<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава XV

УТРАЧЕННОЕ СОЛНЦЕ, ПРОПАВШИЕ СТАДА КОРОВ

Завоевание или возвращение Солнца и Зари – тема, часто встречающаяся в гимнах Ригведы; иногда речь идет о нахождении Сурьи, иногда о нахождении или завоевании Свара, мира Сурьи. Саяна же вообще считает слово Свар синонимом Сурьи; однако ряд текстов совершенно ясно указывает на то, что Свар – это название мира или наивысшего Неба, находящегося над обычным небом и землей. В иных случаях это слово действительно употребляется для обозначения солнечного света, присущего как Сурье, так и миру, созданному из его сияния. Мы уже видели, что воды, которые изливаются с Небес или завоевываются Индрой и в которых он и те смертные, с кем он дружен, могут найти наслаждение, описываются как svarvatī apa34. Саяна, считавший эти воды (apa) обычными реками, был вынужден найти другое значение слову svarvatī; он заявляет, что оно имеет значение saranavatī "движущиеся"; но это, очевидно, навязанное ему значение, ибо само слово никак не предполагает и едва ли может нести этот смысл. Удар грома Индры именуется небесным камнем, svaryam ashmānam; его сияние, другими словами, есть свет, исходящий из этого мира солнечного великолепия. Сам Индра именуется svarpati, властелин Свара, лучезарного мира.

Кроме того, как мы знаем, нахождение и возвращение Коров обычно описывается как деяние, совершаемое Индрой – часто при помощи риши Ангирасов, посредством мантры и жертвоприношения, – а также Агни и Сомой; точно так же нахождение и возвращение солнца относится к действию тех же самых сил. Более того, оба эти деяния неразрывно связаны друг с другом. В самой Веде, как мне представляется, мы находим более чем достаточно свидетельств тому, что все эти завоевания в действительности являются лишь частями одного великого деяния. Коровы – это сияния Зари или Сурьи, скрытые от нас в темной пещере; их освобождение ведет к появлению или же является признаком восхода Солнца, которое было сокрыто во тьме; это в свою очередь является необходимым условием для завоевания Свара, наивысшего мира Света, что всегда осуществляется посредством жертвоприношения и того, что ему сопутствует, а также при помощи участвующих в жертвоприношении богов. Все это безусловно, как мне представляется, вытекает из самого языка Веды; но этот язык указывает и на то, что Солнце есть символ божественной озаряющей Силы, что Свар – мир божественной Истины, а завоевание божественной Истины является подлинной целью ведийских риши и постоянной темой их гимнов. Я рассмотрю сейчас кратко, насколько это возможно, свидетельства, подтверждающие данное заключение.

Прежде всего мы видим, что для ведийских риши Свар и Сурья – концепции разные, но неизменно тесно связанные друг с другом. Например, в гимне Бхарадваджи, обращенном к Соме и Индре, мы встречаем такой стих (VI.72.1): "Вы отыскали Солнце, вы нашли Свар, вы уничтожили весь мрак и препятствия"; а в гимне Вамадевы, обращенном к Индре (IV.16.4), говорится о подвиге, совершенном Индрой совместно с Ангирасами: "Когда с помощью гимнов озарения (arkai) был найден Свар, видимый во всей полноте, когда они (Ангирасы) зажгли великий свет в ночи, он (Индра) сделал так, что тьма лишилась силы (то есть ослабил ее крепкую хватку), чтобы людям стало возможно видеть". Из первого отрывка нам ясно, что Свар и Сурья не одно и то же и что Свар не есть лишь другое имя Сурьи; но в то же время, эти два события – явление Свара и явление Сурьи – предстают неразрывно связанными, в действительности, это одно деяние, результат которого – уничтожение всей тьмы и всех препятствий. А во втором отрывке это событие – нахождение и проявление Свара – связывается с появлением великого света из тьмы, что, как мы видим из аналогичных отрывков, представляет собой новое рождение, благодаря усилиям риши Ангирасов, Солнца, до того сокрытого во тьме. Ангирасы находят Сурью благодаря силе своих гимнов или истинных мантр; Свар также обнаруживается и предстает в проявленной форме благодаря гимнам Ангирасов, arkai. Отсюда ясно, что субстанция мира Свара представляет собой великий свет и что этот свет является светом Сурьи, Солнца.

Мы могли бы даже предположить, что Свар есть другое имя солнца, света или неба, если бы из других отрывков не было очевидно, что это название одного из миров. Часто указывается на то, что этот мир находится за пределами rodasī- за пределами неба и земли, а его другое название – просторный мир, uru loka, или просторный иной мир, uru u loka, или просто тот (иной) мир, u loka. Этот мир описывается как мир безбрежного света и полной свободы от страха, где коровы, лучи Сурьи, могут свободно гулять. Так, в гимне VI.47.8 мы читаем: "Ты в знании своем ведешь нас к широкому простору, к самому Свару, Свету, где нет страха, но есть благоденствие", svar jyotir abhayam svasti. В гимне III.2.7 Агни Вайшванара описывается как тот, кто заполнил собою оба мира (землю и небо) и широкий Свар, ā rodasī aprinad ā svar mahat; также и Васиштха говорит в своем гимне, обращаясь к Вишну (VII.99.3, 4): "Ты прочно утвердил, о Вишну, эту землю и небо, ты удерживал землю, объяв ее со всех сторон лучами (Сурьи). Вы двое сотворили для жертвоприношения (то есть как его результат) просторный иной мир (urum u lokam), порождая Солнце, Зарю и Агни". И здесь мы видим тесную связь между явлением Свара, широкого простора, и рождением или появлением Солнца и Зари. Свар предстает нам как результат жертвоприношения, как завершение нашего паломничества, как просторная обитель, куда мы должны прибыть, как иной мир, которого достигают те, кто хорошо исполняет труды жертвоприношения, sukritām u lokam. Агни движется словно вестник между землей и небом, и он объемлет собою это просторное жилище, kshayam brihantam pari bhūshati (III.3.2). Свар есть мир блаженства и полноты всех тех богатств, к которым устремляется ведийский риши: "Тот, для кого, ибо он хорошо исполняет свой труд, о Агни Джатаведас, ты возжелаешь сотворить тот иной мир блаженства, достигает благодати, исполненной Коней, Сыновей, Героев, Коров, и полного благоденствия" (V.4.11). И именно благодаря Свету достигается это Блаженство; только дав Рождение Солнцу, Заре и Дням, достигают его Ангирасы ради жаждущего человечества; "Индра, завоевывающий Свар, порождающий дни, с помощью тех, кто жаждет (ushigbhi, слово, как и nri, употребляется для обозначения и мужей, и богов, но так же, как и nri, иногда применяется и в отношении Ангирасов), покорил войска в сражении, явил для человека видение дней (ketum ahnām) и создал Свет ради великого блаженства", avindaj jyotir brihate ranāya (III.34.4).

Все это вполне может быть истолковано, если судить по этим и другим отдельным отрывкам, как своего рода концепция американских индейцев о неком физическом мире за пределами земли и неба, о мире, сотканном из лучей солнца, где человек, свободный от страха и ограниченности – ибо это широкий, просторный мир, – обретает все желаемое и обладает несметным количеством коней, коров, сыновей и слуг. Однако мы решили доказать, что это не так, что, напротив, этот просторный мир, brihad dyau, или Свар, которого мы должны достичь, выйдя за пределы земли и неба, – ибо неоднократно мы встречаем такое утверждение, как в гимне I.36.8: "люди (manusha), убив Сокрывателя, переправились за пределы земли и неба и сделали этот просторный мир своей обителью" (ghnanto vritram ataran rodasī apa uru kshayāya chakrire), – что этот "наднебесный" простор, этот безграничный свет, есть небо за пределами ментального бытия, это небо супраментальной Истины, бессмертного Блаженства, и что свет, составляющий его сущность и реальность, – это свет Истины. Однако пока достаточно лишь указать на то, что это небо сокрыто от нашего видения некой тьмой, что его нужно найти и сделать видимым, а это зависит от рождения Зари, восхода Солнца и появления Солнечных Стад из их потаенной пещеры. Души, успешно исполняющие труд жертвоприношения, становятся svardrish и svarvid, "видящие Свар" и "нашедшие Свар" или "познавшие" его (поскольку корень vid означает как "находить" или "обретать", так и "познавать", а в ряде мест вместо него используется менее многозначный корень jñā, "знать", и мы встречаем в Веде даже такое утверждение, что свет "постигается" из тьмы). Что до остального, то вопрос о природе Свара – широкого простора – имеет колоссальное значение для всей интерпретации Веды, ибо от его решения зависит, считать ли Веду собранием гимнов варварских племен или книгой древнего знания, подлинной Ведой. Рассмотрение этого вопроса в деталях требует обсуждения более чем ста отрывков, в которых говорится об этом широком просторе, но такой скрупулезный анализ превышает масштаб этих глав. Тем не менее, нам придется вернуться к этому вопросу, когда мы обратимся к рассмотрению гимнов Ангирасам, и в последующих главах.

Таким образом, рождение Солнца и Зари должно считаться непременным условием для "постижения" или "достижения" Свара, и этим объясняется то огромное значение, которое придается этой легенде или образу, а также концепции проявления, обнаружения или рождения света из тьмы с помощью истинного гимна (satya mantra). Это деяние совершается Индрой и Ангирасами, и ему посвящено огромное число стихов. Индра и Ангирасы описываются как те, кто находит Свар или Солнце, avidat, проявляет или зажигает его, arochayat, или же дает ему рождение, ajanayat (мы должны помнить, что в Веде появление богов на жертвоприношении неизменно описывается как их рождение), а также как те, кто завоевывает и владеет им, sanat. Очень часто упоминается один лишь Индра. Именно он творит свет из ночи и дает рождение Солнцу, kshapām vastā janitā sūryasya (III.49.4), это он породил Солнце и Зарю (II.12.7) или, в более развернутом высказывании, порождает одновременно Солнце, Небо и Зарю (VI.30.5). Своим сиянием он зажег Зарю, своим сиянием он сделал так, что запылало солнце, haryam ushasam archaya sūram haryan arochaya (III.44.2). Таковы его великие подвиги: jajāna sūryam ushasam sudamsā (III.32.8)35, он со своими светлыми соратниками завоевал поле (не то ли это поле, на котором Атри увидел сияющих коров?), завоевал солнце, завоевал воды, sanat kshetram sakhibhi shvitnyebhi sanat sūryam sanad apa suvajra (I.100.18). Он также завоевывает и Свар, svarshā, как мы уже видели, благодаря тому, что дает рождение дням. Если рассматривать отдельные отрывки, то можно предположить, что это рождение Солнца относится к первоначальному сотворению Солнца богами, но едва ли мы сделаем такой вывод, если возьмем тексты в их совокупности. Это рождение Солнца сопряжено с приходом Зари, это его рождение из Ночи. И именно посредством жертвоприношения происходит это рождение – indra suyajña ushasa svar janat (II.21.4), "Индра, правильно вознесший жертву, породил Зори и Свар"; и свершает он это с помощью людей – asmākebhir nribhi sūryam sanat, "с помощью наших мужей он завоевывает солнце" (I.100.6); а во многих гимнах это событие описывается как результат работы Ангирасов, и оно связывается с освобождением коров или раскалыванием скалы.

Это обстоятельство, в числе прочих, не позволяет нам принять – что иначе мы могли бы с легкостью сделать – рождение или нахождение Солнца за простое описание неба, которому каждый день на рассвете возвращается солнце (Индрой или кем-то еще). Когда об Индре говорится, что даже в непроглядной тьме он находит свет, so andhe chit tamasi jyotir vidat (I.100.8), то речь, очевидно, идет о свете того же свойства, который нашли Агни и Сома, когда они похитили коров у пани, – единый свет для всех этих многих созданий, avindatam jyotir ekam bahubhya (I.93.4), "неусыпный свет, которому те, кто приумножают истину, дали рождение, божество для бога" (VIII.89.1), сокрытый свет, gūlham jyoti, который нашли отцы, Ангирасы, когда своими истинными мантрами они вызвали рождение Зари (VII.76.4). Это тот свет, о котором упоминается в мистическом гимне, обращенном ко всем богам (VIII.29.10), – его авторство приписывается легендарному Ману Вайвасвате или Кашьяпе, – где сказано: "Несколько из них, распевая Рик, придумали великий Саман и этим сделали Солнце сияющим". Мы нигде не встречаем упоминания о том, что это предшествовало сотворению человека; так, в гимне VII.91.1 говорится: "Боги, что возрастают от нашего поклонения, безупречные, что были издревле, они для человека угнетенного (силами тьмы) с помощью Солнца заставили воссиять Зарю". Это есть нахождение Солнца, обитавшего во тьме, Ангирасами посредством жертвоприношения, которое длилось десять месяцев. Каким бы ни было происхождение этого образа или легенды, корнями она уходит в глубокую древность и имеет широкое распространение, в ней повествуется о длительном затмении Солнца, в течение которого человек был осажден мраком. Этот сюжет мы обнаруживаем не только у ариев Индии, но и у американских индейцев майя, цивилизация которых представляла собой более грубый и, вероятно, более ранний тип египетской культуры; мы встречаем у них ту же легенду о Солнце, сокрытом на долгие месяцы во тьме и возвращенном гимнами и молитвами мудрецов (быть может, риши Ангирасов?). В Веде Свет первоначально возвращают Ангирасы, семеро мудрецов, праотцы человеческого рода, а впоследствии это деяние с их помощью постоянно повторяется, становясь частью человеческого опыта.

Из этого анализа следует, что легенда об утраченном Солнце и его возвращении посредством жертвоприношения и силой мантры и легенда о потерянных Коровах и их возвращении, также при помощи мантры, причем оба эти деяния совершаются Индрой и риши Ангирасами, являются не двумя различными мифами, а одним. Мы уже установили их тождество, рассматривая связь Коров и Зари. В Веде Коровы – это лучи Зари, стада Солнца, а не обычный скот. Пропавшие Коровы есть пропавшие лучи Солнца; а их возвращение предвещает возвращение утраченного солнца. Однако теперь необходимо окончательно установить их тождественность, найдя ясное подтверждение этому в самой Веде.

Ибо Веда недвусмысленно говорит нам, что коровы это Свет, а загон, в котором они сокрыты, – тьма. И мы находим множество неоспоримых свидетельств этому, как в уже цитировавшемся отрывке (I.92.4), который ясно показывает метафорический характер образа коров и загона: "Заря распахнула тьму как коровий загон"; а также мы видим постоянную связь темы возвращения коров и нахождения света, как в гимне I.93.4: "Вы двое похитили у пани коров... Вы нашли единый свет для многих" или в гимне II.24.3: "Вот деяние для самого божественного из богов; прочные твердыни были разрушены, укрепления ослаблены; вверх погнал Брихаспати коров (лучи), гимном (brahmanā) сломил он Валу, он устранил тьму, он явил Свар"; кроме того, в гимне V.31.3 мы встречаем такой стих: "Он погнал вперед хорошо доящихся коров из скрывающего их загона, он Светом раскрыл всепоглощающую тьму". Однако в случае если кто-то скажет нам, что в Веде отсутствует связь одной части предложения с другой и что риши, не обремененные законами здравого смысла и логики, свободно перескакивают от образа Коров к Солнцу, от идеи тьмы к дравидийским пещерам, то в ответ мы можем предложить гимн I.33.10, в котором открывается полная тождественность этих образов: "Бык Индра сделал удар грома своим союзником" или, возможно, "нашел ему применение (yujam); он с помощью Света извлек лучи (коров) из тьмы", – мы должны помнить, что удар грома есть svarya ashmā, он несет в себе свет Свара; а также гимн IV.51.2, который затрагивает и вопрос о пани: "Они (Зори), воссиявшие, чистые, очищающие, раскрыли врата загона – врата тьмы", vrajasya tamaso dvārā. Если же, несмотря на все процитированные отрывки, мы продолжаем видеть во всем этом лишь исторический миф о Коровах и пани, значит, мы действительно вознамерились поместить смысл Веды в эти узкие рамки, хотя сами гимны говорят нам об обратном. В противном случае мы должны признать, что это наивысшее сокрытое богатство пани, nidhim panīnām paramam guhāhitam (II.24.6) является не просто изобилием обычных стад коров, но, как ясно указывает гимн Пуруччхепа Дайводаси (I.130.3), это есть "сокровище неба, скрытое в тайной пещере, как зародыш Птицы, внутри бесконечной скалы, как загон для коров...", avindad divo nihitam guhā nidhim verna garbham parivītam ashmani anante antar ashmani, vrajam vajrī gavām iva sishāsan.

Есть множество отрывков, в которых связь двух легенд или даже их тождество отчетливо проявлено; я процитирую лишь несколько наиболее характерных из них. В одном из гимнов, подробно излагающих этот миф, мы находим такие строки (I.62): "О Индра, о Могучий, ты вместе с Дашагвами (Ангирасами) ревом пронзил Валу; воспеваемый Ангирасами, ты явил Зори с Солнцем и с Коровами явил Сому". Есть также гимн VI.17.3: "Услышь гимн и возрасти от слов его; яви Солнце, сокруши врага, выпусти Коров, о Индра!" А в гимне VII.98.6 мы читаем: "Все это богатство из коров, которое ты озираешь оком Солнца, принадлежит тебе, ты единственный властитель Коров, о Индра", gavām asi gopatir eka indra, а чтобы показать, какого рода коровами владеет Индра, взглянем на гимн III.31, повествующий о Сараме и Коровах: "Победоносные (Зори) прильнули к нему, они познали великий свет из мрака; знающие, Зори взошли ему навстречу, Индра стал единственным господином Коров", patir gavām abhavad eka indra. Далее в гимне говорится о том, как при помощи силы ума и благодаря открытию всего пути Истины семеро мудрецов, Ангирасы, погнали Коров из их прочной темницы и как Сарама, знающая, отправилась на зов нетленных стад и отыскала пещеру в скале. Ту же самую связь, появление Зорь и открытие широкого солнечного света Свара мы встречаем и в гимне VII.90.4: "Зори взошли совершенные в своем сиянии и беспорочные; размышляя, они (Ангирасы) нашли широкий Свет (uru jyoti); они, возжелавшие, открыли простор с Коровами, и воды потекли на них с небес".

Также и в гимне II.19.3 мы встречаем эти образы – Дни, Солнце, Коровы, – собранные в одном стихе: "Он дал рождение Солнцу, нашел Коров, из Ночи произвел явление дней". В гимне IV.1.13 происходит отождествление Зорь и Коров: "Хорошо доящихся, имевших загон в скале, сияющих в скрывающей их темнице они погнали вверх, Зори, отвечая на их призыв"; если только здесь не имеется в виду – хотя и такое возможно, – что Зори, призванные Ангирасами, "нашими человеческими отцами", о которых говорится в предыдущей строке, пригнали к ним Коров. Далее, в гимне VI.17.5 появление Солнца описывается как результат раскрытия загона: "Ты зажег Солнце и Зарю, проломив твердыни; ты сдвинул со своего основания огромную скалу, заключавшую в себе Коров"; и наконец, в гимне III.39.4-5 происходит абсолютное отождествление этих двух образов в их мифологической форме: "Никто среди смертных не может осудить этих отцов наших (или, как я бы скорее перевел, – нет бренной силы, способной ограничить или помешать им), которые сражались за Коров (находящихся у пани); могущественный Индра, вершащий труд, раскрыл для них крепко запертые загоны с коровами; когда друг со своими друзьями Навагвами, став на колени, последовал за коровами, тогда с десятью, с Дашагвами, Индра отыскал истинное Солнце (или, как я бы перевел, – Истину, Солнце), пребывавшее во тьме". Отрывок имеет очень важное значение; совершенно очевидно, что эти коровы есть Коровы пани, за которыми следуют Ангирасы, на четвереньках проникая в пещеру, те же, кто их находит, – это Индра и Ангирасы, называемые в других гимнах Навагвами и Дашагвами, а то, что найдено благодаря проникновению в коровьи загоны пани в горной пещере, – это не украденное богатство ариев, а "солнце, пребывавшее во тьме".

Таким образом, мы установили вне всяких сомнений, что ведийские коровы, коровы пани, коровы, которых похитили, за которых сражались, искали и вернули, коровы, которых желают риши, коровы, возвращенные при помощи жертвоприношения и пения гимнов, при помощи пылающего огня и стиха, придающего силу богам, а также при помощи Сомы, несущего богам экстаз, – это коровы символические, это коровы Света, в ином, в сокровенном ведийском смысле этих слов – go, usrā, usriyā – сияющие, лучезарные стада Солнца, светозарные формы Зари. Это неизбежное заключение прочно утверждает краеугольный камень истолкования Веды высоко над уровнем грубого материализма примитивного богопочитания, и Веда раскрывается как символическое писание, как священная аллегория поклонения Солнцу и Заре или же культа высшего и внутреннего Света, истинного Солнца, satyam sūryam, которое тайно пребывает во мраке нашего несознания, сокрытое как зародыш Птицы, божественного Хансы, в бесконечной скале этого материального существования, anante antar ashmani (I.130.3).

Хотя в этой главе я с определенной жесткостью ограничился лишь свидетельствами того, что эти коровы есть свет солнца, которое сокрыто во тьме, даже при этом их связь со светом Истины и с солнцем Знания уже проявилась в нескольких процитированных отрывках. Когда же мы перейдем к рассмотрению не отдельных строк, а целых фрагментов из этих гимнов об Ангирасах, мы увидим, как намеки, имеющиеся сейчас, становятся ясной достоверностью. Но сначала мы должны взглянуть на этих риши Ангирасов и на обитателей пещер, сподвижников тьмы, у которых риши отвоевывают лучезарные стада и пропавшее Солнце, – на загадочных пани.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Психологическая библиотека клуба "Познай Себя" (Киев)