием невозможно: они являются моментами одного целого и признание их независимого существования было бы переоценкой их значения. Диалектический закон – основной закон, а закон формально-логический – всего лишь момент диалектического закона. Формально-логический закон, являясь истинным в пределах формально-логического, теряет свою истинность, если выходит за пределы этой области и имеет претензию на абсолютность. Это не только наша субъективная интерпретация. Фихте со всей определенностью говорит об одном из этих законов: "Область его значимости ограничена;, он имеет силу только для одной части нашего познания"47. Это утверждение можно распространить на всю сферу формально-логического. Приблизительно то же мнение высказывается А. Дебориным: "Категории дедуцированы из форм деятельности "Я". Поэтому, хотя при доказательстве истинности основных положений Фихте использует эмпирическое сознание, на самом деле он логические законы выводит только из действия "Я", но не наоборот, т.к. по мнению Фихте теория наук" доказывает логику, а не логика – теорию науки. В этом смысле диалектика предшествует логике и доказывает ее"48.

§45. Синтез. Третье основное положение является первым синтезом. Однако этим диалектический процесс не завершается, не останавливается. Выражаясь точнее, он не только не завершается, а наоборот, можно сказать, что подлинный диалектический процесс начинается именно с третьего положения. Недостаток диалектики Фихте в том и состоит, что в ней противоречие не снимается посредством первого синтеза: первый синтез является обозначением, описанием, констатацией факта существующего противоречия. "Я" полагает самого себя и "Я" полагает в самом себе "не-Я". Бесконечное "Я" находит в самом себе конечное; если оба момента находятся в "Я", а дело действительно обстоит так, то между ними должно существовать определенное отношение. По мнению Фихте, это есть отношение определения. Поэтому, согласно третьему положению, между конечным и бесконечным имеется процесс взаимоопределения. Положение Ласка, что Фихте своим третьим положением "ударился" в эманатистическую логику, лишено смысла. Точнее было бы сказать, что в начале диалектического процесса – в третьем положении – Фихте частично становится на позиции аналитической логики. Это ясно видно из следующего рассуждения Фихте49: не третье положение или его понятие находит в процессе развития в самом себе противоречивые моменты, а стоящее вне синтеза третье положение при анализе указывает на необходимость синтеза.

В результате анализа третьего положения получаем два различных утверждения: 1) "Я" полагает самого себя ограниченным посредством "не-Я" и 2) "Я" полагает "не-Я" ограниченным посредством "Я"50. т.к. нашей целью не является изложение системы Фихте, то не будем затрагивать вопрос о последовательности утверждений в "Wissenschaftslehre" и обратимся к интересующим нас моментам диалектики.

Утверждение "Я" полагает самого себя ограниченным посредством "не-Я" (1) содержит два момента: "Я" – бесконечно, ибо оно полагает только самого себя. "Я" является только действием (2). Однако "Я" ограничивается посредством "не-Я": "Я" – конечно, ограничено и пассивно (leidend) (3). "Я" определяет самого себя (абсолютное действие): "Я" ограничено посредством "не-Я" (конечное действие)51.

Если положение (1) – исходный пункт теоретического "Wissenschaftslehre", то положения (2) и (3) составляют основную антиномию теоретического "Wissenschaftslehre": тезис и антитезис, диалектический синтез которых будет первым синтезом теоретического "Wissenschaftslehre" и синтезом всего "Wissenschaftslehre". В основной антиномии теоретического "Wissenschaftslehre" дан момент, характеризующий идеалистическую диалектику. Дело в том, что за ограничением абсолютного субъекта самим собой и превращением его в субъект должно последовать его возвращение к себе. Возвращение невозможно только посредством нахождения в самом себе отличного от себя и познания в нем самого себя. Момент самопознания необходим для диалектического синтеза. Это подразумевается под специфическим выражением диалектики – für sich. Абсолютное "Я" не способно к познанию, оно – бесконечное, чистое действие. Ввиду этого абсолютное "Я" должно переделать свое чистое действие и придать ему вид объективного действия. Выше нами уже был описан этот процесс: абсолютное "Я" становится определенным субъектом, оно определяется через "не-Я"; существование объекта – необходимое условие познания. По мнению Фихте, ограничение субъекта объектом посредством того, что абсолютное "Я" полагает "не-Я" и само превращается в субъект, есть в то же самое время преобразование субъекта в интеллигенцию. Для самопознания, т.е. для диалектического синтеза необходимо существование в бесконечном субъекте момента интеллигенции. Существование конечного в бесконечном означает существование в бесконечном и момента интеллигенции. Исходя из иной точки зрения, К. Фишер утверждает то же самое: вместе с устранением теоретического "Я" устраняется и самосознание как таковое.

Действие и пассивность субъекта содержит антиномию, противоречие. В диалектике не имеет силы "или-или": субъект или только пассивен, или только активен. Принятие только одного члена альтернативы разрушило бы положения общего "Wissenschaftslehre". В третьем основоположении дедуцирована категория квантитета; "Я" и "не-Я" наделены способностью квантитета52. Поэтому Фихте, вновь используя эту категорию, пытается преодолеть противоречие путем частичного снятия пассивности и действия "Я". "Я" – деятельно, "не-Я" – пассивно; "Я" – пассивно, "не-Я" – деятельно. Деятельностью "Я" определяется пассивность "не-Я", деятельность "не-Я" определяет пассивность "Я" и наоборот "Я" и "не-Я" ограничивают друг друга. Так Фихте пытается преодолеть основную антиномию: тезис и антитезис становятся моментами третьего положения – их синтеза, который выражает взаимное ограничение "Я" и "не-Я", их взаимоотношение. Взаимоотношение бесконечного и конечного, борьба между ними с целью восстановления бесконечного субъекта – вот основной путь диалектики Фихте, путь, определенный нами выше a priori, а сейчас ставший очевидным из рассмотренного конкретного материала.

§46. Остальные синтезы. Коротко коснемся этого диалектического процесса, в частности первой половины круговорота. Цель Фихте – конкретизация упомянутого взаимоопределения. В чем состоит со держание взаимоопределения? Синтез взаимоопределения это синтез В (второй синтез). По мнению Фихте, за ним следуют синтезы С, Д и Е, однако не требуется большой прозорливости, чтобы заметить, что диалектический процесс не завершается в синтезах С и Д. Мы не будем на этом останавливаться, достаточно отметить, что диалектический процесс, содержащий тезис, антитезис и синтез, в синтезах С и Д осуществлен неполностью. Путем различного формулирования одной и той же мысли Фихте создает впечатление подлинного синтеза, на самом же деле в них повторяется содержание либо синтезов А и В, либо подготавливающих их тезисов и антитезисов. Синтезы С и Д фактически представляют собой анализ синтеза В и выступают в роли его тезиса и антитезиса.

"Я" – только деятельность, реальность и только "Я" является деятельностью. Но "Я" содержит и пассивность, а поэтому в "не-Я" есть деятельность, реальность (реальность для Фихте совпадает с деятельностью). В "не-Я" столько реальности, сколько пассивности в "Я". Реальность "не-Я" является причиной пассивности "Я"; пассивность же "Я" есть определение, аффекция "Я", Причина аффекции "Я" – деятельность – реальность "не-Я"; противоречие разрешено: "не-Я" само по себе не имеет никакой реальности. Оно имеет реальность постольку, поскольку "Я" пассивно, поскольку оно аффицированно. Синтез С является синтезом причинности.

То, что положено в "Я", положено самим "Я". "Не-Я" положено в "Я" и положено самим "Я". Следовательно, то, что полагается самим "Я", определяет само "Я". Действие "Я" является причиной ограничения и аффекции "Я". Таким образом, "Я" само ограничивает и само аффицирует себя. "Я" само является причиной своего определения. Вопрос, почему "Я" совершает это, должен остаться без ответа в теоретической части, ибо теоретическая философия сама опирается на этот факт. Определенное действие "Я" представляет собой видоизменение, модификацию, акциденциальный момент действия "Я". Чистое действие "Я" является субстанцией по сравнению-с его видоизменением.

В примечании к синтезу Д Фихте следующим образом характеризует диалектический метод: метод "Wissenschaftslehre" состоит в движении вперед, при котором между двумя противоположными членами всегда находят посредствующий член. Но этим противоречие не вполне разрешается, так как новое положение вновь содержит противоречие. Если анализ соединенных членов, покажет, что они не соединены окончательно, то для разрешения вновь найденного противоречия понадобится новый опосредствующий член. Однако, чтобы разрешить противоречие, мы должны рассмотреть последний пункт, вновь содержащий противоречие и требующий поэтому нового синтеза.53

Ниже мы еще обсудим диалектический метод Фихте и: применим эту общую характеристику диалектики.

В синтезе E синтезы С и Д выступают в качестве тезиса и антитезиса. Цель синтеза E та же, что и всех других синтезов, а именно конкретизация взаимоотношения между субъектом и "не-Я" в "Я", восстановление бесконечного в конечном. Противоречие очевидно: это – конкретизация противоречия между "Я" и "не-Я", между конечным и бесконечным, противоречие между субстанциональностью и каузальностью. Взаимоотношение между "Я" и "не-Я" таково: пассивность "Я" определяется деятельностью "не-Я", однако пассивность "Я" есть самоограничение, т.е. самоопределение "Я". Другими словами, пассивность "Я" определяется деятельностью "не-Я", а сама деятельность "не-Я" – пассивностью "Я"54. Посредством ряда не совсем ясных противоположностей и их разъяснений Фихте формулирует новый синтез. До сих пор мы считали, что сколько деятельности в "Я", столько же пассивности в "не-Я"; сколько пассивности в "Я", столько деятельности в "Я" и наоборот. Из вышесказанного очевидно, в какой круг впадает "Wissenschaftslehre". Выход один: мы должны признать, что деятельности "не-Я" в "Я" только отчасти соответствует пассивность "Я"; но другой части действия "не-Я" не соответствует пассивность в "Я". В "Я" и "не-Я" должны существовать независимые друг от друга действия, которые стоят вне соответствия деятельности55. Если положение о независимой деятельности применить в качестве синтеза, то сразу возникает новое противоречие между положениями о независимой деятельности и взаимном действии – пассивности. Взаимоопределением определяется независимая деятельность и независимой деятельностью определяется взаимоопределение.56

Фихте ставит следующую задачу: надо найти способность, лежащую в основе независимой деятельности. При этом можно дать общую картину пути всего теоретического "Наукоучения" и теоретического духа (Geist); от основоположения к основной способности, – а это есть способность продуктивного воображения, – и отсюда к основоположению. В теоретическом "Наукоучении" диалектический процесс закончен. Мы знаем, что диалектический процесс у Фихте вершится тогда, когда в качестве результата выступает исходный пункт. Возвращение к исходному пункту совершается двумя способами: по мнению Фихте, теоретический дух действительно совершает его, а практический момент духа достигает этого положения лишь в идее, лишь в идее восстанавливает бесконечное в конечном.

Дедукция независимой деятельности – основной момент в концепции Фихте: 1) она является одним из основных моментов диалектического процесса; 2) разъяснением этого понятия Фихте вводит в "Wissenschaftslehre" новый вид субъекта, который по своему содержанию занимает промежуточное место между абсолютным "Я" и конечным субъектом.

Взаимоопределение возможно только на основе независимой деятельности. Содержанием взаимоопределения является противоречие между "Я" и "не-Я". Синтез взаимоопределения состоял в том, что в "Я" было столько деятельности, сколько было снято в "не-Я". Сумма деятельности в обоих неизменна и постоянна. Но ведь деятельность как целое, полнота и тотальность независима от взаимоопределения "Я" и "не-Я". Она является независимой деятельностью и в сфере этой деятельности – реальности – возможно осуществление взаимоопределения "Я" и "не-Я". Независимая деятельность – основа взаимоопределения.57 Что же такое эта тотальность деятельности? Вся реальность? То, что она не абсолютное "Я" – очевидно, ибо абсолютное "Я" стоит вне взаимоотношения "Я" и "не-Я", в нем еще нет борьбы между конечным и бесконечным. Она и не конечное "Я", которому противополагается "не-Я", поскольку она выражает тотальность "Я" и "не-Я". Она вообще есть сфера, в которой совершается определение, взаимоопределение занимает лишь ее часть. Независимая деятельность в последующем определяется как нечто, находящееся вне рефлексии духа (Geist), как продуктивная способность воображения, как то, что позже Шеллинг назовет "бессознательным". Дедукцией продуктивной способности воображения завершается первая половина круговорота. Ведь вопрос касается того, является ли независимая абсолютная деятельность "Я" одновременно и ограниченной деятельностью. Этот вопрос отнюдь не впервые поставлен в синтезе Е; уже содержание синтеза А указывает на эту проблему. Деятельность абсолютна и независима, если она является чистой, безусловной и спонтанной. Она ограничена, поскольку она объективна. Теперь разъясняется и форма взаимной борьбы "Я" и "не-Я". "Я" переносит часть своей деятельности на "не-Я", т.е. само ограничивает свою деятельность58. Этим оно из абсолютной тотальности превращается в ограниченную тотальность. Этот перенос возможен лишь постольку, поскольку "Я" выносит свою деятельность вовне, т.е. поскольку "Я" превращает свою деятельность в чуждую и внешнюю для себя59. Такое решение проблемы характерно для всего немецкого идеализма, в нем проявляется все содержание идеалистической диалектики: "Я" должно выйти вовне и сделать себя чуждым и внешним для себя, чтобы иметь возможность возвращения к себе и тем самым возможность диалектического синтеза.

С помощью "переноса" и "отчуждения" объясняется отношение между "Я" и "не-Я": деятельность "не-Я" – результат переноса деятельности "Я", а пассивность "Я" – результат отчуждения "Я". Форма и содержание их взаимоотношения в независимой деятельности взаимоопределены, синтетично связаны и в конечном итоге тождественны60. "Я" полагает "не-Я"; "не-Я" ограничивает "Я"; "Я" познает в "не-Я" свою же перенесенную и отчужденную деятельность. Следовательно, "не-Я" оказывается творением "Я", представлением "Я"61. Независимая деятельность есть продуктивная способность представления, способность, без которой невозможно объяснить что-либо в человеческом духе62. Этим почти завершена дедукция способности воображения, являющейся основным условием борьбы "Я" и "не-Я". Коротко разъясним, как представляется самому Фихте положение дела. Независимая деятельность – абсолютна, спонтанна и безусловна. Она – продуктивная деятельность. С другой стороны, она определена, т.к. она объективна, а это возможно лишь в там случае, если ее деятельность является ее же объектом, а ее объект – ее же продукцией. И если объект является ей как чуждый, то это объясняется тем, что способность воображения находится вне рефлексии, и что деятельность протекает бессознательно. Теоретическое "Наукоучение" начинается с положения: "Я" определено через "не-Я". Дедукция способности воображения приводит нас к заключению, что "Я" на самом деле определено через "не-Я", поскольку бесконечное действие содержит объективное действие – момент конечности, поскольку "Я" определяет самого себя. Теоретическое "Наукоучение" завершает часть своего круговорота. Однако это не означает, что завершено все "Наукоучение". Решение основной проблемы – восстановление бесконечного, являющееся главным моментом диалектического процесса, – дело будущего.

Выше мы отметили, что вся эта проблема есть проблема конфликта и примирения бесконечного и конечного. Окончательно она прояснится в практическом "Наукоучении". Фихте уже в основоположении поставил эту проблему, хотя сформулировал ее в других терминах. В заключительной части теоретического "Наукоучения" Фихте уже пользуется этими терминами. Здесь у нас опять-таки имеются доводы в пользу той интерпретации концепции Фихте, в частности, его диалектического метода, часть которой была изложена выше: "оба (конечное и бесконечное – К.Б.) должны быть одним; это вкратце значит: нет бесконечности, нет и ограничения; нет ограничения, нет и бесконечности. Бесконечное и ограниченное связаны в одном и том же синтетическом члене"63.

§47. Диалектика теоретического духа. Рассудок и разум. Таков диалектический процесс, который привел нас от абсолютного "Я" к продуктивной способности воображения. Диалектический процесс не завершается на этом. Завершение процесса, если таковое должно существовать, состоит в тождеcтвенности результата и исходного пункта, тождество же пока не достигнуто. "Наукоучение" имеет два исходных пункта, следующих друг из друга: абсолютное "Я" – исходный пункт всего "Наукоучения", а первый синтез – исходный пункт частного "Наукоучения". Процесс круговорота в системе Фихте совершается дважды. Первый раз он берет начало с положения теоретического "Наукоучения": "Я" полагает самого себя как определенное через "не-Я" и возвращается к этому же положению. Во второй раз он начинает с абсолютного "Я" и возвращается к абсолютному же "Я". Первый круговорот содержится во втором и представляет собой один из его моментов. Для теоретического духа круговорот есть поступательное движение в истории абсолютного "Я", которое еще не закончило своего кругового движения.

Конечный этап диалектического процесса истории теоретического "Я" Фихте рассматривает в "Wissenschaftslehre", основная тенденция которого нам уже известна. Здесь же более детально мы обсудим лишь несколько моментов.

"Я" полагает самого себя как определенное через "не-Я". С этим процессом мы уже знакомы. Бесконечная деятельность "Я" модифицирует себя; она направлена на "Я" и это должно быть именно так, поскольку вся деятельность "Я", выражаясь словами Геимзоета, состоит в том, что "Я" мыслит самого себя64. Рефлексия над собой ограничивает чистую деятельность "Я" и преобразует ее в объективную деятельность. Рефлексия и подразумеваемое в ней противоречие между деятельностью и пассивностью "Я", между чистой и объективной деятельностью порождают ощущение третьего, в котором совершается синтез.

Но "Я" – бесконечная деятельность. Модификация этой деятельности производит рефлексию над ощущением, т.е. производит рефлексию над самим ограничением.

Рефлексия над границей означает выход за ее пределы. В рефлексии "Я" преодолевает границу, однако рефлексией же оно ставит себе новую границу65. Этапы ограничения и преодоления границы вкратце таковы: ощущение – интуиция – воображение (в них выявляется диалектический процесс, происходящий между продукцией действия "Я" и ее познавательным отражением) – рассудок – способность суждения – разум.

Два момента являются характерными для "прагматической; истории" развития субъекта; эти моменты в дальнейшем оказались основополагающими для метода гегелевской феноменологии. Первый из них – это понятие рассудка, которое позже было развито и углублено Гегелем. Гегель считает рассудок сферой действия формальной логики и на основании этого пытается решить отношение между формально-логическим и диалектическим. Ступень рассудка достигается субъектом в его рефлексии над определенной границей – способностью воображения. Способность воображения определяется рефлексией, ее результат фиксирован. Результатом фиксации является утверждение (Festhalten, Festsetzen)66. Следовательно, должна существовать способность, посредством которой изменчивое становится устойчивым. Трудно передать все нюансы, характерные для немецкой философской терминологии. Фихте и Гегель подчеркивали, что немецкая философская терминология и немецкий язык вообще наиболее приспособлены для целей спекулятивной философии. В качестве иллюстрации приведем фихтевскую характеристику рассудка: "Es ist das Vermögen, worin ein Wandelbares besteht, gleichsam verständigt (gleichsam zum Stehen gebracht wird), und heisst daher mit Recht Verstand"67. Рассудок есть способность, в которой изменчивое находит устойчивость. Рассудок является рассудком постольку, поскольку в нем что-либо фиксировано; и если что-либо фиксировано, то оно фиксировано, безусловно, в рассудке. Лучше об этом не говорит и сам Гегель, в системе которого во взаимоотношении между рассудком и разумом выявляется один из аспектов диалектической борьбы конечного и бесконечного.

Второй характерный для диалектического процесса момент – разум (Vernunft). Рефлексия над способностью суждения возвышает "Я" до самопознания. Рефлексия в этом случае не направлена на какой-либо определенный объект68. На этой ступени "Я" знает, что оно может отвлечься от всякого объекта. Предмет, объект не составляет его внутренней сущности. Если снят объект (aufgehoben), то остается определяющее самого себя и определяемое самим собой "Я", субъект69. "Я" на этой ступени есть разум: разум свободен от объекта. Ясно, что если "Я" определено объектом через "не-Я", то это есть самоопределение. "Я" определяет самого себя или "Я" полагает самого себя, как определенное через "не-Я". То, что было в начале теоретического "Наукоучения" в себе (an sich), – "Я" положено самим "Я", как определенное через "не-Я", – совпадает с завершением "Wissenschaftslehre", однако оно на этот раз есть не только "в себе", но и "для себя" (fürsich). "Я" не только есть нечто, но и знает, что оно есть. Исходная точка совпала с одним из моментов диалектического процесса. Здесь этот процесс должен завершиться. Действительно, в этом моменте теоретическое "Я" завершает свое диалектическое развитие, однако сам диалектический процесс этим не заканчивается. Теоретическое "Я" не абсолютно, процесс завершится восстановлением абсолютного "Я".

§48. Основа практического "Наукоучения". Синтез бесконечного и конечного, диалектический процесс, и в частности диалектический метод, нигде в философии Фихте так ясно не выявлены, как в третьей части труда "Основа общего наукоучения" – "Основание науки практического".

Обнаружив в своей глубине момент конечного субъекта, абсолютный субъект стал интеллигенцией. Абсолютный субъект является интеллигенцией потому, что он уже не абсолютен: он определен, через "не-Я". Но ведь "не-Я" – момент абсолютного субъекта, преобразующий его в конечное. Теоретический субъект – определенный субъект. Правда, он не есть только an sich, но и für sich, и к концу диалектического процесса знает, как он определен – он ограничивает себя, т.к. объектом ему служит своя же деятельность. Его поступательное движение встречает границу, но не пассивную, а активную, являющуюся модификацией существующей в его глубине деятельности. Эта граница "подталкивает" деятельность "Я" и направляет ее во внутрь "Я". Следует понять этот толчок (Anstoss) и диалектически дедуцировать его.

"Я" есть абсолютная деятельность: это – абсолютная предпосылка рассуждения Фихте70. Однако чтобы понять толчок, мы должны допустить, что в абсолютной деятельности существует определенная деятельность. Одно из этих действий – чистое, бесконечное и неограниченное действие, другое же – объективное, конечное и определенное71. Оба находятся в "Я". В этом состоит антиномия бесконечного субъекта, основа его разложения и раскола, надежда на его восстановление. В чем состоит бесконечность "Я"? В том, что с начала оно должно быть "для себя" (für sich), т.е. в гом, – и в этом признак подлинной бесконечности – что его деятельность направлена на самого себя. "Unendlich ist demnach das Ich, inwiefern seine Tätigkeit in sich selbst zurückgeht"72. Деятельность, обращенная на себя, бесконечна, но объективна и ограниченна, ибо она в качестве объекта имеет самого себя. "Я" преодолевает этот объект, поскольку в объекте познает самого себя, но в процессе познания оно снова становится объектом самого себя, а его деятельность – объективной деятельностью и т.д. Очевидно, что эта деятельность характеризуется стремлением возвратиться к себе; это стремление не может осуществиться полностью; следовательно, в этой деятельности бесконечность существует лишь в качестве момента. Бесконечная деятельность является только моментом в субъекте – есть бесконечное стремление, или стремление к бесконечности, которое не существует без объекта.73 Иначе говоря: абсолютное "Я" разделено в себе на два противоположных момента – на субъект и объект, оба являются деятельностью "Я". Субъект преодолевает объект, т.е. открывает, что объект – это субъект, модификация абсолютного "Я"; процесс бесконечен, он есть процесс восстановления абсолютного "Я", процесс диалектического синтеза.

Без стремления нет объекта и наоборот. Однако и стремление, и объект находятся в "Я". Следовательно, в "Я" имеют место два вида деятельности – центробежная и центростремительная. Центробежная деятельность есть чистая, абсолютная деятельность. Центростремительная же – деятельность рефлексии, причина толчка, деятельность, стремящаяся к бесконечности. Первая является деятельной, вторая – познающей эту деятельность. Абсолютное "Я" бесконечно. Конечный субъект стремится к бесконечности. "Я" – в силу рефлексии над своей границей – теоретично, "Я", как стремящееся к бесконечности, – деятельно, практично. Практическое "Я" не бесконечно, оно желает стать бесконечным, так как оно должно стать бесконечным (wollen – sollen). Появляется два ряда: ряд того, что есть (was durch das blosse Ich gegeben ist), и ряд того, что должно быть (was sein soll) – идеальный ряд.74 Диалектический характер этих рядов состоит в следующем: в том, что есть, есть момент того, что должно быть, и то, что должно быть, уже есть в виде момента в том, что уже есть: момент бесконечности есть в конечном, и момент конечности – в бесконечном. Бесконечное, абсолютное "Я" исходит из себя и превращает себя в конечное, т.к. в нем есть момент конечности. В конечном есть момент бесконечности и конечное стремится осуществить этот момент, стать бесконечным и возвратиться к абсолютному "Я", как к самому себе. Оно стремится не только к восстановлению бесконечного, но и бесконечно стремится к своей цели – к идее абсолютного субъекта. Субъект возвращается к самому себе только в идее.

Изложение практического "Наукоучения" не является нашей целью. Мы обсудили только одну часть его в качестве иллюстрации нашей интерпретации. Поэтому мы не будем рассматривать систему стремлений, дедуцированную в практической философии.

IV. ВЫВОДЫ

§49. Система и метод философии. Выше мы рассмотрели диалектический метод Фихте, почти нигде не отделяя его от содержания философской системы. Это и невозможно, так как метод и содержание в системе Фихте тождественны. Этим мы не хотим сказать только то, что в философии Фихте метод тесно связан с содержанием и соответствует содержанию, а подчеркиваем, что содержанием метода и методом содержания философии Фихте является сама философия: форма и метод "Наукоучения" совпадают. Содержанием философской системы Фихте является противоречие между бесконечным и конечным, их борьба, имеющая целью уничтожение этой борьбы, преодоление противоречия, открытие момента конечного в бесконечном и преодоление в конечном субъекте этой конечности. Содержанием же диалектического метода Фихте является борьба и противоречие тех же "Я" и "не-Я", как постоянных тезиса и антитезиса, и восстановление абсолютности, бесконечности "Я", составляющее цель последнего синтеза.

Из этого явствует, почему нельзя отделять друг от друга в философии Фихте форму и содержание, систему и метод изложения этой системы. Когда мы рассуждаем о содержании системы Фихте, мы разбираем его метод, когда же мы говорим о его методе, мы касаемся содержания его философии75. Иначе нам пришлось бы формально характеризовать метод Фихте, т.е. перечислять и фиксировать формальные элементы его метода.

Рассмотрев диалектический метод Фихте в его целостности, мы уже можем прибегнуть к этому способу. Это необходимо, во-первых, для ясного представления формальных элементов диалектического метода Фихте, а, во-вторых, для его окончательной критической оценки.

§50. Основные моменты диалектического метода Фихте. Системе Канта не хватает системности. Наряду с тенденцией монизма, она характеризуется дуализмом. Ее основной метод – метод трансцендентальный, которому присущи лишь моменты диалектического. Трансцендентальный субъект конечен; если же он устремляется к бесконечности, то запутывается в сети противоречий. Противоречие хоть и необходимо, но оно означает заблуждение. Понятие в трансцендентальной философии всегда подчиняется закону трихотомического деления, но этот закон действует лишь в сфере деления понятия. В понятии же деления момент развития не подразумевается. В синтетической деятельности субъекта есть момент и основание для: диалектического синтеза, но этой синтетической деятельности; не предшествует антитетическая деятельность мысли.

Фихте вполне отдает себе отчет во всех этих недостатках: системы Канта. Ему известно, что основа всех этих недостатков – в исходном пункте. Поэтому, по его мнению, следует выработать подлинное понятие субъекта, который и должен быть признан исходным пунктом философии. Последовательный идеалистический монизм – вот в чем состоит подлинная основа новой системы и идеалистической диалектики; это означало открытие одного и того же принципа для философии и действительности, поскольку в конечном счете дух, являющийся единственной действительностью, представляет собой философию.

"Der Geist, der sich so entwickelt als Geist weiss, ist dieWissenshcaft" – эта основная мысль Гегеля уже у Фихте высказана довольно ясно. Отсюда очевидно не только то, что "Wissenschaftslehre" и "Seinslehre" – теория науки и теория действительности – тождественны, но и то, что теория науки, философия – единственная действительность, поскольку единственной действительностью является субъект, дух. Отсюда вытекает один из главных моментов идеалистической диалектики; метод действительности и философии один и тот же, исходный пункт философии и науки тождественен; с чего начинает действительность, с того же должна начинать философия. То, что является первым для бытия и мысли, должно быть таковым и для науки об этой действительности. С этим связан и следующий момент: познание не только противостоит познаваемой им действительности, но и является одним из этапов ее развития, а именно – в теоретической философии – оно является последним этапом развития действительности, когда субъект превращается в für sich. Момент познания противостоит моменту действительности, как объективное действие субъекта – чистому действию субъекта, и потому составляет лишь момент одной целостности, в которой начало и результат принципиально тождественны. Тождество начала и результата – новый момент диалектического метода Фихте: с точки зрения немецкого идеализма, диалектическое развитие обладает определенным концом; этот конечный пункт совпадает с началом. Достигая конечного пункта, мы достигаем начала. Поэтому продвижение от начала вперед в действительности означает в результате возвращение назад к началу: иначе мы никогда не получим того, с чего мы начали. Этот основной момент диалектического метода, обнаруженный нами уже в философии Канта, у Фихте высказан отчетливо и доказывается развертыванием всей системы. Эту мысль позже мы находим у Гегеля, согласно которому "движение вперед есть возвращение назад к основанию, к первоначальному и истинному, от которого зависит то, с чего начинают, и которое на деле порождает начало"76.

В системе Фихте это тождество движения вперед и возвращения назад выявляется настолько ясно, что можно сказать: именно оно составляет содержание всей системы. Чистая поступательная деятельность "Я" в процессе развития модифицируется и превращается в объективно-регрессивную деятельность. Именно об этом свидетельствует указание на наличие в субъекте двух видов деятельности, борьбы центробежной и центростремительной сил, выражающей содержание субъекта. В конце концов, если даже пренебречь другими примерами, исходным пунктом в системе Фихте является абсолютное "Я", а последним этапом – абсолютное "Я" в идее; и в пределах этой амплитуды: у нас имеются теоретический субъект, "Я", определяемое посредством "не-Я" в начале теоретической философии, и то же "Я", как разум, в конце развития теоретического субъекта.

С этим моментом диалектического метода связаны другие моменты и прежде всего – момент, представляющий собой вывод из вышесказанного: если начало и конец процесса совпадают, то ясно, что характер этого процесса должен быть кругообразным, иначе, исходя из начала, мы никогда не смогли бы возвратиться к этому же началу. Развитие действительности и системы кругообразно. Как мы уже убедились, кругообразный характер, развития теоретически доказывается Фихте тогда, когда им характеризуется диалектическая форма науки.

Две части малого круга представляют собой – в теоретической философии – "Grundlage des theoretischen Wissens" и "Grundriss der Eigentümlichen der Wissenschaftslehre": большой круг выражается всей философией "Grundlage der gesammten Wissenschaftslehre" (разрядка наша – К.Б.). И здесь следует заметить, что последующее развитие немецкого идеализма формально не прибавляет ничего нового к этому моменту диалектического метода. Гегель почти дословно следует за Фихте. "Главное для науки то, что вся наука в целом есть в самом себе круговорот, в котором первое становится также последним, а последнее – также и первым... и линия продвижения науки тем самым превращается в круг"77.

Монизм и идеализм, с одной стороны, регрессивный и кругообразный характер развития, с другой, – вот моменты идеалистической диалектики, открытые нами в диалектике Фихте. Все эти моменты в виде зародыша имелись уже в системе Канта. У Фихте они развиты, положены в основу метода и на их основе диалектический метод обогащен новыми моментами.

Почему же развитие кругообразно, почему исходный пункт представляется нам в конце в качестве последнего пункта? Если исходный и последний пункты тождественны, если они ничем не различаются, то, разумеется, нет никакого развития. Однако, то, что развитие действительности и науки завершается тем, с чего оно начинается, вовсе не означает, что между началом и конечным пунктом нет никакого различия. Начало непосредственно, оно представляет собой утверждение самого себя, или – в сфере науки – оно дано в интуиции. Ему ничего не предшествует; оно есть начало. Двигаясь с этого пункта, оно проходит трудный путь, каждая ступень которого опосредствована предшествующей ступенью. Как непосредственное, начало неопределенно, о нем ничего нельзя сказать, его нельзя выразить в понятии. Сказать о нем что-либо означало бы определить и тем самым предицировать его, но начало – это абсолютный субъект и оно стоит вне всякой предикации. Путь развития от начала к конечному пункту представляет собой путь опосредования; "Я" превращает себя в средство достижения самого себя. Абсолютный и бесконечный субъект восстанавливает свою абсолютность и бесконечность тем, что проходит ступени определенных средств78; и лишь после этого он возвращается к самому себе, но он уже не непосредственный абсолютный субъект, а опосредствованный всем путем развития субъект. Развитие как переход от непосредственного к опосредствованному является новым моментом, который после Фихте становится обязательным для идеалистической диалектики. Конечно, этот момент глубже характеризуется Гегелем и у него простая непосредственность, имеющаяся в начале процесса, уже не исчезает полностью в конце процесса, а только лишается простоты на ступени "абсолютного познания". Но главный момент, присущий процессу развития как переходу от непосредственного к опосредствованному, открыл уже Фихте.

В чем же состоит переход от неопосредствованного к опосредствованному? Здесь снова выявляются моменты, впервые охарактеризованные у Фихте, без которых почти невозможно представить идеалистический диалектический метод. Для чего, говоря словами Гегеля, "мучается" и "страдает" субъект, для чего "работает" абсолютный субъект "со всей энергией", для чего "поднимается он на Голгофу"? Эта деятельность объясняется только на основании того, что субъект есть не только в себе (an sich), но и для себя (für sich). Абсолютное "Я" не только есть, но и представляет собой цель для самого себя. Абсолютный субъект имеет определенную цель и в то же время он сам является целью: он строит действительность и в то же время осуществляет самого себя. Абсолютным субъектом осуществляется то, что он есть, а является он тем, что он должен осуществить, поскольку "Я" ведь есть то, что должно быть, а то, что должно быть, уже есть в субъекте. В малом круге "Я" осуществляет себя как цель, достигает самого себя и становится für sich; в большом круге оно создает действительность для того, чтобы реализовать себя в ней. Телеологическая основа всего процесса и развития состоит в том, что начало в действительности является целью. И здесь следует заметить, что последующее развитие идеалистической диалектики этот принцип использует всесторонне. Гегелем, придавшим идеалистической диалектике окончательную форму, эта мысль воспроизводится в привычных для него четких выражениях; "разум есть целесообразное действование, потому..., что начало есть цель"79.

Путь осуществления цели, т.е. осуществления субъектом самого себя, есть путь конкретизации. Начало, которое еще неопределенно, поскольку лишено предикаций, абстрактно. Каждый шаг в развитии субъекта есть этап конкретизации. Абсолютное "Я", являющееся лишь абстрактной формой "Я", превращает самого себя в субъект, т.е. в такое "Я", которому уже присущи определенности. Все те категории, которые были лишь перечнелены Кантом, в системе Фихте выступают в качестве этапов развития субъекта, его устремления к цели. Субъект, обогащенный категориями, т.е. определенностями (Bestimmtheiten), в конце процесса является конкретным субъектом – действительностью. Яснее всего путь конкретизации субъекта виден в теоретическом наукоучении. Начиная с первого синтеза А с каждым последующим синтезом основное противоречие все более конкретизируется. Синтез А, выражающий противоположность "Я" и "не-Я" и их частичное снятие, принимает в дальнейшем синтезе В более конкретный вид взаимосвязи "Я" и "не-Я". Конкретизацией взаимосвязи "Я" и "не-Я" является "Wechsel, Tun und Leiden" – субстанциональность и акциденциальность. Последующей ступенью конкретизации является открытие самостоятельного действия в субъекте и объекте и т.д.

Разумеется, Фихте не доходит до понятия спекулятивной конкретности, которое будет развито и превращено в содержание всей системы Гегелем, но развитие субъекта, как конкретизация, и конкретность субъекта, как его бытие в качестве für sich, принципиально были открыты в философии Фихте.

К перечисленным выше моментам следует добавить еще следующие: целостность мира, связь всех явлений, – в "Wissenschaftslehre" – всех положений, понятий, – с этой целостностью, взаимосвязь и взаимопроникновение всех явлений и положений" Понятие "Durchdringen", окончательно сформулированное Гегелем и охарактеризованное в поэтических выражениях Шеллингом, дано при определении первого основного положения системы Фихте: основное "безусловно необходимое" положение сопутствует всем положениям, все они подразумеваются в нем и оно – во всех. Каждый этап на пути развития вбирает в себя, но крайней мере частично, то, что пройдено на этом пути, и на каждом этапе implicite дано то, что в дальнейшем встретится на пути: во всяком случае так должно быть с точки зрения Фихте. В дальнейшем мы убедимся в том, что этот момент диалектического метода Фихте не смог реализовать, но в данном случае важно то, что Фихте выявил его.

Что касается диалектической формы, можно сказать, что во всей философии немецкого идеализма Фихте в теории наиболее строго придерживается ее. Идеалистическая диалектика невозможна без этой формы: содержание метода и метод содержания, как мы уже убедились, неминуемо должны были принять форму триады; субъект, его отчуждение и его возвращение к самому себе, или бесконечное "Я", его превращение в конечное и восстановление бесконечного в конечном невозможно представить без триплицитета. Насколько диалектичны в действительности тезис, антитезис и синтез у Фихте, это уже другой вопрос; внешне, по крайней мере, эта "абсолютная форма науки" господствует на протяжении всего "Наукоучения".

Форма триплицитета есть не только закон деления понятия, но и общий закон развития. Законы деления понятия, как и общие логические законы, представляют собой виды диалектических законов. Законы диалектического метода, с точки зрения Фихте, состоят в антитетической и синтетической деятельности субъекта: посредством антитетической деятельности в предметах выявляются противоречащие элементы, а посредством синтетической деятельности в этих элементах обнаруживается тождественный для них момент. Поэтому законы тождества, противоречия и пр., признанные формальной логикой исходными для науки, не являются непосредственно полученными законами, они опосредованы более основными законами, представляют собой результаты основных положений. Формально-логические законы, согласно фихтевской дедукции, занимают второстепенное место; они представляют собой pазновидность общих законов.

§51. Основные ошибки диалектики Фихте. При оценке диалектики Фихте мы руководствуемся, с одной стороны, той формой идеалистической диалектики, в которой этот метод, предстал в окончательном виде, т.е. гегелевской философией, а, с другой стороны, принципиальными соображениями: насколько смогла оправдать себя идеалистическая диалектика в системе Фихте?

Перечисленные выше моменты диалектики являются не только элементами метода, но представляют собой действительно его моменты, т.е. даны в целостности диалектического метода и являются различными сторонами диалектического процесса. Но с самого начала очевиден присущий диалектике Фихте основной недостаток: этот недостаток заслуживает внимания, так как в учении Фихте о методе ("Über den Begriff der Wissenschaftslehre") его трудно обнаружить. Мы имеем в виду понятие субъекта. Абсолютное "Я" является началом диалектического процесса действительности. Оно есть первое, на него опирается все, из него диалектически вытекает вся действительность, вся наука. Оно является и последним, ибо развитие диалектического процесса должно возвратиться к тому же пункту, из которого оно вышло: оно представляет собой последний синтез. Каждый этап развития является развитием "Я", его восхождением на более высокую ступень, его конкретизацией. В действительности фихтевское "абсолютное Я" представляет собой всесторонне развитый и конкретный дух.

а) Реализовано ли все это в системе Фихте? Со всей решительностью можно ответить на этот вопрос отрицательно. Абсолютный субъект, начало и конец диалектического процесса, стоит вне диалектического процесса; он не участвует в диалектическом процессе; действие абсолютного "Я" выражается в полагании самого себя. Полагая самого себя, "Я" почти завершает свою деятельность: в системе Фихте мы уже не встретимся с абсолютным "Я". Диалектический процесс начинается после того, как абсолютный субъект перестал существовать. Начало системы и действительности есть пустая форма, не "Я" и не субъект, а форма "Я"; начало диалектического процесса есть субъект, т.е. определенное объектом, конечное "Я".

Процесс развития совершенно оторван от начала: развитие, как было нами отмечено, есть развитие субъекта; каждая последующая ступень должна стоять выше предыдущей. В действительности же процесс развития в системе Фихте имеет противоположный этому характер: каждая последующая после начала ступень есть нисхождение абсолютного субъекта: абсолютное "Я" всегда стоит выше ступеней своего развития. Если в системе Гегеля идея является более высокой ступенью по сравнению с бытием, природа – по сравнению с идеей, а дух – по сравнению с идеей и природой, то в системе Фихте не только определяемый посредством "не-Я" субъект стоит ниже абсолютного "Я", но даже последние моменты развития – теоретический разум (в теоретической философии) и стремящийся к бесконечности практический субъект (в философии в целом) представляют собой низшие ступени абсолютного субъекта.

Начало есть цель, конец – осуществленная цель. В начале подразумевается весь путь развития, а в конце этот путь сохранен и должен превратиться в момент. В действительности у Фихте начало стоит вне диалектического процесса и потому в нем не подразумевается не только весь путь, но и ни один момент этого пути. Конец является не осуществлением цели, а лишь полаганием цели и стремлением к ней. В последнем моменте пройденный путь не сохранен и не превращен в момент (aufgehoben); последний момент есть лишь, пользуясь терминологией Канта, регулятивная идея. Согласно диалектическому методу, каждый этап развития есть лишь момент: в нем сконцентрирован весь пройденный путь и в то же время дан зародыш форм будущего развития. Тем более таковыми должны быть начальный и последний этапы. Но в системе Фихте ни одному из них не присуща эта черта и в этом мы усматриваем основной недостаток диалектики Фихте.

Понятие "Durchdringen", являющееся главным моментом диалектического развития и хорошо охарактеризованное у Фихте в работе "Über den Begriff...", позволяет нам идти вперед от каждого момента и восстановить пройденный путь. Из гегелевского понятия начала (Anfang) виден последующий путь развития – Sein и Nichtsein. В гегелевской категории идеи сохранен путь, пройденный субъектом в "элементе чистой мысли". Весь путь феноменологии снят и сохранен в понятии абсолютного знания (absolutes Wissen).

По мнению Фихте, этот момент должен быть главным в диалектическом процессе, но Фихте не смог осуществить его: его осуществление будет делом Шеллинга и Гегеля.

б) Какой вывод следует из вышесказанного? Если абсолютный субъект стоит вне диалектического процесса, если диалектический процесс протекает между началом и конечным пунктом, выходящими за рамки процесса, то ясно, что абсолютный субъект неподвижен. То, что должно быть лишь деятельностью, что является безсубстратной, чистой деятельностью, в действительности оказывается неподвижным, бездеятельным субстратом80.

в) В этом состоит основное противоречие, характерное для диалектического метода Фихте: метод не соответствует содержанию философии Фихте, а содержание совершенно противоречит диалектическому методу. Здесь не только абсолютный субъект отдален и оторван от всего диалектического процесса, но и в (пределах диалектического развития этапы развития обособлены друг от друга. Это обособление выражается в независимости моментов пути развития: тезис, антитезис и синтез оторваны друг от друга, в них нет той целостности, моментами которой должны быть тезис и антитезис. Достаточно рассмотреть взаимоотношение тезиса и антитезиса, чтобы обосновать эту мысль. "Я" полагает самого себя. Есть лишь "Я" и его деятельность. Из этого пустого положения никакая логика и никакая диалектика не в состоянии вывести второе действие "Я", посредством которого оно полагает "не-Я". И так оно и есть согласно ходу рассуждения Фихте. Как только установлено первое положение, Фихте покидает его; пока что оно совершенно не используется им. Фихте анализирует форму закона невозможности противоречия и на этой основе обнаруживает условие этого закона: это и есть второе положение – полагание "не-Я" посредством "Я". Лишь после этого пытается Фихте увязать друг с другом первое и второе положения. Антитезис получен не посредством развития тезиса, а совершенно независимо от него.

Каков первый синтез? Подлинный синтез здесь еще не дан. Ведь в действительности здесь мы имеем дело с суммой тезиса и антитезиса, а не с синтезом. В первом синтезе речь идет не о взаимоопределении "Я" и "не-Я" – это является целью синтеза В, – а лишь о том, что существуют и "Я" и "не-Я". Если мы рассмотрим последующие синтезы, станет более очевидной независимость друг от друга моментов диалектического развития. Развитие синтеза В до синтеза С совершается самостоятельно; затем Фихте возвращается снова к синтезу В и отсюда диалектически выводит четвертый синтез – синтез Д. Отличные, независимые друг от друга синтезы С и Д – акциденциальность – выступают в качестве тезиса и антитезиса для нового синтеза. Тезис есть синтез С, а антитезис – синтез Д. И здесь антитезис не получен посредством развития тезиса, он не есть "свое иное" тезиса, а является совершенно отличным, полученным совершенно иным путем. Антитезис не рождается в глубине тезиса и поэтому противоречие возникает не в недрах существующего, а иным путем. Этим объясняются неясности, характерные для "Wissenschaftslehre" Фихте: двухкратное дедуцирование одной и той же категории, провозглашение в качестве антитезиса положения, уже признанного ранее тезисом, установление логических кругов вместо противоречий между тезисом и антитезисом и пр. и пр. Этих моментов мы не будем больше касаться.

г) Обратим внимание еще на один момент, затрагивающий вопрос об основоположениях. Дело касается формальнологических законов. Выше было сказано, что Фихте считает формально-логические законы второстепенными законами; они представляют собой производные законы, а не абсолютные принципы. Но, с другой стороны, несмотря на то, что метод Фихте антитетичен, закон тождества он все же считает основным законом действительности. Вместо того, чтобы сказать: реально то, что содержит противоречие, поскольку противоречие есть основа диалектического развития, Фихте заявляет: реально только то, что подчиняется закону тождества. Эта мысль настолько далека от подлинной диалектичности, что Гегель считает ее не просто ошибкой, а абсурдом.

д) Цель Фихте – построить всю действительность, исходя из одного принципа, субъекта. Насколько достиг Фихте своей цели? Может быть нигде так ясно невиден недостаток идеалистической диалектики, как в системе Фихте. Построить действительность, исходя только из субъекта, невозможно. Прав Тренделенбург, упрекающий Гегеля в том, что он всю действительность вносит в субъект. Описывая развитие субъекта, Гегель мысленно видел действительность и описывал ее. Фихте усматривал в действительности только взаимоотношение субъекта и объекта, соответственно всю действительность он приравнивал к абстрактному понятию взаимоотношения субъект-объекта. Действительность не дедуцирована в системе Фихте, ибо для Фихте главной была не полная ценности действительность, а понятие объекта, скелет, который мог бы послужить средством при осуществлении цели субъекта. Субъект Фихте и не способен породить действительность, ибо он, по словам Гегеля, с самого начала только субъективен; "es ist von Hause aus Subjektiv". Фихте, по мнению Гегеля, начинает с очевидного (gewiss) положения. Очевидное положение всегда субъективно. Философия нуждается не в очевидном, а в истинном положении. Посредством своеобразной терминологии Гегель высказывает мысль, что началом должен быть не субъект и субъективное, а объект и объективное81.

Правда, Фихте отмечает, что начало есть не только субъект, но и тождество субъекта и объекта, т.е. субъект-объект, но прав и Гегель, когда он называет субъект-объект Фихте "субъективным субъект-объектом". Субъективизм является причиной того, что вместо дедукции действительности и природы Фихте дедуцировал "Anstoss". Что такое действительность с точки зрения системы Фихте? Ею является только лишь абстрактное "не-Я", противостоящее "Я"; так характеризуется Шеллингом понятие действительности, выработанное Фихте. Шеллинг попытается устранить этот недостаток диалектики Фихте. Диалектический метод в системе Фихте еще не достиг уровня, когда возможны снятие субъекта и применение метода, оправдавшего себя и в сфере природы: диалектика Фихте применяется лишь в "элементе чистой мысли". Диалектический метод Фихте представляет собой отягощенный ошибками тезис идеалистической диалектики. Шеллинг применит диалектический метод в антитезисе (природе), а Гегель придаст окончательный вид этому методу.

е) Хотя в системе Фихте природа не дедуцирована, но ее скелет в виде "не-Я" все же виден; абстрактная природа в виде объекта все же дедуцирована. Но дело в том, что даже скелет природы, абстрактный предмет невозможно дедуцировать из одного лишь субъекта, из абсолютного "Я". Невозможно, так как абсолютное "Я" является абсолютным "Я" и ничем более. Выше мы убедились в том, что Фихте отбрасывает временно первое положение и выводит второе положение из совершенно других оснований. От субъекта, который полагает самого себя, совершенно отличен другой субъект, полагающий "не-Я"82. Кронер пишет, что в диалектике Фихте мы имеем дело с двумя абсолютами: "Es bleiben zwei Absoluta in System". Он полагает, что это является ошибкой только диалектики Фихте; но это неверно: для того чтобы был осуществлен сам, диалектический процесс, идеалистическая диалектика, безусловно, нуждается в двух принципах. Абсолютный субъект потому и остается вне развития, что в нем еще не открыто отличное от него. Как только будет открыт отличный от субъекта момент, начнется процесс диалектического развития. Но абсолютный субъект останется за его пределами.

Идеалистическая диалектика всегда нуждается в двух принципах, в двух абсолютах, и в этом ее внутреннее противоречие. Форма "Я" остается чистой формой, если вне ее не найдено нечто, отличное от нее. Фихте может рассуждать о том,, что и это отличное от "Я" находится в "Я" и зависит от "Я", являясь его действием. Но мы можем возразить: это действие принципиально отличается от первого действия, оно не имеет с ним ничего общего. Абсолютное "Я" не в силах производить, диалектический процесс, для этого всегда необходим второй принцип.

Основное противоречие, характерное для диалектики Фихте, является противоречием идеалистической диалектики вообще. Это противоречие будет иметь место и в диалектическом методе Шеллинга и Гегеля. Конкретно это противоречие состоит в следующем: идеалистическая диалектика, безусловно, должна быть монистической. Должен существовать один субъект: то, что отлично от субъекта (то, что субъектом открывается в самом себе), должно быть "его иным". Иначе синтез никогда не осуществится. Если это отличное от субъекта будет (вообще иным, субъект не сможет узнать в нем самого себя; тезис и антитезис будут совершенно независимыми и их синтез будет исключен, субъект, действительно не сможет ни исходить из самого себя и ни возвращаться к самому себе.

(Несмотря на это, идеалистическая диалектика, и в частности диалектика Фихте, безусловно, дуалистична: в системе Фихте – два абсолюта, два принципа, два совершенно независимых и отличных друг от друга действия; невозможно представить диалектический процесс без этих двух принципов, двух действий.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)