Всё обо всём

Мы пользуемся своей интеллектуальной сверхприбылью

Мы пользуемся своей интеллектуальной сверхприбылью




- Что собой представляет "Баспик" на сегодняшний день? Как ему удается выживать в период кризиса?

- ВТЦ "Баспик" - единственное инновационное электронное предприятие, которое обладает необходимым запасом конкурентоспособности не только на российском, но и на мировом рынке. За 2009 год объем производства, несмотря на кризис, увеличился на 65%, достигнув 225-230 млн рублей. Фактически мы уже не малое, а среднее предприятие. Средняя зарплата - 19 тыс. рублей, создано 160 новых рабочих мест. Никаких сокращений за период кризиса у нас не было. В этом году мы планируем выпустить продукции на 330-360 млн рублей, и каждый день принимаем на работу людей.

Уже два года "Баспик" реализует в инициативном порядке рассчитанную до 2015 года инновационную программу развития республиканской фотонаномикроэлектроники под названием "Старт". Ни копейки из бюджета мы не взяли за это, сами разрабатывали. На экономическом форуме в Сочи она была представлена премьеру Владимиру Путину. Программа создает прочную основу воссоздания электронного комплекса на принципиально новых основах - новых технологиях, новом менеджменте, новых рынках. Она направлена на международный уровень от Европы до США. Мы - высокорентабельное предприятие с прозрачной экономикой, создаем высококачественные рабочие места. Закрываем некоторые стратегические направления в оборонной доктрине государства - военной технике. Мы ничего не потеряли от советского периода, все бережно сохранили. Начинаем культуртрегерскую работу на "Гране" с библиотек, с классов обучения. Там в образцовом состоянии библиотека - 27 тыс. томов. Все отчеты в образцовом состоянии. Такие, которые тоннами выкидывались и в Москве, и в других городах России после развала СССР. Необходимы объекты социальной сферы. Хоть буфетик - люди должны кушать где-то.

Сейчас есть такое понятие - "интеллектуальная сверхприбыль". Естественно, надо до нее дорасти, не повторять зады кого-то. "Баспик" эту сверхприбыль имеет, мы свое делаем. Свой волоконно-оптический диск, своя волоконно-оптическая пластина. Вот я разработал новую МКП и цену солидную поставил. Было 110 долларов, я 180 поставил. А за границей они - начиная от 330 евро. Мы сейчас пользуемся интеллектуальной сверхприбылью. Самое выгодное в постиндустриальной экономике XXI века. Мы делаем то, что другие не могут, - и по разумной цене. В Китае, например, ЭОП (электронно-оптический преобразователь. - Прим. "Эксперт Юг") стоит 3100 долларов, а у нас - 1200-1800 долларов. Естественно, выгодно нам по двойной цене гнать комплектующие в Китай.

- Что вы ждете от реализации программы "Старт" в итоге? Она будет осуществляться в рамках вашего технопарка?

- В технопарке сегодня состоят "Баспик" и завод "Гран". Мы занимаемся 12 направлениями фотонаномикроэлектроники, начиная от комплектующих до конечной продукции. Необязательно военных, это также медицина, экология и пр. В ближайшие годы мы должны "тиражироваться" в десять раз. К 2014 году мы хотим выйти с 300 млн на 3,5-4 млрд рублей. Много это или мало? Пусть меня ругают, но я скажу правду. Остатки электронной промышленности госкорпорация ООО "Российская электроника" - 40 предприятий, входят в ГК "Ростехнологии", сегодня все вместе делают эти же 4 млрд рублей. Мы одни будем делать этот же объем. Наконец складывается рабочий альянс между высокотехнологичным наукоемким предпринимательством, который я представляю, региональной и федеральной властями на основе общности интересов. Всем это выгодно - и политически, и экономически, и социально.

- За счет чего вы можете этого достигнуть?

- За счет критических и замещающих технологий. У нас есть потенциал, наша проблема - тиражирование. Для этого нужно производство, кадры. Но для этого нам нужно порядка 400 инженеров - хороший заказ на оживление высшего образования. 1300 квалифицированных рабочих - это даст толчок для профильных ПТУ, и техникумы, о чем я неоднократно уже говорил республиканскому руководству. Почему я должен договариваться с ними о подготовке кадров, а не власти, в чьи обязанности это входит? Для решения кадровой проблемы мы работаем со Ставропольским университетом, наноцентром, некоторыми заводами, но у них нет объемов производства, а у нас есть. Мы будем их подпитывать. Есть Ростов, Южный федеральный университет, Таганрогский радиотехнический, Кабардинский университет, Владикавказский горно-металлургический институт. Промышленность не дает заказов, мы даем. Зачем мне тянуть сюда наномикроскоп за 20 млн долларов, когда у них там он стоит, но на нем никто не работает. То, что мы сами не сможем сделать, по кооперации сделают те, кому мы передадим заказы.

- Что мешает вам для нормального выполнения этой программы?

- Мешают вопросы управления. На федеральном и региональном уровнях требования президента и премьера о перестройке управления на инновационном уровне еще не наступило. Мы это чувствуем. У руководства своя система - у нас в республике никто персонально не отвечает за инновационное развитие, и поэтому высшему руководству нужно лично этим заниматься. Так нельзя. В Ростове, Новосибирске очень мощные советы академиков по инновациям. А тут - "мы сами все знаем". Это просто еще один способ распиливания денег. Появляются какие-то люди из центра, предлагают сделать "программу развития". Делают так, что смеяться хочется. Потом они исчезают, появляются другие. Я им говорю: я никого не знаю, я сам сделаю свою программу. И делаю. У нас стратегическое управление России складывается из управления регионов, а региональное управление не имеет теоретической основы и практики. То, что было в СССР, разрушено, а то, что сейчас есть, - вообще непонятно. Есть концепция "выравнивания регионов", или наоборот - "создания локомотивов", а остальные - как хотят пусть выживают. Я давно говорил, дайте 2 млрд на Кавказ - 1 млрд, понятно, сразу разграбят, но 1 млрд ведь поместится, будут созданы рабочие места. В Северной Осетии за 15 лет не построено ни одного завода. Создаем только мы. Но и здесь проблемы. Физический факультет нашего университета в прошлом году выпустил трех физиков. Технологический университет не создал ни одного рабочего места, ни одной технологии не дали на практику, а мы даем. Мне же нужно 60 инженеров электронной техники для программы ежегодно. Но на третьем курсе у них группа - 17 человек, хотя заявку я подал еще два года назад.

- Воруют у вас?

- Подворовывает директор на "Гране". Да они все воруют на строительных работах. Причем мои же ученики, ничего не сделаешь. Ментальность такая, хоть немножко, но своровать. Главное, что воруют, а дело не делают. Очередная проверка это показала. Я им и говорю: "Пришел - не воруй. Ты же больше будешь зарабатывать, куда ты лезешь?" Снимать надо. Мне эфэсбэшники говорят: давай, мы сделаем это. Я не согласен. Что, каждый раз менять директора? Надо воспитывать, буду воспитывать. Они ж меня знают, я ж этого не спущу. Я все проверяю и за горло хватаю. Я уже миллиона три так вернул с этих строительных фирм. Я их не боюсь - всех бояться, так лучше не жить. Шаромыжники. Пусть они боятся.

- У вас были серьезные экспортные заказы. В том числе со странами НАТО?

- Сегодня объемы экспортного производства "Баспика" не превышают 10% продукции, продаваемой на внутреннем рынке. Нами заключено соглашение с крупнейшим технопарком Германии - берлинским "Алленхоффом" о совместной разработке уникального микроканального рентгеновского преобразователя изображений с объемом продаж на внешнем рынке не менее 500 тыс. евро в год.

В настоящий момент с участием "Рособоронэкспорта" (так как это продукция двойного применения) ведутся переговоры о продаже продукции "Баспика" компаниям Турции и Индии объемом до 400 млн рублей. Сегодня практически достигнута договоренность о продаже лицензии на технологию производства МКП на сумму 8-10 млн долларов с одной из турецких компаний, ведутся аналогичные переговоры с фирмами Ирана, США, Швейцарии и Франции.

В конкурентной борьбе мы фактически вытеснили из России китайских производителей (осталось всего 5% у них). После чего китайцы изъявили желание покупать эту продукцию у нас. Начался новый тур переговоров с индийцами и турками.

Мы серьезно продвинулись в контактах с одной из богатейших профильных компаний США с оборотом по технике ночного видения 8 млрд долларов, но здесь достаточно много трудностей политического плана. Качество нашей продукции они знают, но торговать с Россией опасаются.

В Чикаго общались с представителем одной из крупных фирм, которые изготавливают приборы ночного видения. Началась война в Ираке, и выяснилось, что начали отказывать приборы. В МКП оказался скрытый брак. Я им говорю, что мы можем поставлять так называемые бесфильмовые МКП - очень серьезное продвижение в технике ночного видения. МКП, которые не шумят. На 30% дальше видят, чем обычные. Если наше правительство будет согласно, мы можем вам поставлять. Они ухватились, но никак пока не могут найти общий язык со своим Госдепом. Я им говорю: хорошо, когда наши приборы российские, которые лучше ваших, появятся на мировом рынке, тогда все быстро все поймут и решат.

На выставке я встретился с представителями компании ATN (American Technologies Network Corp.) - крупнейшего дилера приборов ночного видения. Возглавляет ее Лени Габель, он же Леня Габель из Одессы. Он пытался купить "Баспик" лет шесть назад. Он мне говорит: "С ними тяжело, они упертые. Они будут покупать нас в целом". Я отвечаю: "Мы в целом продаваться не будем, а вот МКП бы продавали с удовольствием".

Дело в том, что западных бизнесменов до дела никто не знает. Здесь люди есть даже вполне трезвые, которые много потеряли уже от этих иностранцев. И я тоже. Они вас разденут так, что вы не заметите, как говорил Шелленбергу папаша Мюллер. Они тебе будут говорить о Христе, о свободе, но ты обнаружишь вдруг карманы пустые.

- Сейчас много говорят о создании кластеров на территории СКФО, в том числе и с участием наукоемких предприятий. Ваше отношение к этому?

- Познакомившись с кластерной политикой развития производительных сил, идеологом которой является полпред Александр Хлопонин, "Баспик" выступает с инициативой на базе программы "Старт" организации кластера электронно-промышленных предприятий. Пока без промышленных предприятий мы можем говорить только о нашем технопарке. Через технопарк и надо идти к инновационному кластеру, основу которого мы закладываем сегодня. Поэтому мы хотим взять в орбиту осетинские высокотехнологичные промышленные предприятия, которые сегодня фактически "лежат", производя продукции на 5 млн рублей в год по сравнению с нашими 230 млн рублей. Мы хотим развивать кластер электронных высоких технологий двумя пятилетками - 2010-2014 и 2015-2020 годы. В нем нужно будет развивать не только фотоэлектронные технологии, но и другие, которые в латентном состоянии остались на наших предприятиях. Вот так мне представляется идея Хлопонина о создании в субъектах федерации собственных конкурентных преимуществ. А то у нас все хотят только на лыжах кататься, а остальные холуями - шашлыки жарить, под зурну танцевать. Не пойдет так, ребята. Будет нас поддерживать правительство или не будет, мы эту идею представим Хлопонину, и, я думаю, она попадет в программу развития "Северный Кавказ". Хлопонин сказал: "Находите свое конкурентное преимущество и бейте в него, и вокруг создавайте инфраструктуру". К сожалению, на Кавказе никто ничего не может найти, кроме гор. Но у нас политическая обстановка плохая, никто сюда не приедет. А если приедет, то будут здесь только иностранные фирмы, иностранные технологии, иностранные рабочие, а наши будут только в прачечных стирать белье. Которые тоже будут работать на иностранном оборудовании. А я создаю снова средний класс. У меня люди нормальными людьми стали. Вы бы знали, какими они были бедными, когда мы начинали.

Предприятия промышленные должны быть под жестким управлением. Их надо переделать. Что ж это такое, жулика оставить, только ему дать денег? Так они же все разбазарят, мы ж это знаем. Хорошие ребята, но они все разбазарят.

- Полпред в СКФО поддерживает вашу программу?

- Уже поддержал. Ведутся переговоры с различными банками с помощью правительства РСО-А с ВТБ, ВЭБом о возможности получения крупного кредита под этот проект. За последние полгода "Баспик" заключил еще одно соглашение в рамках Сочинского форума с новосибирским заводом "Экран - оптические системы" ("Экран-ОС") на производство продукции техники ночного видения. Параллельно с 2008 года мы работаем и с новосибирским заводом "Катод" (Новосибирск - центр производства приборов ночного видения) над реализацией совместных проектов. За два года мы по ним заработали свыше 200 млн рублей. Сейчас новый этап работы в кооперации с Новосибирском - они нам начинают передавать производство.

Мне вот сейчас звонят из департамента радиоэлектроники "Роснано" и просят "дать тему в течение часа, ибо "сверху" есть серьезное указание". Я им говорю: зачем через час, уже готов на 60 млн рублей - волоконно-оптические диски для техники ночного видения с поворотом на 180 градусов. Мы в этом году уже освоили НИОКР по ним, то, что Россия сейчас не производит. Как не делала и микроканальных пластин (МКП) до нас. Диск стоит 150 долларов как минимум, мы их должны выпускать не менее 10 тыс. штук в месяц. Пока берут китайские, плохие. Мне все говорят: давай, есть потребность.

Есть даже перечень поручений Хлопонина в правительстве РФ, конкретно, мы должны делать с "Роснано" продукцию микронанотехнологий и преобразователи. Но они же пока не выжмут все соки, ничего делать не будут. Им надо, чтобы только сверху что-то сказали. Мы представили эту программу на уровне замглавы "Роснано", проект на 650-700 млн рублей на разработку продукции, входящей в программу "Старт".

- Насколько сложно вам работать с "Роснано"?

- Очень сложно. На мой взгляд, там очень квалифицированные люди, но это машина не работает на основную цель - продвижение новейших инноваций. По-моему, она не работает и на государственный интерес. Мне кажется, эта машина работает на свои корпоративные цели. Получив нежданно-негаданно огромные деньги, они стараются у себя их удержать. Из этого диктуется их поведение - сделать чрезвычайно запутанным и многозвенным процесс рассмотрения и принятия решения по заявкам. От начала рассмотрения до получения финансирования года два проходит. Хотя в наше время это должно быть два месяца. Почему так? Как всякие матерые чиновники, они отличаются полнейшим нежеланием рисковать. Банк рисковать не хочет, они не хотят - я должен рисковать. А они что? Они будут только грести. Наши новосибирские коллеги прошли весь путь согласований, дошли до экономики и выяснили, что там совершенно кабальные условия. Мы, говорят, плюнули и ушли. В мире таких условий нет, умные, толковые люди их сами для себя такие придумали.

Я два раза был со своим проектом на экспертном совете - в апреле и декабре прошлого года. Я понял: эти люди не способны деньги отдавать. Могут только таким образом, чтобы у них оставалось больше, чем у меня. Мне Валерий Гергиев уже говорит: давай я тебя с Чубайсом сведу, познакомлю. Я ему отвечаю: да что ты думаешь, познакомлюсь, и он мне денег даст? Система такая действует, она задумана так. Там дело не в Чубайсе. Вот сейчас делают новую Кремниевую долину под Москвой. В месте, совершенно для этого не приспособленном. Там в пять раз больше денег потратят, а Новосибирску не дадут, и Дубне не дадут, и Черноголовке. Лучше, мол, мы здесь сделаем и поставим сразу над этим олигарха и дадим ему вперед 100 млрд. Ничего из этого не получится, уверяю. А вот у меня получится. До тех пор будет получаться, пока я не свяжусь с государством.




Комментариев: [0] / Оставить комментарий

Keywords:


Всё обо всём © Padayatra Dmytriy
Designer Padayatra Dmytriy