<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава Первая

НЕМЕЦКИЙ ИДЕАЛИЗМ
И ПРОБЛЕМА ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ

§1. К методу исследования. Развитие немецкой философской мысли с конца XVIII столетия до пятидесятых годов XIX века можно разделить на два больших периода. Первый период начинается с "Критики чистого разума" Канта; "Наукоучение" Фихте, "Трансцендентальная философия" и "Система тождества" Шеллинга образуют последующие вехи развития, вершиной же его являются "Феноменология", "Логика" и "Энциклопедия" Гегеля.

Нет сомнения, что этот период представляет собой целостность, в которой различные моменты тесно связаны между собой. Эти моменты можно понять лишь благодаря целостности, называемой немецким идеализмом. Целостность эта проявляется в проходящей через весь данный период основной линии, по которой совершается развитие философской мысли от Канта до Гегеля: это – линия выработки диалектического метода. Немецкий идеализм наследовал потомству определенным образом выработанный диалектический метод, который формально получил совершенный вид в системе Гегеля. Дальнейшее развитие по выбранному немецким идеализмом направлению было невозможно: Гегель завершил этот период1.

Второй период берет свое начало от Гегеля. Следующей ступенью развития является философия Фейербаха. Завершает этот период диалектико-материалистическое мировоззрение Маркса и Энгельса.

Первый период – это период развития и формирования идеалистической диалектики, второй же – период преобразования идеалистической диалектики в материалистическую или, более общо, – период выработки материалистической диалектики.

Предмет нашего исследования – первый период развития философской мысли XVIII-XIX вв., а именно – немецкий идеализм от Канта до Гегеля. Но при анализе этого периода нашей целью является не всестороннее изучение развития философской мысли эпохи, а исследование лишь одного вопроса, в частности проблемы диалектики.

Проблема диалектического метода имеет многовековую историю, но особенно актуальной она стала в немецком идеализме. Только немецкий идеализм признал диалектический метод универсальным и только из мировоззрения классической немецкой философии с необходимостью вытекает идеалистическая диалектика, наконец, только немецкий идеализм смог придать этому методу удовлетворительный вид. В своей завершенной форме идеалистическая диалектика дана в системе Гегеля. Однако это отнюдь не означает, что не были подготовлены условия и предпосылки, на основании которых Гегель создал новый метод.

Мировоззрение Канта, Фихте, Шеллинга и романтиков насыщено элементами нового метода. По мере развития немецкого идеализма эти элементы становятся моментами единого метода, моментами, которые как бы подразумевают новый метод, с необходимостью требуют, чтобы им был придан вид системы.

В имеющейся литературе, в курсах по истории философии, отдельных монографиях, посвященных Канту, Фихте, Шеллингу, эти моменты оставлены почти без внимания2. Причина этого прежде всего заключается в том, что чуть ли не каждый историк и исследователь философии не только не считает диалектический метод главным открытием и достижением немецкого идеализма, но и не придает ему никакого значения. Например, Виндельбанд считает, что философия Гегеля существенно не связана с диалектическим методом, что понимание философской системы Гегеля возможно и без него. Подобного же мнения придерживается И. А. Ильин: "Диалектика не является ни главным содержанием философии Гегеля, ни его высочайшим достижением"3. В других исследованиях диалектический метод признан "абсурдным" ("абсурдный диалектический метод", "бесплодная, однотонная стукотня")4. Э. Гартман стащит диалектический метод едва ли не ниже софистики5. При подобном отношении к диалектическому методу очевидно, что исследователь не интересуется ни самим методом, ни его моментами, которые, несомненно проявляются в системах Канта, Фихте и Шеллинга.

Даже в наше время, когда в Западной Европе наметилось возрождение гегельянства, философия Гегеля привлекает к себе внимание философов своей системностью, единым мировоззрением, религиозно-мистическими сторонами, но не своим диалектическим методом.

Считая диалектический метод в системе Гегеля "бесплодным" и "абсурдным", исследователь, естественно, уже не стремится выяснить, как и в силу какой необходимости он возчик. Он не исследует также вопроса зарождения этого метода & философских системах Канта, Фихте и др. Этим и объясняется то обстоятельство, что почти ни один буржуазный историк и исследователь философии, рассуждая о Канте, не замечает того факта, что диалектический метод – творение не только Гегеля, а всего немецкого идеализма, что Гегель лишь придал ему завершенный и систематический вид.

С другой стороны, причина такого отношения кроется в самом методе исследования. Дело в том, что большинство исследователей ту или иную философскую систему рассматривает изолированно, в отрыве от других философских систем. Невозможно понять систему, скажем, Канта, ограничившись только его сочинениями. Не учитывая эпохи и путей развития философской мысли, начало которому положил Кант, а завершил Гегель, нельзя понять ни Канта, ни Фихте, ни др. По словам Гегеля, "Когда философия начинает рисовать своей серой краской по серому, это показывает, что некоторая форма жизни постарела, и своим серым по серому философия может не омолодить, а лишь понять ее; сова Минервы начинает свой полет лишь с наступлением сумерек"6. Явления, происходящие в каждой определенной эпохе, становятся понятными лишь при ее завершении. Гегель завершил эпоху развития немецкого идеализма, что сделало возможным правильное понимание систем Канта, Фихте и Шеллинга.

В то же время система Гегеля явилась началом нового периода, поэтому полностью понятной она стала лишь после распада его школы и возникновения из нее диалектического материализма. Следует подчеркнуть одно обстоятельство: мы имеем в виду идеалистический диалектический метод (т.к. развитие диалектического метода от Канта до Гегеля есть развитие идеалистической диалектики) в том виде, в каком он сформирован Гегелем. Поэтому при рассмотрении точек зрения Канта, Фихте и др. нашей целью является постоянное выявление в их воззрениях моментов диалектического метода Гегеля. Как уже было сказано, Гегель – последний этап развития немецкого идеализма; поэтому ясно, какие требования предъявляются нашему методу исследования: Кант интересует нас постольку, поскольку в его концепции мы открываем моменты диалектического метода. Именно с этой точки зрения нас интересуют и воззрения Фихте и Шеллинга.

Рассмотрение отдельных представителей немецкого идеализма в контексте всего этого направления необходимо и по другим соображениям. Как уже отмечалось, без Фихте и Гегеля невозможно понять Канта, так же, как без Шеллинга и, в особенности, Гегеля невозможно понять Фихте. Кант был правильно понят его последователями, и, в первую очередь, Фихте; правильное же понимание Фихте – дело последующего развития немецкого идеализма. Интересной иллюстрацией этой мысли является современная философия, начавшаяся с Канта ("назад к Канту") и вновь, более глубоко и последовательно, прошедшая весь путь развития, пройденный немецким идеализмом.

Очевидна целостность развития немецкого идеализма. В этой целостности постепенно сформировался диалектический метод. Прекрасной иллюстрацией диалектического метода является его же развитие, связь между системами немецкого идеализма. Эта связь не только логическая, не только такая, какой представляют нам ее историки философии при характеристике, например, отношения между Декартом и Спинозой, Локком и Юмом, а диалектическая: все движение представляет собой одно направление, в котором различные моменты образуют одну целостность, где начало (Кант) уже implicite содержит результат (Гегель), а в результате видны и сохранены как начало, так и весь путь от начала до результата. Развитие диалектического метода в немецком идеализме, как и всякое развитие, само имеет диалектический характер.

В данной работе представители немецкого идеализма будут рассмотрены с определенной точки зрения. В связи с этим, возникает вопрос об интерпретации, без которой невозможно рассмотрение философской системы Канта. Некоторые интерпретаторы Канта – Фишер, Файхингер, Коган, Баух, Паульсен – по-своему подходят к системе Канта и по-своему понимают ее. Одни стараются объективно ее изложить, другие требуют ревизии и систематизации идей Канта. Несмотря на это, существует понятие "исторического", "традиционного" Канта, которое отличают от "приведенной в систему" философии Канта. Следует заметить, что сегодня не существует "исторического" Канта. Когда современный интерпретатор рассуждает о том, каков "исторический" Кант и что до него Кант не был понят, он забывает, что его интерпретация не содержит почти ничего нового и повторяет путь, пройденный немецким идеализмом за сто лет до него.

Какой Кант является "историческим" и какой подлинным: тот, который говорил, что "вещь в себе" существует по ту сторону явлений и есть причина этих явлений, или тот, который полагал, что природа, действительность есть созданная рассудком закономерность, а "вещь в себе" – всего лишь регулятивная идея, стоящая вне всякой причинности; тот, который утверждал, что чувственность пассивна, рецептивна, или тот, согласно которому и формы чувственности являются функциями рассудка и поэтому упорядочивают многообразие?

Очевидна неясность подобных интерпретаций; дело в том, что Кант здесь представлен недиалектично, изолированно, в отрыве от эпохи и всего немецкого идеализма. Прибегая к терминологии Гегеля, Кант рассматривается здесь не конкретно, а абстрактно. Ясно, что в таком случае толкование будет весьма отдалено от подлинного Канта. Подлинный же Кант – это исторический Кант, Кант как один из моментов немецкого идеализма, Кант как начало определенного движения, в котором implicite уже подразумевается результат7.

Таким образом, вопрос о развитии диалектического метода в немецком идеализме должен быть рассмотрен диалектически. Каждый представитель немецкого идеализма интересует нас с точки зрения разработки им диалектического метода, как звено единого целого, каждый момент которого понятен лишь в этом целом. Всякий момент является носителем того нового, будущего, которому он уступит место, и это будущее уже в зародыше содержится в нем.

По нашему мнению, это обстоятельство тем более заслуживает внимания, что самым ценным, оставленным в наследство философскому мышлению немецким идеализмом, является диалектический метод.

§2. Философия субъекта и идеалистическая диалектика. Философия немецкого идеализма является философией субъекта. Мы умышленно не говорили о "субъективной философии", поскольку этот термин не однозначен и может совершенно исказить нашу мысль. Разумеется, в конечном итоге философия субъекта примет характер субъективной философии, но все же существует различие между немецким идеализмом и тем, что обычно называют субъективизмом. Согласно немецкому идеализму, субъект не только субъективен, он находится вне субъективного и объективного, стоит над ними или, иными словами, субъект в действительности есть и объект.

В самом деле, когда в философии Гегеля субъект полностью поглощает всю действительность и она оказывается в пределах субъекта, философия субъекта становится философией действительности. Именно этот момент позволяет нам отвергнуть идеализм Гегеля и одновременно усвоить и использовать некоторые из выработанных им принципов и, в первую очередь, диалектический метод.

Не следует, однако, забывать, что какие бы положительные моменты ни характеризовали немецкий идеализм, основная его позиция все-таки идеалистична, а принцип и содержание его есть субъект. Принцип философии субъекта определяет все своеобразие немецкого идеализма, его мировоззрение и идеалистический диалектический метод, являющийся для нас главным в настоящем исследовании. К. Маркс писал: "Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург действительного..."8 (разрядка наша – К.Б.).

Трудности и недоразумения немецкого идеализма становятся легко преодолимыми, если мы учтем принцип субъекта. При изучении систем немецкого идеализма важнее всего понимание того обстоятельства, что исходной точкой философии признается субъект, от которого зависит все и исходя из которого следует объяснять все.

"На мой взгляд, который должен быть оправдан только изложением самой системы, все дело в том, чтобы понять и выразить истинное не как субстанцию только, но равным образом и как субъект",9 – пишет Гегель. Здесь высказана квинтэссенция идеализма.

Эта мысль столь ясна и отчетлива, разумеется, только в системе Гегеля – ведь немецкий идеалам и, в частности, идеалистическая диалектика в завершенной форме дана именно в его системе. И по мере того как диалектический метод развивается постепенно от Канта до Гегеля, эта мысль, являющаяся основой идеалистической диалектики, принимает все более и более отчетливый вид.

Уже Кант, создав свою трансцендентальную философию, поставил субъект в центре философского мировоззрения. Все своеобразие и содержание трансцендентального метода опирается на понятие субъекта. Признание субъекта отправным пунктом философии было новым словом в философии, реформой философии, основой вступления философии на идеалистический путь и выработки идеалистической диалектики.

Такой субъект не является индивидуальным, эмпирическим субъектом, этим философия субъекта немецкого идеализма отличается от субъективной философии. "Трансцендентальный субъект", "трансцендентальная апперцепция", "сознание вообще", "абсолютный субъект", "абсолютный дух (Geist)" – это различные термины для выражения принципиально одного и того же содержания. На начальной ступени развития немецкого идеализма в философии Канта принцип субъекта еще неполностью раскрыт и развит. Несмотря на это, уже в трансцендентальной философии понятие субъекта занимает центральное место. Как мы увидим далее, понятие субъекта будет именно тем моментом, который в философии Канта будет положен в основу понятия диалектического.

Трансцендентальная философия учитывает значение субъекта, правда, не в такой степени, как в конце эпохи, но все же достаточно ясно. В одном из писем Беку от 16-17 октября 1792 г. Кант пишет: "Meinem Urteile nach kommt alles darauf an, dass da im empirischen Begriffe des Zusammengesetzten die Zusammensetzung nicht vermittelst der blossen Anschauung und deren Apprehension, sondern nur durch die selbsttätige Verbindung des Mannigfaltigen in der Anschauung gegebenen, und zwar in ein Bewusstsein überhaupt (das nicht wiederum empirisch ist) vorgestellt werden kann"10. Здесь всё еще ведется разговор о материале, данном в созерцании; но уже в рамках трансцендентальной философии будет дана попытка преодоления этого материала и установления необусловленности субъекта.

Дело в том, что в глубине субъекта будет открыт момент, видом которого и окажется трансцендентальное сознание, ограниченное материалом. Кант ограничивает теоретический субъект, чтобы оставить сферу творчества практическому субъекту. Но в действительности теоретический субъект – по своей сути – в конечном итоге является практическим. Субъект ограничивает себя, превращает себя в теоретический, чтобы оставить себе, как практическому субъекту, поле деятельности. К такому выводу логически придет Фихте. Можно без преувеличения сказать, что Фихте в данном случае не делает нового вывода, а ясно и определенно высказывает то, что implicite было дано в трансцендентальной философии Канта.

В "Наукоучении" Фихте понятие субъекта – уже альфа и омега системы. Вся система представляет собой рефлексию над творчеством субъекта; весь диалектический метод – творческий процесс. Деятельность (Tathandlung) субъекта, полагание самого себя – начало процесса. Стремление субъекта вернуться к самому себе или, точнее, возвращение (zurückkehren) субъекта к самому себе, происходящее в идее – конец процесса.

В системах Шеллинга и Гегеля философия субъекта принимает законченный вид. Философия Гегеля есть философия "духа" – субъекта (Philosophie des Geistes), а Шеллинг уже определенно пишет о субъекте как о принципе философии (Vom Ich als Prinzip der Philosophie).

Отсюда ясно, что весь немецкий идеализм – именно в этом заключается его идеализм – является философией субъекта. Исходя из этого принципа, выработка идеалистической диалектики объясняется очень просто. Очень просто понять и то, почему в немецком идеализме диалектический метод принял специфическую форму.

Сказать, что субъект есть принцип немецкого идеализма и, в частности, идеалистической диалектики, не достаточно; надо более детально охарактеризовать его.

Согласно этому принципу в действительности не существует ничего, кроме субъекта, который именно в силу своего своеобразия не обусловлен. Не существует ничего вне субъекта, что могло бы обусловить его. В немецком идеализме задача ставится определенно: из одного начала – субъекта, вне которого не существует ничего, должно быть выведено все многообразие действительности. Монизм мировоззрения – одно из характерных своеобразий немецкого идеализма и диалектического метода. Можно решительно утверждать, что без монизма немецкий идеализм не сумел бы создать диалектического метода. Возможно ли из одного момента выводить всю действительность? Идеализм имеет лишь один выход: открыть в этом моменте – субъекте – отличный от него момент. Ввиду того, что исходная точка – всего лишь субъект, ясно, что этот субъект должен найти в себе нечто отличное от него самого. Согласно немецкому идеализму, если подлинно существующим является субъект, то он должен обладать способностью различения (unterscheiden) з себе самого себя. "Различение в себе самого себя" (Sich in sich selbst unterscheiden) – вот основная способность субъекта. Такая способность субъекта должна помочь ему в процессе построения действительности. Если субъект открывает в себе отличающийся от самого себя момент, он противопоставляется этому моменту, т.е. себе. Субъекту поначалу не известно, что этот отличный от него момент является его же моментом, "его иным". По словам Гегеля, весь этот процесс протекает "будто бы за спиной субъекта"11.. Но в действительности, этот отличный от субъекта момент есть "его иное". Это "его иное", т.е. отличный от субъекта, но все же его собственный момент (ведь субъект его открыл в самом себе), является субъекту как нечто иное, предмет, действительность. Субъект познает эту действительность и удостоверяется, что это отличный от него предмет, действительность есть он сам, субъект. Субъект "в себе" (an sich) открывает в себе "свое иное" (sein Anderes), отчуждается (Anderssein) от себя, но в конце процесса, познавая "свое иное", познает себя, возвращается к себе, становится an und für sich.

Подробнее об этом процессе речь пойдет ниже; здесь нам надо было набросить лишь общую схему для понимания того, каким образом исходя из понятия субъекта немецкий идеализм построит действительность. Уже ясно по какому пути идет немецкий идеализм. Этот путь и составляет содержание идеалистической диалектики: от субъекта к действительности, где происходит обнаружение самого себя, т.е. возвращение от действительности назад, к субъекту. Здесь хорошо видна знаменитая триада. Цель всего этого процесса – осуществление субъектом самого себя. Субъект движется, выходит за свои пределы, чтобы обогащенный опытом возвратиться к самому себе, как к сознающему субъекту (Die Bewegung des Sichselbstsetzens).

Диалектический процесс в немецком идеализме выражен и в других терминах. Это термины рассудка и разума (Verstand – Vernunft), более часто используемые в рассматриваемом нами периоде.

Безусловный, бесконечный субъект – разум – выходит за свои пределы, создает действительность и этим определяет самого себя, превращает себя в конечный субъект. Субъект как конечный разум есть рассудок. Субъект познает в действительности себя же самого и этим восстанавливает свою бесконечность.

Борьба рассудка и разума, или же разума с самим собой – один из основных моментов идеалистической диалектики. Вышесказанного вполне достаточно для выявления того, что основой идеалистической диалектики в самом деле является субъект. Весь немецкий идеализм представляет собой философию субъекта. Этим и объясняется своеобразие идеалистической диалектики. Выше было отмечено, что субъект поглощает всю действительность и переносит на всю действительность диалектический процесс, протекающий в мысли, в субъекте. Для немецкого идеализма не составляло особого труда распространение диалектического метода на действительность, ибо для него сама действительность представляет собой диалектическое развитие12. В крайне идеалистической концепции уже имеется зародыш нового пути, по которому произойдет переработка диалектического метода: бесконечный субъект устраняется, остается лишь реально существующая действительность, в которой, даже по мнению Гегеля, господствуют законы диалектики13.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)